Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Моя колонка в "Завтра"


«Битва  за  историю»



«ИЛИ  ЗАБЫТО,  ЗАБИТО, … ?»


Неделю  назад   в  Сети  появилась  беседа  автора этих  строк  на  конференции  Евразийского  Союза  молодежи на  тему «Русская  партия  внутри  КПСС»  (см. в  т.ч.  http://maxpark.com/community/politic/content/3750193 ) ранее так  называлась   книга  одного  из   участников  «РП»  А,И.Байгушева, цитированного  в  беседе).  Был  затронут  вопрос  о причинах  поражения  «Русской  партии»  и о  том,  могло ли  накануне  «перестройки»  все  пойти  по  иному  пути. Что-то  обсуждалось и  не  без участия  автора  этих  строк.


Во  второй  половине  80-х   в  журнале  «Советская литература» (его  главным  редактором  был  А.А.Проханов) была опубликована моя  статья  «Погибельные тропы  и  последние  пути России».  Она  состояла  из  двух частей.  Первая  была  направлена  против «коммунистческого  тоталитаризма»  (молодо-зелено) и  марксизма (что  было  правильно) ,  однако вывод лелался  принцпиально  иной,  чем  в  «перестроечных»  изданиях.  Придерживаюсь его  до  сих пор:  основным  противоречием  СССР  было противоречие  между  созидательно-клнсервативными  задачам  государства  как такового  и  разрушительно-революционной  идеологией «марксизма-ленинизма»,  так  и  не  изменившейся даже  в  ходе  сталинской «псевдоморфозы» Как  выйти  из этой  ситуации  без  очередных  «великих потрясений» и  тем более без  гибели  Родины ?  Всё  гнездилось  в  самом  сердце  политической системы -  в  КПСС, которая -  именно  в  целом, а  не  только в ЦК  или  Политбюро -  оказалась  на  месте  свергнутой  Царской  власти ,  и  была  именно  и  собственно  Государством  (а  не  партикй). Отсюда  неотменимо  следовал  вывод  о  том,  что  отмена  статьи  Конституции ( о  «руководящей  роли  КПСС)  приведет  к  распаду страну,  поскольку  из  политической  системы будет  изъят  единственный  государственный  стержень :  Более  того,  уже  тогда  я  пришел  к выводу о  гибельности  «конституционализма» для  России вообще. Cоветы  лишь  внешняя оболочка,  а реальная  (западная)  демократия  в  условиях  России  ( уже тогда  я назвал  климат,  природное разнообразя,  многонациональность и протяженность  границ)  непригодна.  Однако  идеологическое  доминирование  «перманентной  революции» -  через  ту  же КПСС  -  ведет  (в  смысле  вело)  в  свмоупразднению  и  «партии»,  и страны,  целиком  пребывавшей  в  руках  «партии».  Это  было  также  хорошо  видно по деятельности  ЦК,  уде  тогда  работавшего  в  рамках  «мировой левой»  на  многопартийнсть, демократию  и  «конвергенцию». 

Вывод был  сделан  такой.  Власть  «партии»  должна  быть  не  только  не упразднена,  но  укреплена. Более  того,  пусть  к  ней  перейдут последние  остати  «власти  советов».  Однако  всесто  коммунистической  толталитарности  должен  быть  взят  курс  на  открытую  авторитарность.  Партия  меняет  название,  например, на «народную». Возвращается  Русский  патриотзм, хотя  бы на  уровне  «сталинского  тоста».  Идеи Маркса объявляются  несостоятельными  или  изжившими  себя. Они заменяются   «созидательным  патриотизмом», история  страны  рассматривается  в  едином  целом,  а  деяния  Царей  как  предшествующие  достижениям  Советской  власти  (тогда  так).  В  дпльнейшем  это  должно  было привести  к  легитимации Царской  власти как  таковой. 



В  то  время  мне казалось,  что  рыночная  эеономика  не  опасна,  и  переход  к  ней  возможен на  авторитарной  основе.  Анализируя  свою  схему  сегодня, я  прихожу  к  выводу,  что это  было  единственной  крупной  -  увы, не  маловажной  -  ошибкой.  Рынок  точно так же,  как  и  демократия  -  смерть  России.  Но  «еже писах,  писах»..

В  те  годы  мне  довелось  сотрудничать  с  только  что  созданными   Российским  Христианскми демократическим  движением (РХДД)  В.В.Аксючица и  Союзом  «Христианское  Возрождение» В.Н.Осипова. Статья широко  обсуждалась  в  рамках  ВООПИК  ( оставшегося  от  старой  «Русской  партии») –один  раз  под эгидой  РХДД,  второй  -  ХВ.  Виктор  Владимирович тогда  сказал,  что  первую  часть надо  выбить  на  граните, а  вторую  сжечь  (так, кстати,  поступил  выходивший  тогда  в  ФРГ  журнал  «Вече»,  вторую часть  «потеряв»).  А   политзэк  с  двумя  ходками  Осипов как  раз внимательно  отнесся  именно  ко  второй  части -  переход  к  Русскому православному государству  без  распада  страны  был тогда  его главной  думой.  И  по  его  предложению  мы  вместе   с  членами  ХВ  художником  Вячеславом  Деминым и    поэтом  Алексеем  Широпаевым ( вот  нельзя все  таки  «богеме» -  «отнихже  первый есмь  аз» - заниматься  такими  вещами!)  начали  работать  над  «письмом  к  съезду»  КПСС,  каковое, разумеется,  скорее  всего,  не  вышло  за  рамки  приемной  на  Старой  площади.   Нет, конечно,  уже  никаких  репрессий,  полная  «швабода». Но  именно  «швабода»  и  означает,  что ничто никому  не  нужно.  Кроме  того, за  что  платят  деньги.  А деньги  платили  и  платят  (тогда  и сейчас)  за  ликвидацию  Великой  России.

Как  сейчас  помню   один   из  заданных  нам  при  обсуждении  вопросов:  «Так  вы  хотите, чтобы  нами  руководила  фашистская  партия ?  »

А мы  хотели  Русского  Царя.


Потом  наши  пути  с  Деминым  и  Широпаевым  разошлись.  Но  это  было  уже  потом.

http://zavtra.ru/content/view/bitva-za-istoriyu-155/

Генерал-лейтенант Л.П.Решетников

Признаюсь,  что  даю  этот  перепост  не  без  некоторого  внутреннего  напряжения.  Однако  сделать  это надо.  Генерал-лейтенант  Леонид Петрович Решетников  -  профессионал  в  самых  глубоких  стратегических  областях,  крупнейший  в них специалист.  Владеющий  огромной   информацией.  А  самое  главное  -  человек  Русский  и Православный,  в  чем  нет сомнения,  как  оно  есть  в отношении  многих.

Если бы  не  последнее,  можно  было бы...   и  проч.

В  отношении  большевизма  полностью  согласен с Генералом.  Здесь  все  ясно.

Но.

Вижу,  что  его позиция  решительно  отличается  от  утверждений  о  "сталинской контрреволюции" (  хотя  в  любом  случае  не  доведенной  до  конца).  Здесь...   Впрочем,   мое  любимое :   "При  приближении  к  сущности  вещи  раздваиваются" (Доминик де Ру - Жан Парвулеско).  И  еще :  "Все  болит  у  древа  жизни  человеческой" ( К.Н. Леонтьев)

Все-таки  -  и  то,  и другое.

Кстати.

Противопоставление  ведения  войны Николаем II ( на чужой  территории)  и  Сталиным  ( на своей)  выглядит  достаточно  убедительно.

Так  или  иначе...


___________________________________________



Оригинал взят у antikob в Победа и Сталин

_____________________________________________________________


Ну,  а  ведущая...   : (

Широпаев

ДВА  СТАЛИНА  АЛЕКСЕЯ  ШИРОПАЕВА





Алексей ШИРОПАЕВ
СТАЛИН
На смерть Анатолия Рыбакова, “дитяти Арбата”



Воздух ночи кристален.
Тишина, как в раю.
Мне мерещится Сталин,
Облаченный в броню.

В его голосе - бронза.
В его шаге - свинец.
Отблеск цвета мороза
На челе, как венец.

“Я - державная сила,
Полюс праведных уз.
Я вернусь Михаилом,
Я Артуром вернусь.

Пусть бормочет-колдует
Литератор-еврей.
Чуешь? С севера дует.
Я уже у дверей.

Станет Белой столица,
Станет Русскою речь,
Лишь поднимет десница
Государственный Меч.

Вздрогнет стрелка на башне
И назад побежит.
Грянут шахты и пашни
Обвинение: “Ж..!”

Будет черная плаха,
Будет слякоть врага
И секирного взмаха
Золотая дуга.

Нет, не каменным гостем -
Я владыкой приду.
Слушай, вражина, поступь
Сквозь могилы плиту.”

                               1998




ПОЗДНИЙ СТАЛИН

Виктору Суворову

О, как страдал Великий Маршал
В ночных томлениях своих!
Он не добрался до Ла-Манша,
Дворец Советов не воздвиг!

И не постичь пустым профанам
Ни горизонтов и ни грёз…
И только домом Иофана*
Остался замысел-колосс.

Мелькают тёмные фасады
В ночи за стёклами автО.
А он бурчит себе с досадой:
«Не получилось. Всё не то».

Упала трубка на колени.
Ему мерещится во сне
Дворец Советов, гордый Ленин,
Встающий в дымной вышине.

1 июля 2012 г.

*Борис Иофан - автор нереализованного проекта Дворца Советов, построивший известный Дом на набережной (часть задуманного единого архитектурного комплекса, центром которого должен был стать Дворец Советов).

http://rufabula.com/author/alexey-shiropaev/496

_____________________________________________________________

1.   Оба стихотворения  -  безусловная Русская  Классика  в  лучшем  смысле  слова.  Тютчев,  Гумилев,  Георгий  Иванов  ( немного Ходасевича не мешает).  Только  так  и  оценивать.

2.  Политически. "Мы   Вольтеров  арестовывать  не будем"  ( генерал  де Голль - о Ж-П Сартре  в  1968 г)

3  По  смыслам.  О  Широпаеве  как  Русском  историософе  ("Тюрьма  народа"  и  проч.)  и  тем  более  как  о публицисте  здесь  не говорим.  Это  узоры  и  инкрустации следующего.

4.  Следующее.  Как коренной  советский  человек  Широпаев  прошел  свой  путь  "к истоку" - от  Сталина  к  Ленину.    Это  отвратительно.


Ипатьевский  подвал.



PS  Сам  такой  же  "чисто советский".  Не отрекаюсь и не зарекаюсь.  Поэтому  Кургинян  рулит.
.

Ленин, Сталин и "Ленинградское дело"

Оригинал взят у oleg_ober в Кузнечевский Ленинградское дело
Оригинал взят у oleg_ober в Кузнечевский Ленинградское дело
Книгу Кузнечевского "Ленинградское дело. Наивная попытка создать этнически чистое русское правительство была утоплена в крови" можно приобрести здесь. Доступна также покупка через интернет-магазин.


___________________________________________________________________________________________

На самом  деле  -  "Ленинградское  дело"  -  неизбежный  результат "ленинской  национальной  политики"  и  деления  страны  на  "суверенные  советские  республики"

Сталин,  в  1922  году возражавший  "ленинскому  плану  СССР",  в  конце  концов  оказался заложником  собственной  "верности  Ленину" и  вообще  "идеалам  марксизма", и  шире  -  освободительного  пафоса  "Просвещения".
В  конечном  счете  -  при  всем  признании  заслуг  Сталина  -  безудержнвый  сталинизм  многих  русских  патриортов  сегодня  -  жест отчаянья  и  тупик.

Годовщина. Дугин о Сталине

А.Г.Дугин



Газета "Завтра", 1999
"Русская Вещь", Арктогея, 2001



ИОСИФ СТАЛИН: ВЕЛИКОЕ «ДА» БЫТИЯ

«Ewig bin ich dein Ja»
Ф. Ницше











Деспот Сталин

Сталин — настолько масштабная фигура, что любое обращение к его личности, его функции, его миссии в истории сразу же ставит перед нами необъятные проблемы. Можно говорить о Сталине с геополитической точки зрения — как о крупнейшем евразийце-практике; можно с идеологической — как о выдающемся, ключевом деятеле мирового социализма; можно с государственной — как о создателе мощнейшей в истории мира империи. Но часто Сталин ассоциируется с эмблематичной, знаковой фигурой тирании и деспотизма. И от этого нельзя уйти даже в том случае, если нас интересуют иные стороны его личности.

Какова глубинная подоплека этой — тиранической — черты великого деятеля мировой истории?

Социолог Сталин

Сталин устойчиво ассоциируется с чистками, репрессиями, показательным государственным террором. Когда же дело заходит до объяснения природы этого явления, мы сталкиваемся с примитивными, сверстанными по меркам банального мышления и обывательского кругозора версиями — личная паранойя, врожденный садизм, жестокость, маниакальная мания величия, антигуманность большевистской идеологии и т.д. Все банальное — ложь, и следовательно, все придется начинать сначала.

Чему служили сталинские чистки с социологической точки зрения? Сами вожди СССР всякий раз объясняли их по-разному, исходя из «актуальности момента». Ясно, что это был «Эзопов язык», и его подробная и достоверная расшифровка увела бы нас слишком далеко в лабиринты историчес ких деталей. Налицо факт: перманентные волны чисток в высших эшелонах советского руководства. Не важно, чем они всякий раз обосновывались, важно лишь, что это — устойчивое явление, по-видимому, тесно связанное с самой социологической структурой советского общества в первой половине его цикла. Для объяснения феномена «чисток» полезнее всего прибегнуть к теории итальянского социолога Вильфредо Парето, сформулировавшего принцип «циркуляции элит».

Согласно Парето, в каждом обществе — как бы оно ни называлось и на какой бы идеологии ни основывалось — явно прослеживается неизменный общественный закон. Он заключается в том, что любое общество — и демократичес кое, и тоталитарное — всегда управляется меньшинством, представляющим собой его «элиту». Эта элита имеет строго фиксированный механизм циклического развития. Корни ее уходят в некоторую оппозиционную («пассионарную», по Гумилеву) группу, которая лишена власти и полномочий существующей верхушкой, но по всем признакам способна осуществлять центральные функции. Эту изначальную «элиту», «пассионариев», еще не пришедших к вершинам власти и сосредоточенных на периферии, Парето называет «контрэлитой» или «элитой будущего». В определенный момент «контрэлита» опрокидывает старую правящую группировку и захватывает центральные позиции в обществе (государстве), становясь, в свою очередь, просто элитой, утрачивая частицу «контр». В начале своего правления «новая элита» действует активно и адекватно, укрепляет общество, развивает его, дает общественному и государственно му бытию новый импульс. Потом она начинает застывать. Второе поколение той же элиты состоит уже из более пассивных элементов, сменяющих в спокойную эпоху первую активную, фанатичную волну пассионариев. На третьем поколении элита ветшает, стремится всячески приватизи ровать властные функции в обществе, несмотря на то, что разложение, лень, коррупция, недееспособность, паразитическое отношение к власти как к привилегии, как к капиталу, а не как к общественному служению, делают ее неадекватной номинальным функциям, и тогда она становится препятствием для развития общества. Тогда, утверждает Парето, на периферии снова оформляется «контрэли та» пассионариев, и все начинается сначала.

И Ленин и Сталин были знакомы с теориями Парето, модным в то время автором в европейских социалисти ческих кругах. Нет ничего удивительного, что большевики, столкнувшись с конкретикой «реальной политики», начинают использовать теории «прагматика» Парето, не заботясь о том, чтобы примирить их с ортодоксальным марксизмом.

Сам приход большевиков к власти — а Сталин был именно в гуще этой первой, сугубо пассионарной волны большевиков (то есть он — плоть от плоти «контрэлиты») — был радикальной, тотальной, не имеющей аналогов по масштабности сменой элит. Ленинские чистки, революционный террор — первый аккорд циркуляции элит, смена неадекватной, разложенной верхушки консервативно-капиталистической царистской России на гиперактивных выходцев с социального дна. Романовская, дворянская элита вырождалась (по Парето) уже не одно поколение, поэтому сменившая ее контрэлита большевиков вынуждена была действовать довольно радикально. Но этот этап советской истории связан с Лениным и ленинизмом.

Сталин осуществляет свои «чистки» на принципиально ином этапе, когда пассионарии низов уже надежно обосновались на вершине власти. На глазах Вождя убежденные идеалисты, фанатики «нового порядка» превращаются в коррумпированных, своекорыстных администраторов, чиновников; классовая и партийная солидарность, общность высокого идеала быстро вытесняются в большевистской элите новыми шкурными интересами. Начинается «бюрократизации» большевизма, неизбежный второй этап застывания элиты. Но Иосиф Сталин не дремлет. Тут-то и включается аппарат чисток.

Против чего он направлен? — Против социального закона стагнации элит. Сталин стремится продолжить ротацию кадров, которая имеет естественную тенденцию буксовать на каждом этапе. Стоит только какой-то активной группировке подняться к вершинам, как тут же начинается имитация деятельности, клановость, групповщина. Перед партией и страной стоят сложнейшие задачи. За них в первую голову отвечает Вождь. А тут еще неизбывная косность социальных паретовских механизмов вырождения элиты! В условиях гигантского перенапряжения всех сил нации, строящей небывалое общество Справедливости и Счастья, не до нюансов. Под нож идут все те, кто выказывают признаки «второй стадии цикла элит». Иногда возникают перегибы. Но это детали. Социолог Сталин вполне усвоил уроки Вильфредо Парето.

Пока он был жив, циркуляция элит была гарантирована. Суровой ценой, слишком суровой ценой… Но конец чисток означал необратимый процесс «стагнации». Сегодня мы знаем, к чему это привело и партию и государство.

Законы Парето подтвердились самым трагичным для страны, народа и государства образом.

Антрополог Сталин

Человечество в целом трудиться не любит. А планомерно, самостоятельно и гармонично трудиться вообще не способно по определению. Отсюда вытекает необходимость внешней мотивации труда с соответствующей его организацией.

Есть два глобальных решения: капиталистический и социалистический. Капиталистический подход заключается в том, что самым эффективным принуждением человека к труду считается экономический террор. Кто не идет трудиться, тот обречен на экономическую гибель, тот не может купить продукты, оплатить жилье и одежду. Безусловно, это форма прямого организованного насилия системы. Оттого, что угроза смерти здесь опосредована, дана через шаг, суть дела нисколько не меняется.

Есть второе решение — социалистическое. Пока человечество «не доросло» до настоящего свободного труда, приходится принуждать людей к труду неэкономическими способами. Для этого годится моральное давление, особая трудовая этика, наконец, прямое принуждение. При социализме труд не ставится в зависимость от денег и материального благополучия. Силовыми методами здесь прививаются духовные, этические навыки. Капитализм цинично относится к человеческой пассивной природе, стремится эксплуатировать ее, не изменяя. Социализм воспринимает тот же (бесспорный) факт трагически, силится его превозмочь, преодолеть несознательность человеческого существа

Отсюда два пути насилия: мягкое, но крайне циничное насилие капитализма, эксплуатирующего человеческую слабость, и жесткое, но в пределе преображающее, спаситель ное, этически оправданное насилие социализма, неэкономи ческое принуждение к труду.

Иосиф Сталин прекрасно понимал антропологический дуализм двух подходов. По ту сторону безответственных, кабинетно-интеллигентных «гуманистов» от социализма, Иосиф Сталин имел дело с реальностью, причем с нутряной, побеспокоенной, разоблаченной, обнаженной человеческой реальностью, вывернутой наизнанку после акушерской мистерии Революции.

Неэкономическое принуждение к труду, жесткая этическая антропологическая терапия—второй уровень осмысления чисток.

Людей надо наказывать, надо заставлять трудиться, надо силовым образом трансмутировать их косную природу, превращая ее из лунно-пассивной в солнечно-ак тивную, из потребительской в трудовую, из ветхой в новую. Социализм перестанет быть социализмом, если он откажется от этой важнейшей миссии. Сталин понимал все. И воплощал принципы «новой антропологии» в жизнь.

Философ Сталин

Философия социализма основана на основополагающем принципе — вторичности индивидуума относительно некоей органичной, целостной, коллективной реальности. Индивидуум — лишь отлитая деталь. Матрица — общество. Индивидуум — серийная штампованная продукция. Причем в социалистической перспективе само общество не складывается из индивидуумов, но, будучи первичным, создает индивидуумы, учреждает их как свое продолжение, как нечто вторичное.

Буржуазная философия, напротив, ставит во главу угла индивидуума. И все коллективные формы считает продуктом агломерации атомарных индивидуальных особей. Отсюда идея контрактной, искусственной, договорной, вторичной основы любых объединений — нации, государства, класса и т.д.

Два несовместимых философских подхода предопреде ляют два взгляда на террор, формируют две философии террора.

Буржуазное общество рассматривает террор как необходимую меру, осуществляемую на договорной основе над теми индивидуумами, которые переступают границы в соблюдении индивидуальных прав остальных граждан или нарушают социальный контракт, принятый этими гражданами. На этом строится либеральная теория права.

Социалистический подход иной. Не признавая первичности индивидуума, социализм совершенно иначе видит саму природу террора. Террор — неотъемлемая прерогатива общественного целого по отношению к каждому отдельному его фрагменту, коль скоро этот фрагмент отказывается признавать себя инобытием целого и заявляет (словом, делом или намеком) о своей самости. Иными словами, социалистичес кий террор направлен сущностно против «автономного индивидуума», против особой философски-бытийственной установки человека. Это — социалистический аналог того, что немецкие романтики, органицисты и русские славянофилы называли «холизмом» или «соборностью».

Нелепо мерить буржуазными нормами и критериями правовую и этическую модель социализма. Когда несправедливо истязаемые в застенках НКВД советские вожди или простые люди после унижений и пыток, тюремных лишений и морального садизма перед расстрелом выкрикивали «Да здравствует, Сталин!», «Да здравствует социализм!» — они не кривили душой и не вымаливали пощаду. Они утверждали великую социалистическую философскую истину: индивидуум — ничто перед лицом общества, но не всякого общества, а социалистического, положившего «онтологию общественного бытия» (Д. Лукач) в свое основание.

Иосиф Сталин превратил в педагогический (почти метафизический) праксис философский принцип «первичности общественного бытия».

Как и Иван Грозный, считавший царский террор необходимым трагическим элементом социального «домострои тельства спасения», Сталин через практику репрессий утверждал важнейшую духовную, сотериологическую истину.

Dulce et decorum est pro Stalin mori

Много раз цитировались слова, сказанные Сталиным генералу Де Голлю в ответ на его поздравление с Победой — «В конечном итоге, побеждает Смерть».

Что это за тезис, смутно напоминающий строем своим глубокую религиозную истину?

Смерть — это реальность, кладущая предел раздельности индивидуального существования. На этом кончаются временные и пространственные трепыхания отдельного, атомарного существа. Как будто мы входим в торжественную, темную залу, где царит возвышенный покой, мягкий строй непоколебимого, вечного, триумфально застывшего бытия. Смерть — высшая стадия дифференцированной всеобщности.

Невротичные индивидуалисты еще при жизни пытаются загромоздить чистейшие просторы смерти обрывками сюжетов и перипетий, сверстанных по аналогии с посюсторонним миром, сделать и посмертные регионы ареной бессмыслен ной мышиной возни жалких, ленивых и неказистых человеческих душ в кампании со столь же «человеческими-слиш ком человеческими» ангелами или чертями. Но как есть самый правильный сон (сон без сновидений), есть и самая правильная смерть — смерть как темная тишина, как реальный и строгий, благородный покой. То, что следует за смертью, не имеет ничего общего с тем, что ей предшествует. В синкопическом миге разрыва схватки агонии превращаются в готически успокоенное небытие. Смерть есть тайный двигатель жизни, именно она дает духовную насыщенность всему тому, что и в посюстороннем мире представляется достойным, благородным и интересным. Что может быть чище самурайского культа смерти, являющегося животворной основой верности и чести, кодекса благородного воина.

Dulce et decorum est pro Patria mori. «Сладко и благородно погибнуть за Отечество». Если внимательнее приглядимся к этой формуле, увидим, что акцент в ней ставится не столько на этической нагрузке поступка, сколько на факте смерти, который сам по себе и облагораживает все остальное. Вообще все вещи, за которые считается достойно умереть, уже сами в себе несут нечто от Смерти. Отечество, Родина — эта идея связана с умершими поколениями, с тихим миром тех, кто когда-то, жертвуя собой, создал из хаоса ландшафтов и территорий прекрасную стройную государственную конструкцию. Римляне считали империю сакральной (не контрактной), поэтому и умирали за нее с готовностью и радостью.

«Сладко и благородно погибнуть за Справедливость». «Сладко и благородно погибнуть за высокий идеал Целого». Все, что превышает индивидуальность, достойно того, чтобы отдать за это жизнь. Смерть побеждает не бытие, она побеждает лишь индивидуальность, индивидуальную иллюзию бытия. Все остальное остается. И по ту и по эту сторону. В тайной гармонии, связывающей между собой все, что по настоящему ценно.

Иосиф Виссарионович Сталин, — с именем которого миллионы русских, советских людей шли на верную смерть, с именем которого поколения трудились в чудовищных условиях, преодолевая неподатливую, косную плоть упрямой материи, с именем которого смиренно и озлобленно тянули страшную лямку ГУЛАГа и правые и виноватые, с именем которого фанатики Великой Мечты всех наций и рас бились с унизительными энтропическими темными законами Капитала, — имел необъяснимую связь с последним таинством истории — с таинством Смерти.

Кажется, половиной своего существа он напряженно вглядывался в непроглядный темный горизонт. Без дешевых ораторских трюков, без мещанских среднеевропейских факелов (напоминающих парады gay pride), без слащавой мистики бутафорских рыцарей с картонными мечами, без карикатурного псевдожречества и псведоритуала, строгий и светский, скромный, невысокий грузин, он был настоящим посланцем из высшей инстанции мира, носителем тайной вести, вести о Смерти, о ее загадочной, обволакивающей стихии, вести о тишине, о странном достоинстве того, что покинуло сферу превращений.

Великий Сталин. Молчаливый посланец Смерти.

Один индийский философский текст «Маджхиманикайо» намекает на сущность этой мистерии: «Тот, кто понимает смерть как полную смерть, и приняв смерть как полную смерть, думает, исходя из главенства смерти, думает о смерти, думает исключительно о смерти, думает «смерть — это моя последняя цель», и кто беспрестанно радуется смерти, тот… никогда не познает смерти».

Это означает, что Сталин жив, потаенно жив в каждом из нас.

"Февралисты" - за Сталина ?

Не  разделяя  "ленинских  предпочтений"  уважаемой victoriarossi ,  считаю публикуемый  ею  материал  крайне интересным  и  важным.  При  этом  обращает на  себя  внимание  вот  такое  обстоятельство:  "сталинскую контрреволюцию"  в  эмиграции  поддержали  "февралисты"  ( так  же,  как  и  христианский  демокрвт  Федотов ),  в  то же  время  как  "старомонархисты",  так  и  "младороссы"  хранили  молчание.  Это  обстоятельство  требует  отдельного и  подробного  рассмотрения  и,  возможно,  исследования.

__________________________________________________________________________________________


Оригинал взят у victoriarossi в СССР в лице Сталина предпочёл эсеровские взгляды Керенского идеям большевизма

<<Одним из самых больших поклонников «нового курса Сталина» стал бывший глава Временного правительства Керенский (а также в целом правые эсеры и левые кадеты).>> - вона оно что! а я никак понять не могла, отчего Ленин гнобится, а Сталин превозносится,  теперь понятно.

Иллюстрация к теме Государственники - имперцы - глобалисты. Кто есть кто? Разберемся!






Керенский в 1936-м: «Наконец Сталин стал фашистом!»



В 1936-37 годах эмигрантская среда кадетов и эсеров приветствовала перерождение Сталина из пролетарского интернационалиста в фашиста и возвращение России из американского технократизма в лоно европейской семьи. Также они радовались, что власть в СССР от пролетариата и интеллигенции переходит к крестьянству.

СССР конца 1920-х – начало 1930-х белой эмиграцией воспринимался не только как страна победившего пролетарского социализма, но и технократический проект американского образца. Но в середине 1930-х, как посчитала бОльшая часть эмигрантов, в Советском Союзе произошёл поворот к «базовым ценностям» страны. Одним из самых больших поклонников «нового курса Сталина» стал бывший глава Временного правительства Керенский (а также в целом правые эсеры и левые кадеты).

В 1936 году Керенский в журнале «Новая Россия» пишет, что «Советский Союз снова стал Россией». Перемену во взглядах он обосновывал тем, что советское государство после почти двадцати лет большевизма вновь стало Россией. Этот прогресс, по Керенскому, был заслугой, прежде всего, эмигрантов, поскольку они «в конечном итоге добились моральной победы над большевиками, и СССР предпочёл эсеровские взгляды Керенского идеям большевизма».

Керенский и его подвижники считали, что «Новая Россия» родилась, когда крестьяне под руководством Сталина стали управлять страной (в противовес прежнему интеллигентскому и рабочему правлению). «Рабочий класс более в СССР не господствует», – радостно констатировал он. Падение роли рабочих имело своей причиной механизацию производства, в результате которой место человека на фабрике заняли машины. Всё проистекает от того, писала «Новая Россия», что происходят огромные экономические перемены – не только в России, но и в Европе, и в США. Отсюда следует, что рабочий класс более не играет той роли, которую ему отводила русско-марксистская теория. Керенский ожидал, что теперь крестьянство позовёт эсеров обратно в Россию.

В 1936 году «Новая Россия» организовала в редакции ряд дискуссий о «Новой России». Общая их резолюция была таковой: в СССР происходят положительные политические перемены. Один из выступавших эсеров подвел такое резюме: «Керенский стал национал-большевиком. Керенский и мы – одного мнения: в России происходит  национализация революции». Критика Сталина, порождённая политикой коллективизации, правыми эсерами и левыми кадетами, была теперь  полностью забыта на страницах их газет.


Положительные оценки Сталина уже не только в этой среде, но и частично правой усилились, когда появились сообщения о принятии новой конституции СССР. Они верили, что в стране происходит не только «национализация России», но и превращение её в демократическое государство.

В июле 1936 года «Новая Россия» посвятила конституции СССР отдельный номер. Журнал писал о том, что Советский Союз движется в правильном направлении – не просто к европейской демократии, а фашизму. Керенский писал, что Сталин заимствует всё лучшее у Муссолини и Гитлера, и приветствовал это. «Конституция СССР во многом тоже фашистская. Политическая власть сосредоточена в руках единственной разрешённой партии, как это имеет место в Италии и Германии, где партия является не партией, а средством управления», – писал он.

«Пусть не думают, что в фашизации сталинской диктатуры, в превращении её из классово-пролетарской в народную плебисцитарно-цезаристскую я не вижу ничего положительного. Наоборот. Признание нации, народа, государства как единства, связанного общим прошлым, общей территорией, единством психологического склада, обязало во имя укрепления своей личной диктатуры Сталина перестроить весь каркас государства сверху донизу на новых, общенародных началах», – писал Керенский.

По его мнению, при всех её изъянах, сталинская конституция давала русскому народу перспективы. «Подлинное значение сталинской конституции – дать в руки народа орудие, с помощью которого СССР от фашизма перейдёт к демократии», – считал Керенский. С ним соглашались и меньшевики, что фашизм в СССР – лучше диктатуры пролетариата, а ещё фашизм – это возвращение страны от космополитизма и американского технократизма в лоно европейской цивилизации.

Мысли Керенского совпадали с мыслями кадетов в лице Милюкова. «Советский Союз предпринял в результате усилий Сталина лишь первый, фашистский шаг в сторону демократии», – писали они.

Кадетов и эсеров осенью 1936 года из Лондона отрезвил философ Бердяев. Он также признавал, что Сталин стал «на фашистские рельсы в духе Муссолини. Но не стоит ждать, что это как-то изменит страну в лучшую сторону». Он полагал, что зло в России исходит не от Маркса, а от Ивана Грозного, заложившего эту Систему. Бердяев прогнозировал войну западных держав против СССР – Англии или Германии – и призывал русских эмигрантов поддержать борьбу Запада против Сталина. Но и поражение СССР от Англии или Германии не будет счастьем, так как диктатура коммунистической партии будет заменена диктатурой банков и крупных капиталистов. «Вопрос о войне сделался главным для всей нашей эмиграции. Когда он будет решён, будет найдено решение и остальных проблем России», – писал он.


В 1937 году эсеры и кадеты с радостью встретили сообщения о политических судебных процессах в России. Рижская газета «Сегодня» и берлинское «Новое Слово» сообщали, что «будет скорый термидор и Сталин – рождающийся Бонапарт, а потому большевизм умирает». «Новая Россия» Керенского писала, что «направленный против троцкистов удар  полностью отвечает настроению обычного советского человека». Эти же газеты радостно сообщали, что «Сталин стал агентом Гитлера». Почти все эмигранты понимали, что на Европу надвигается большая война, и надо воспользоваться её плодами, чтобы окончательно изменить Систему в СССР.

(Цитаты: Юлитта Сулмела, «Зарубежная Россия. Идейно-политические взгляды русской эмиграции на страницах русской европейской прессы в 1918-1940 годах». Изд-во «Коло», 2004 год)

http://ttolk.ru/?p=22333

.

"Поздний сталинизм" (1943-1955): cоциализм не по Марксу и не по Ленину - экономика

Оригинал взят у mamlas в Советская глобализация по-сталински
Другие материалы от Александра Самсонова

Как Сталин освободил рубль от доллара. Сталинский план создания общего «недолларового» рынка
Сталин и государство

Советская денежная система выдержала испытание войной. Так, денежная масса в Германии за годы войны возросла в 6 раз (хотя немцы свозили к себе товары со всей Европы и значительной части СССР); в Италии – в 10 раз; в Японии – в 11 раз. В СССР же денежная масса за годы войны увеличилась только в 3,8 раза. ©
~~~~~~~~~~~


Однако Великая Отечественная война породила ряд отрицательных явлений, которые необходимо было устранить. Во-первых, появилось несоответствие между количеством денег и потребностями товарооборота. Существовал излишек денег. Во-вторых, появилось несколько родов цен – пайковые, коммерческие и рыночные. Это подрывало значение денежной зарплаты и денежных доходов колхозников по трудодням. В-третьих, крупные денежные суммы осели у спекулянтов. Причём разница в ценах по-прежнему давала им возможность обогащаться за счёт населения. Это подрывало социальную справедливость в стране.

Collapse )


________________________________________________________________________________________________________________

Все  казалось,  бы, замечательно.  Кроме  одного:  "вожизм"  и  "вождистская  идеократия"  всегда  ограничены  смертью  вождя.

Что  и  произошло.

_________________________________________________________________

До  встречи  на  Земском  Соборе.

Про Наташу

Все  как  есть.

Наташа  работала  в  нашем  доме,  сначала  в  зоомагазине,  потом  в  продуктовом.  Жила  вместе  с  сыном,  в  поселке "К;иевский",  прямо  по  прямой  от  нашего  дома  на  Юго-Запад.

Мы  с ней  часто болтали  на  разные  темы,  иногда  и  пиво  вили  ( редко)

Наташа  очень  сетовала,  что  в  школе  ее сыну  "навязывают  христианство".. Она  все  время говорила -  "Я  советская", Пытался   я  ей  объяснить,что  Русское  Православиие отличается  от   "христианства"  баптистов  и  прочих.. Она  сначала  смеялась,  потом  говорила -  "Все  одно". Любила  Сталина, Олега  Кошевого  и  Зою  Космодемьянскую. Любила  комсомол..

Пару  раз  мы  с  ней  выпмвали. (  не  более  того). Она  клялась  памятью  Зои  Космордемьянской и т.д. Я ей  объяснял,  что  я  монархист  и  проч. Она  мне говорила,  что  я  дурак.

Наташа  совершенно не  была  "советской  теткой"  -   красивая,  чувственная женщина,  блондинка...

Сегодня я  случайно  узнал, что  Наташа  погибла  в  автомобильной  катастрофе,  причем  машину  вела  она,  и  никаких  следов  алкоголя  обнаружено  не  было.

По-человечески,  она  была  права,  а  не я.

Но по канонам -  если  кто  в  силах,  помолитесь  о РБ  заблудшей  Наталие .


_______________________________________________________________________________________________________________________


ДО  ВСТРЕЧИ  НА  ЗЕМСКОМ  СОБОРЕ,