?

Log in

No account? Create an account
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
02 May 2016 @ 11:40 pm
ТОРЖЕСТВО  ДИАЛЕКТИКИ

ПОЭМА


Спросите  хоть у  старого эвенка,
Хоть у  младой  китаянки Ван-Ван,
Кем  ьыл  Владлен Васильнвч Быленков –
Молчанье птиц ответом будет вам.

Оно  всегда  вступает, обрывая
Речь позапредыдущего огня
Когда  как ткань сияет  огневая
Оборванного огненного дня

Да, Котлован, да, Колывань вполземья,
Да, Чевенгур, да, нерушимый Че,
Порукой  будет солнечное семя
Саян-синицы на  Сиян- плече.

Но точных слов не будет ни сегодня,
Ни завтра, ни  в иные времена.
Сесть у Кремля и  выйти  вверх на Сходне…
И что  ?  Одна, огромная  страна.

Одна на всех. На вся. Лесные дали
Страна.  Струна. Немыслимый Союз.
Флот Океанский.  Ордена, медали,
И  двести гроз,  и с ними двести-груз

Другой такой никто не ведал грозды.
В которой   жизнь  и  смерть едины влет
Мы  звездами  вздвигалися  на  звезды
Крестами  погружалися нод лед

Страна  всех нас.  Извечно  обрученных
На все оставшиеся времена.
Мечтателей, читателей,ученых
Всех обреченных  страшная  страна.  

+     +    +   

Про  что  я  здесь ?   Про  четырех хозяек?
Про их не мне протягутый ранет ?
Ах как я так  ?  Я ль зарюсь на глаза их,
Враг Пастернака, Клюева адепт.

Скажи, поэт, о чем  крутится ветер,
Как даже Пушкин некогда смолчал,
О чем все есть и нет чего на свете,
Для ветра все -  овраг, а не причал

А там, в овраге, будь хоть частью лисом
Хоть  почвой роз, хоть  слушателем гроз.
«Езерский» потому и недописан,
Что в нем «Зачем» неправилен вопрос.

Не  сметь себя ни помнить, ни касаться,
Ни  с чем остаться,  выжить  ни за чем,
Не  чувствовать, не жить, не  прилепляться.
Быть только дудкой.  Более – ничем.

+    +     +   

Но все,  что нам несут и слух, и зренье,
Все то, что мы историей зрвем,
Есть лишь безчисленное повторенье
Безсмысленно летящего в проем
Медлу  созданием и мирозданьем,
Меж вечностью и веком, меж судеб,
Судебных дел и судных заседаний
Пробелов, проблесков, побед и бед.
А потому и не ищи, читатель,
Кто  здесь есть кто, а кто  туман-оглы.
Случайны  совпаденья. Век – предстатель.
Все прочее – заборы и углы.

=    +    +   

Кем  был Быленков ?  Не  был он рабочим
Он даже не крестьянствовал, и не
Был  посылаем  ясно и не очень
В ближайший космос на  стальном коне.
Он  философствовал, что было, впрочем,
Отделам кадров ясно не вполне.

Он философствовал во времена те,
Когда лишь мыслью меряли страну,
А мысль  страною меряли.  В гранате,
В граните, в гроб кидая  старину.

Кидали все. Кидали всех. Килали…
Но, с колоколен брошенные в грязь
Летели ввысь и озаряли дали –
Летим! - кричали -  долбаный карась!

Да, было  философствовать опасно –
Не  страха ради не сносить главы.
Нет, смысл в смешеньи был и всех  и нас, но
Ни всех, ни нас уж нет  в  черте Москвы.

Быленков был.  Он  вправду был философ.
Но не из тех,  кто волею Кремля
Не вызывал вопросов у матросов
Отправленного  в вечность корабля

Два корабля  на самом деле  было,
Один из них ущел  на волю волн
Второго , тонущего,  в небо  взмыла
Небесная бизань, и с нею всплыло
Земное на небесный  произвол..

Быленков не был среди тех, ни этих.
Он от старин  был долог и далек
Чему порукой было имя. Нети
Таких имен несли  и  клик и клек
И  клеммы  клятв  всех,  кто  за кдек полег.

Он  был из новых, полупролетарцев,
Хотя отец, писатель детских книг
По матушке носил фамидью . Старцев,
А те происходили  из   расстриг.
Но поп-расстрига – он не поп, распоп он
В  нем  совершился  к новой жизни сдвиг
Без кумача и без креста лег в гроб он,
Как, например, крестьянин-трудовие,
И это не считали за крамолу
Ни для учебы, ни для  комсомола.

Потом  пробил неотвратимый час.
Будил народы  Молотова глас..
Владлен, смотав на берегах  Перервы
Кружки,   вращалки, блесны,  в сорок первом
Обнял отца и вышел под свинец.
Как  под венец он шел, как под венец.

+    +    +  

Он  возвращался, предъявляя  орден
И партбилет, и  волю  мылить морды
Тем, кто по справке  отсиделся  здесь…
Но и не только…
Музыку  и спесь…
Спесь тайной  воли… 
Вагнер, Шуберт, Гегедь…
Да, да, и сумрачный  германский гений
Его коснул, как ясеня дисток.
Дух Геттингена.  Ветер и потов. 

+   +   +  

Владлен Быленков в Университете
Уча по грекам греков, жил, как ветер,
Как лист, вольнее  вольного певца
Четыре, три послевоенных года
Дышали  вправду  воздухом свободы,
Хоть кто-то скажет, что не до конца.

Но  до конца не надо.  Все  мы помним,
Чем Александр закончил,  прежле Комнин,
Чем  Кеннеди, чем  всякий,  имый  стать,
Дозволивый  на всяко дозволять  

Свобола  -  это музыка  и слово,
Любовь  и смерть, сеть, полная улова\
Грибы и травы, Моцарт и Гомер,
Не  к власти путь, не  бегство от былого,
Не  смена  вех,  не  перемены вер.

К  тому  же  расхождений  с  диаматом
Быленков не искал.  Аристократом
Себя не числил он. А дивных роз
Религии не принимал  всерьез.
Не то, что против  был. Но явь забвений
Ему сокрыла  навь Богоявлений
В  порядке  слов  здесь двойственны черты.
А смысл, читатель, выбираешь ты.
.

«Могучий некрещеный позвоночник».=
Писал поэт.  Быленкову источник 
Не  Библия  была, но Гераклит
И Энгельс,  с ним единсущно слит.
Да, годы щди, и годы неспроста те =
Он  позже  сомневался  в диамате,
Считая в нем деления некстати
Одной  двух материализмов стати..

Он видел круг миров, где нет конца,
Нет цели, нет начала вечных звений.
Он сам был там, и так  его же гений
Ему его не открывал лица.

Лицо  всегда  до  времени сокрыто,
А время  есть  сокрытое лицо
Имен, времен,  Тартарии  и  Крита
В  немых  глазах  грузинки Мацацо.

Так!  Сколько глаз после войны на рынке
Центральном  промелькало в те года…
Быленкова  окликнул кто-то «Сынку!»
Он обернулся. Никого.  Звезда
Сияет красная на переходе
В метропровод. И никого. Народ
Бежит-снует о тридевятом годе.
О Перекопском взятии  поет.

Быленков  улыбнулся.  Этот оклик
Он слышал в детстве. Это был отец ? 
Нет, не отец.  Кто ? 
Пустельга, дымок ли
Над озером, где город Повенец.


+   +   +  

Иначе ль, так…  Бежади дети, даты.
Светился  Кремль,  и рядом  ГУМ-кристалл…
Быленков стал  звездою диамата,
Сам не заметив, как он ею стал.

А  дальще  площвдь Старая темнела,
Решали там. Но кто-то иногда,
Бровь приподняв и как-то так несмело
И вяло толк сбивал  вопросом «Да?»

+     +    +     

Читатель, не о том  сия поэма.
Здесь не Павленков и не  ЖЗЛ.
Былекнов  не  намек, Быленков – тема
О том, как  мира  ум  восстать посмел
Сам на себя, насилья  мир  разрушив\
До основанья, а затем….  Зачем ?
Нам не дано предугадать, а души
Суть  дань  совсем не этим и не тем.

+    +    +

Гавана. Фестиваль.  Фидель.  Быленков
С  флажеом  СССР.  Он чуть поддат.
С ним рядом русская  студентка Ленка,
Кубинская  студентка Каридад
С кем быть ему ?  С  обеми, конечно…
Причем, немедленно и  вне времен!
Люблвь – огонь, , огонь  пребудет вечно.
Самой материи есть свойство он.
А у  материи  конца ль,  начала
Нет. Здесь он это понял. У причала
Они  стоят.  Их переукачало –
Елену, Каридад, Владлена. Сон…
Сон наяву,  в дадонях махаон

Так!  Ксть любовь -  огонь по Гераклиту,
Он обоюдоостр, и он – война.
В нем  смертные и   боги  равно слиты
( не Бог, а боги,  что  марксисту  плиты
Краеугольные и письмена)
В единоимена и времена

Дее  равные, две разные подруги…
Но…  То  Гавана, Запада черты
В Москве  все  возвращается на круги
Отмеренной  моральной правоты
Арманд Инессы  стерлися черты.
Топи  в  «Столичной»  мужески порывы!
То дождь, то снег. Ну да, порою  срывы…
Но остается  мысль. Ея цветы.

Он  понял:  мысль  извечна,  и  вот в  этом
Он  расходился  и  со Старой, и
С коллегами  Она  не  скоротечна,
И не  от  нерввных отблесков. свои
Она несет истоки огневые
Едино  с  основанием ея.
Все остальное – только роковые
Перераспределенья Бытия.


Да,  пролетариата  поколенья
В истории  есть цвет,   акме мышленья
Да, мысль – огонь.  В нем  зреют  имена
Жреца, бойца,ловца. Нго орудья
Одноименно  Эрос и Война
Людей с богами. Боги – те же люди.
Взаимной  гибелью их жизнь полна.

«Но Ленин  признавал основой атом,
А не огонь» - не самый по уму
Из них  последний  разъяснял ему
Куратор  Старой  площади,  имевшй
Авторитет  не  только  посреди
Своих, но у седых научных певчих
И даже у француза Гароди.
Он также   объяснял  - спокойно, тихо,
Что есть причинно-следственая  нить
Как всеоснова снов, лищь ей хранить
Начало и конец, и  с Вами лихо
Не  нам, Владлен Васильевич, будить.

Им возражать  ?  Откуда эта  странность
Искать во всем начало и конец ?
Из  Библии ?  А как же их  сохранность,
Стерильный, вечно мятный леденец ?
Не лучше ли с позиции марксизма
Признать  хотя  бы  в  виде механизма
Двух  парадигм, ну, или психодрам…
Есть круг и линия,  Они  издревле.
Есть Махабхарата, есть Авраам.
По кругу все у бабушки в деревне.
По линии  соседка  Мариам
Борисовна, из Гнесинки, как в храм
На кофе  прерываяся едва лищь,
К концу времен   таинственно  ведет
С учениками   вдаль  стремленьем клавиш
В этюдах Черни распорядок нот.

Религия ?  Октябрь закрыл страницу.
Да, Бога нет.  Но, приглянись, и вдруг -
У тех, кто выжил, столь же разны лица:
Меж Фуделем и Лосевым граница
Опять все та же: линия и круг.

+   +   +  

Мышление  -  огонь.,  огонь -  мышленье,
И это все  материя., во всем
Повсюдувечносущая, при всем
При том и неуничтожима
И неуничтоэаемо держима,
Когда свои восходы и режимы
В себе удерживет, и вполне.

Но кто же все же дал ей  свойства эти ?
(Быленков хмыкнул – вот он, геморрой…)
Что подразумевает на планете,
Да и вокруг планеты  этот рой
Круговращения ?  Или все  иначе ?
И,  значит, диния…  Ог…  Света
                                         …  к плачу… ?
Все  ж Бог ?  Нет, только  вечная  задача.
И вечный  круг. Все линии  впридачу
Навязывает буржуазный  строй.

Вот, кстати, вам и сущность атеизма.
Всего лишь круг. Иного не дано.
Но те, кто хочет силой…Нет, оно
Не верно и не  обусловлено.
Кто верит – невиновен.  Род, харизма…
Все это  родовых корней полно
И даже Марксом не отменено
Насилье здесь вполне обречено.

(  окончание  далее)
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
12 April 2016 @ 02:06 am
НОВЫЙ  ИЕРУСАЛИМ

Поэма

Вторая редакция
1886-2016

(окончание)





Уже давно, как стал он Патриархом,
на островах обители он строил
(есть  в слове «строить» Троицы огонь) —
и две уже построил, а теперь
вот третью  теперь — одна из них
на озере Валдайском, в честь иконы
Владычицы с Афона, а вторая
на острове, на Белом море, в честь
Животворящего Креста, и обе —
весть на  весть  Нового  Иерусалима,
изображенья мысленного рая,
иконы всей преображенной твари
на острове-холме, среди лугов.
Все три — отверстья, окна в горний мир
и выходы из времени вовнутрь,
отверстые тому, кто побеждает.

+     +     +

Владыке вскоре принесут прочесть
письмо с Валдая, а в письме том весть:
в один из дней воскресных, на заре
обедня шла в его монастыре
к концу -  уж миновали Отче наш, и 
внезапно, вдруг, с  неведомых  ветвей
влетел в алтарь — откуда? — соловей,
и, сев на край  Престола, возле Чаши,
он песнь запел, что песни райской краше;
когда ж его  архимандрит схватил,
потом другой  рукой  перекрестил,
ладонь персты нечаянно разжала,
и тельце мертвое в руке лежало.

…Вот-вот повылезут, и по  земле
займутся языки огня.
От моря
Хвалынского   Казания восхлынет.
Ибир-Сибир прихлынет из-за гор,
Башкиры, воры, вороны слетятся
на запах трупа, на царев кабак,
на думных на бояр на кровопивцев.
И будет горло резать брату брат,
и поплывут по всей по Волге струги.
И к Никону от Разина послы
опальному на север доберутся
и позовут с собою на бояр
и на Царя.
Но  Патриарх ответит:
«Вам нет благословенья. Уходите».
И север запылает.
Русь на Русь
пойдет железом вырезать двуперстье
Во имя  Патриарха  и Царя,
И  после, 
Во имя  мнимого  собора,
и после,
уже  при  Софье  Царь-девице  мнимой,
и после…
и ноздри вырывать за строки в книгах,
и так, пока  не….

+     +     +


Единожы неведомо откуда
явился  кривоватый мужичок,
Лидася  речкой  речь его, как  чудо,
а  сам-то  - ну,  прямой  сверчок-строчок.
Все бегал, прыгал, говорили – лает
Вот  здесь -  поварня, здесь  колокола лить,
здесь  вбить покрепче  деревянный гвоздь…
И  вдруг  промолвил  тихо:  «Все  дела-ить…
Верни  перста два.  Устоит  авось»

+    +    +

Он все стоял и на восток смотрел,
туда, где за еловыми лесами,
за топями, за речек ледяных
извилистыми щелями, вдали,
там, куда взор со стен не проникал,
лежала на седми горах Москва.
Она сияла.  Прежде  Годунова
был  замысел  ее  соделать Новой,
в  Москве – Иерусалиму быть основой
Но это-то и вздор.  Конечно,  вздор.
И  был  бы  вновь  раздор.
Москва  есть Рим -  она  ограда градом,
Иеросалим -  и  вдалеке, и рядом.
И  Грозный  видел  молнию  до дна,
Когда сошла на двор его она.

Романовы пришли,  миротворили,
Мирволили,  журили,  не  прочли,
Что  слышит он ?   Чьи  это вздохи, или,
через века  -  вот,  выкреста,  чьих лилий
уже  после  царей шумит  ковыль  и
чьи  очи  волчьи очи  пережгли. ?

Быть  может,  это  все
лишь   для  таких ?
Их Иерусалим ?
И  здесь,  и там ?
Но  где ?
Где – там ?
И Чей то голос был ?

Да будет воля, Господи, Твоя….

И был ответ:
Ей,  в руце Божией царево сердце,
И не  царево токмо – всяко сердце,
и твари всей дана свобода воли
и дивный дар молитвы покаянной,
и силен Бог свести Свой град на царство
земное и, молитвами святых,
его Своим соделать вечным .Царством.

- Да, на  полях  моей  родной  страны
еще  какой-то,  тоже странный, голос
услышал  вдруг  нежданно Патриарх.
Он, этот голос,   здесь блуждал  средь вязов. 
Он  был иной. чем  первый, ледяной,
Он был  родной, но  прелестный  и  -  страстный,
и,  чем  душе  все  более   родной,
тем более  спасению опасный.
.
Они,  вот эти голоса,  потом,
чрез три  столетия, и  дале, дале,
быть может,  до  последняя земли
еще  сойдутся  в  самой  смертной  схватке.
как  Ияков  и  Исав, Эдом,
Белый и Красный
Как у  бриттов – розы.
Но  схватка  роковая  будет не
за  первородство в дольней  стороне,
за  чечевичеую похдебку,  но за
наследие  Христово.
За  Иерусалим.

+     +     +

Всехсвятский  колокол. Вот,  напиши.
ко  ангелу  Филадельфийской  Церкви.
Се  - ключ  Давыдов,  затворит никтоже
Аз  вем твоя  дела;  се,  пред  тобою
отверсты  двери, и никтоже  может
их  затворити,  яко  малу  силу
имаши,  Се, даю тебе.
глаголющася  быти июдеи,
но  суть не  таковы,  но  лгут, к  ногам
твоим приидут  и  склонятся
яко  тебя аз  возлюбих.
Се – имя
Нового  Иеросалима.


Имеяй  ухо  слышати, да слышит.


Когда  ?  Вот  это главное – еще
совсем недавно  это вот «когда»
и  на какой  версте,  и сколько ночи
мы сами, сторожа, не замечали,
как варвары, как звери, но теперь
мы знаем,что идем  вперед,  во время,
гле Царствию Его конца не булет,
Совсем не «несть», как прежде  мы писали,
при этом мня, что вот Оно, вокруг…
Безумцы!  Но теперь духовной  властью
Мы отворили  время. Аз есмь Никон.

+   +   +  

А  Русь  ?   Ты, Русь,  О чем  твой  голос, Русь
Впервые  ты  сквозь морось и сквозь ярость
восстала супротив. Ну  что же, пусть
твои  навек  подъяты  паруса, Русь.
Земля  еще  цветна.    Ея черты
еще былые. Не горят  скиты
Еще  хватает вольных  дуновений
Еще не вышла  Русь,  воздев кресты,
в  обратный  путь,  сжигая и мосты
и  все печати павших с высоты
пусть кратких, но из вечности  мгновений.

Вот  голос, Русь твой:   Рим  был позади..
Икона  зверина,  ея ж роди
треклятый  Никон,  тьмой  покрыла выдел
Москвы  леса и  реку Иордан
Уже  и тот  воссел, чей пращур Дан
за  стенами,  но  мы его не видим.

Филадельфиец-Дан.  Оно, оно ?
Подлог.  Куда  веревочке ни  виться.
Ужели правда ? 
Может, лишь окно ?
Конечно, все  быть может, может, но
Все, приближаясь к  сущности, двоится

Да, мы  уходим. Век, живых  коси,
Удел  твой,  Крон-всежрец, сошел  с оси
Чермное море, кони  и тристаты –
все позади  - но свята  Русь еси,
и несть конца веселию Руси
за аз единый на смерть  смертью стати.

Отверстые  несутся  времена.
Конца  Егоже Царствию не будет
Сияй же,  год  семнадцатый… Весна
Ее, забыв,и  правнук не избудет…
Потом  Собор.  Сибирь.  Всеколесарь
Расстрелян  в  Екатеринбурге Царь
Ликуйте, ведь  отнцне, как  и встарь,
В  Кремле  не Царь, а Патриарх пребудет.

Надолго ли?   Итог  побед,  утрат,
всего,  чем  жив  и дыщит  стольный град
подводит  физкультурников  парад.


+    +    +


Есть  в  мире время  или нет его ?–
Вот весь вопрос о Иеросалиме
Коль  есть – есть и история. Она –
история  о том, как сатана
в  истории  , гордынею напрасной
царей  земных воюет против Бога,
но Бог их оборачивает  сны
по  Своему. 
Израиля сыны,
и  впредь  -  они  же,  с Нимже  став на ны,
и вечно -  Церковь -  вот  Его подмога.
Языцы  прокляты.  Един язык у Бога.  
А  если так, то Иеросалим
есть пуп Земли   И он неодолим

Но северные старцы говорили,
что,  может быть,  и все совсем иначе.
все- только тень, и  крыл извечных отблеск
все, что вокруг,  лишь внутрь нас есть. 
Христос
за каждой закалаем  литургией,
и каждый храм есть Иеросалим.
Евреев нет и не было..  То – дым.

Так что же здесь ?   Внизу вон, Иордан.
А  сам он, Истра бывшая, он  -  знает,
Что Иордан ?  Иеродан… Ердан.
Что есть имен  вот  этих вот рожденье ?
Переименованье ?  Изведенье ?
Или неведения наважденье ?


+    +    +

Есть ход земли — взгляни, хоть взор дрожит
в грядущее, к былому он лежит,
спешит сквозь время он и время судит,
но грянет мир, где времени не будет.
Туда войдут лишь те, в ком ни пятна.
То жизнь, как бы волной убелена,
то новая земля и небо ново—
их Новый Иеросалим основа.
В сей новый, вечный град из сих сетей
есть в руце Божьей множество путей.
Весь мир идет к единому исходу,
Его пути - через его свободу.
Все, все ведут к началу и вперед; t
Кто,  где,  какой и  како  изберет?
Монастыри  стоят. Их  род и род.
Московский край, Валдай и Крестный Кийский...
Что станет Церковью Филадельфийской,
Хранительницей  Симовых  шатров
что выживет средь огненного пира —
Москва  как остров средь неверья мира
иль острова средь гибнущих миров?

Все  будет  так   Или  совсем   не  так
Кто  ждет грядущего,  в  том  токмо мрак..

Так  думал Патриарх.  Слуга  Писанья.
Закапало.  Смахнул.  Ускорил шаг.
То ветра было  или крыл касанье ?     

И быстро, чтоб его никто не видел
(пусть трапезу свершают без него),
побежкой  Патриарх спустился вниз,
прошел мимо источника и тихо
направился к скиту, мимо берез,
сиявших золотом под темным небом и
вдруг зашумевших.
Резко, заедино.
,
И, в скит войдя,
встал перед  образом  Нерукотворным
Спасителя и, губ не разжимая,
зеленым светом   прошептал
«Скажи нам, Боже, путь воньже пойдем»

И тишина была, и как бы голос



1986  -  2016
 
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
12 April 2016 @ 01:54 am
НОВЫЙ  ИЕРУСАЛИМ

Поэма

Вторая  редакция.
1986 -  2016




Уточняющее

Перед  читателем  вторая редакция поэмы,  написанной  в  1986 году. Точнее,  второй  вариант, а еще точнее,  вторая – в  смысле  иная,  другая (  но дружеская  к первой)  вещь.  Вещь как  вече,  ибо  многоголосица, в отличии  от «текста 1986 г»,  в  известном  смысле все же сохраняющего свою силу (воспроизводить его сейчас нет смысла, но  кто интересуется,  пожалуйста, - «Утро глубоко», М, «Молодая гвардия», 1989).
В середине  восьмидесятых автор этих строк писал  «Новый Иерусалим», географически  пребывая  в непосредственной близости  от прославленного Никонова  монастыря-удела, где в то время  был краеведческий музей.  С  Истринскими  краями   связана  была у меня значительная часть жизни, от  детства до поздней юности, потом  -  возвращение,  уже  «молодости на краю». Два года мы жили там с молодой женой и только что родившимися детьми.  Было  тогда  и  «очарование Никоном»,  укреплявшееся встречами  с одним из  одареннейших людей того времени,  протоиереем  Львом Лебедевым (1935-1998).  В  отличии  от  современных почитателй  Патриарха,  о.Лев был монархистом и, к тому  же,  с  уважением относился  к древлему благочестию, искренне  полагая  Никона  мало виновным  во всем  (формально  ведь так и было, Бог забрал его…).
Уже  потом автор этих строк все более  уходил от «никонианства»,  со временем  став прихожанином единоверческого храма  ( «чистое» старообрядчество все  же  «не пошдо»,  прежде всего  из-за его  «психологии  малого народа»).  На  этом стою и, даст Бог, устою.  Поэма  «лежала мертвым грузом».  Но  в ней  все же  нечто теплилось…  А это значило, что не все так просто.  У стихов вообще своя жизнь, они ведут себя  весьма своеобразно.
Так или иначе  поэму я дописал и переписал  именно  тогда, когда  от  «никонианства»  для меня  не осталось уже  вообще ничего.  Странно ?  - Возможно.
Для самого себя, кстати, неожиданно.
Но теперь  - именно  вещь,  вече.
Голоса.
Кто и как  сейчас к этому отнесется, мне, честно говоря, все равно.
Не  мы пишем.  Пишут – нас.
Никон был  гениален.  Как писатель («Рай  мысленный»  не уступает  творениям его   двойника-противника протопопа Аввакума)  Как храмоздатель,  «архитектор»,  если угодно, «теург».  Он  «творил» не сам.  Творил «гений Никона»  В этом  не вина его, а беда.  «Гений»   есть «демон».  Гениальность и святость – вещи противоположные. Достаточно сравнить Патриарха Никона  с преподобным Серафимом Саровским…
И  последнее,  самое главное.
О Царстве.
Отсылаю к  моей  работе «К метафизике отречения» ( в т.ч. http://zavtra.ru/content/view/k-metafizike-otrecheniya/  ). 
В  поэме  -  две  правды.
В  жизни надо стоять на одной.

PS   Cчитаю возможным писать  как Иеросалим, так и Иерусалим   Сам Никон, кстати, писал по-старому . Здесь  - пишу и так, и так, в зависимости от  смысла. Этому пусть читатель не удивляется.








НОВЫЙ  ИЕРУСАЛИМ


Созда Патриарх икону Зверину.
Из поморской рукописи .

И ныне Иеросалим Никон не есть образец последующе истинному образу, но самый первый, начальный, Новый Иеросалим... сиречь священный мир.
Из ответов Никона боярину Стрешневу.


И вот уже почти готово все,
уже почти достроена обитель,
и Патриарх, обедню совершив
и отослав келейника, один
по деревянной лестнице крутой
на стену подымается, стуча
о каждую ступень владычным жезлом.

Осенний день простер иссиня-темный
шатер над ясным золотом лесов,
а позднее негреющее солнце
сияет купно с куполом собора,
и среди потемневших ветл струя
небесная синеет Иордана.

Воздвиженье Животворящих Древ
три дня как миновало, но еще
на пасмурье не. «здвинулась» погода —
последнее затишие в году...
Так вот она, зиждимая  икона
явившегося в тайнозренье града,
который купно есть и град и сад…

Икона – отблек  вечного   покона,
Не токмо краски и желток – икона,
Икона – речка, дом, палаты – вот -  
она  земных  к небесному зовет -
пророк, апостол,  праотец  кивот,
свет  мученик,  святителем  живот
.
О ней предвозвестил Андрей-апостол,
пешком скитальчествуя по Руси,
и Боголюбский князь Андрей,
c латинами бывавший  там,  в Сионе,
а  после, возвратившись, здесь, свою
обитель создавая, бросив Киев,
подобно Лоту, вшедшему в Сигор,
ее творил из стен, садов и гор,
и дивный инок, Сергиев служитель,
москвич по плоти, но небесный житель,
который пост с художеством связал,
в трех ангелах ее предуказал.
Сторожа, Волок, Маковец ~ удобных
мест в перекрестье боле не найти —
так пусть она сияет на пути
меж трех обителей трех преподобных,
чьи три столпа до неба достают
и стерегут пути в Москву...


Вдали
пыль поднялась, по северной дороге,
мелькнул обоз.
Все ближе он и ближе
наверно, с жерехами, с речки Нудоль,
где послушанье рыбное несут
новоначальные.
Давно пора
наладить монастырское хозяйство,
перёкупить у Сытина село,
у Боборыкиных леса и ловли,
да все дела в Москве...
И Патриарх, вздохнув,
лицом к востоку обернулся.
Как собинный его сейчас там друг,
Великий Государь?.,
Ей, среди них лишь он один вместил
сей замысел и за него стоял
духовной власти одесную.  Все
бояре были супротив — они
всем сонмищем своей лишь ищут воли.

Бояре…  Да…  бояре  хороши…
Уж  сколько  их    к  земельке прикрепляли
с крестьянишками  вместе… Все не впрок
не в  ту все степь, и  корм  в коня  не  лезет.
Все  ведомо, все явно…
Ну Бог простит

И все звучат, звучат в уме слова
из тайнозрительного Откровенья
ко ангелу Сардийской церкви: « Ей,
Аз вем дела твоя яко носящий имя
яко ты жив, но мертв, ей, мертв еси.
Покайся от твоих скончанных дел
и поминай, яже приял еси и слышал.
Приду на тя — не ведаеши срока
егда приду на тя, в кий час приду.
В Сардин мало риз не осквернивших,
ей, мало, но они достой ни суть.
Се, побеждающего в ризах белых
Аз исповем перед Отцем Моим».

Ей, мало, мало — думал Патриарх —
осталось побеждающих, таких, как
Владыка  Киприян, Филипп владыка,
Геннадий  Новгородец,  да и сам
Иосиф,  хоть  мертвец, а все любезный
сосед,  старинный  Волока хозяин…
Скудеет благочестием столица.
Увы тебе, град  седмихолмый. Как
тебя  не  поучай,  а  - вожжи сбавишь, 
все  заново  -  сопелники,  гудцы,
стихослагатели,  срамные  девки… 
Тьфу!  Словно  баба сельная, от мужа
не  отойдет, а после «Тьфу», да  «тьфу»…
Мой, лескать, тьфу…

Но,  сколько жив,  учи,  учи,  святитель,
учи  премудрости  мирскую чадь…
Грех  на  Москве, грех, грех и есть.
Но нет  грехов  отчаянных.
Прощает
Бог все грехи.
И ты,  Москва, к  тому
будь бдительна,  седмихолмица, кайся
и  утверждай врученное тебе,
храни и кайся,  да не попалит
тебя огонь
всепоядающий.  Пока цари
в Москве  послушливы, благочкстивы,
не одолеет супостат Москву.

Тем временем светило шло на полдень,
и там, в Кремле, в пятидесяти верстах
от новозданного монастыря,
отслушав царскую обедню, Царь,
собрав бояр, им раскрывал все то,
о чем они часами с Патриархом
беседовали прежде—
о судьбе
Премудрости поруганного дома,
наследья Константинова пути.

Москве   сей Дом  предписано спасти.

Но   Константинтинова ль  ? -  вдруг  вспомнил  Никон…-
не  Селиверстова ли  все ж ?  Латины,
хоть  отреклись   от дара,  кто  сказал
что  дара  не было ?.  Дела  темны те.
Толкуй  хоть так, хоть эдак.  Вы  ж да  мните,
царевы вси, - хоть се, хоть не  совсем
пребудет все едино.  Все  во  всем. 

Иначе ль, так …  нам путь  явило Око -
на  Град Софии, Град Христа,  за  срока
сток  в стоке вечном  вод пути  потока,
где станет  Царь одной  ногой на Юг,
другой – на Север,  свыще  же сам-друг -
Святый  Владыка мира и Востока –
Святейший  Патриарх Московский и
Вселенной  всей. Един  во Бытии.

Царь  Патриарху  верил.  Свято верил.
Он убеждал свой государев верх,
свою Цареву думу в том, что  ныне,
когда  мы стали  сами  как бы  греки,
и  все  исправили,  все  в книгах недоумья,
плоды  гордыни Грознаго, Макарья
Cтоглава  неразумные прещенья,
и что теперь, когда икона рая
близ града стольного сияет яко солнце,
и град Москва  не на словах, а въяве
твердыня и  хранитель правой веры
уже пришло помыслить о священной
войне с османами за Царский Град :
и  срок  обетованный  настает
исполнить предреченное Востоку.


А  вот  Востоку  ли?  Тут некий  мних
ну  из  таких…  ну…  как бы…. многомнящих….
Ну…  умствующих...  высечь бы его,
все  спрашивал:  ведь если  посмотреть
туда, где Юг,то это не Восток,
а Юг  и Запад,
и Запад  даже  более, чем Юг,
а  в  лревности глубокой  на Руси
поверье было булто  бы  вот там,
на  Юге, где черны глаза и кудри,
как раз и  есть  Престол Нечестия…
а  Бог,  наш Бог,
на Севере живет, среди Медведиц…
наш  Бог, голубоглаз  и  златовлас,
такой  же, как Никола или Влас… 
Поганое поверие, конечно….
Как много  здесь осталось,  у славян
поганого…
Ну,  высеку  монаха…
А  толку  что…  
Я все же верой грек,
хоть  родом  русский…  Мой  сосед  заволжский
Аввакум,  протопоп  упрямый тот,
напротив, вечно в грудь себя биет:
«Русак, русак я!...Верою  русак я»
Пустое….
Сказано  в Писании :  несть
еллина, ни июдея.  Ибо Весть
Благая  и была о том. И здесь
к тому же несть жены ни мужа,
свободна ни раба, ни скифа…
Так- от ?
Да не пребудет.  Токмо так. Аминь.

Аминь аминем. Сроки Бог положит.
Но вот порой  молюсь, и вдруг загложет -
а все ж ходил  он,   Боголюбец-князь
туда,  в  Иеросалим, и вообще куда
ходили  в Иеросалим?….
Уж не  в  Царьград ли
Все же ходили ?

Но  то все думы,  думы…  Царь  обязан,
Там, на Москве.  с  боярами,  уже
приговорить…  Но  вот уж год как  нет.
все  нет  как нет  ни  сказа, ни  указа.
Хотя  бы  войско  начал собирать…
Что там,  в Палатах ?  Отселе видать,
как  думцы — государевы бояре -,
согласно все кивая головами,
иную думу держат про себя.
Им всем поболе б вольностей. Они
не прочь в пиру вспомянуть Владислава
и договор, по коему отцы их
могли свободно для науки ездить
и в ляхи, и в британцы, и во фрязи,
где в пропасти любой могли пропасть.

Аз, Патриарх,  для них спасенье зижду,
а все  их  думы  как без линзы  вижду 
От служб они устали — строг зело
он  ( грешный аз)  владыка новгородский,
стал,  Патриархом сделавшись.  Давно
пора бы от него Царя отвадить.
На Федора блаженного-то Царь
хоть набожен, да походить не хочет,
ну а на Иоанновы дела
лет пятьдесят уж точно кто решится...
Но вот чтоб сделался совсем своим,
сослать  куда бы  Никона  собаку,
как,  вточь  известно, бают меж собой…
Вон  Стрешнев, спьяну пуделя завел,
и Никоном прозвал…
Собаки сами.
Одна у низ  в  башках собачья дума -
закон  бы  враз переменить   церковный —
Царю бы, дескать,  знать, что сам  закон
и выше нет его царевой воли,
вот вроде  как  во  Франции-стране,
«Я  сам,  ваш краль, есть ваше государьство».
Но  так-то не бывает -  значит  нас, -
вот,  меж  собою все  шептать горазды -
бояр царевых впредь он будет слушать,
а не попов  да  иноков  гугнивых
Вот тут-то  мы  себя покажем  вси:.
добьемся прав, сейм учредим, как ляхи,
и станем хоть какой, а все ж Европой…
Ну а пока пусть Государь увидит,
что нам его Владыка не указ.
И вот уж у кого-то голова,
то пузо, то еще какие уды
болят, когда в Соборе  Никон  служит,
Собаки сами….


Псы  безпородные,  Иль пуделя…
Те, старые, хоть были родовиты…
А эти…  Потому  и падки
на всякую мякину завозную
Теятры подавай им…
Вправду  прав 
Аввакумка-ревнитель…
Во всем  другом не прав,  а тут вот прав…
Сейм, видите ли…  Нет, избави Бог.
Пусть лучше  царь.  Какой  он  никакой,
а все  ж Тишайший…

- Народ бояр не лучше  Помню,  помню…  -
вдруг  Патриарх  задумался…  Еще
тогда  все  было  там, во граде
над Волховом. 
Конечно, город
он  волховской, и до сих пор, но  чем-то
там  легче  для  того,  кто по Писанию
желает  жизнь  устроить…
Да, Царя
там раньше не  было.  Архиепископ  был
Почти  во  образ  Книги Судей…. Вот,
вот оно, что нужно…  Ну, а чин
церковный  пусть  будет   греческий,
к тому же  чинный,
без  криков,  воплей,  гама, без  на он,
и  без  не на безсмысленных  вот  этих,
будто бы  бы  кто-то там  в ночи
баюкает кого-то…
Языческая прелесть это все.
Народ  понять сего не может, нет…
Бояре  да народ.  Един сей род =
двуглавый  непослушливый  урод.

..Да, да, тогда-то в Новеграде, там,
старуха нищая ему кричала:
«Все вы отступники, все заодно!
Антихристы! Когда менять начнете,
конца не будет переменам... Кровь!
Кровь вижу по земле,  конца
не будет той крови, все зальет,
и захлебнется
Москва в крови...
Тогда-то и грядет...
Он самый.

+    +    +

«Пока  послушливы,  благочестивы
цари в Москве...» — твердил он про себя,
в прямом значении — от слова «твердь»,
и эта твердь, казалось, все твердела
и вырастала мысленной стеной,
оградою вокруг всего Востока...

И вновь…
Востока ?  Встока?  А не  вправду ль  Запад , 
Опять все  те  же  думы,  но  куда
от  них деваться…
Впрочем, Запад
ведь   Запад  солнца,  то есть свет  вечерний,
куда  противосолонь  мы  теперь
идем,  не  посолонь, как прежде…
Мы все  исправили,  всю тьму ошибок,
как сам  же  Государь нам повелел…

Но почему  же он тогда так медлит,
Так,  почему он  медлит,  Государь?
Уж сколько дней как обещал приехать,
а все не едет и гонцов не шлет?..

(  продолжение - даоее)_
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ

ДНЕСЬ  СПАСЕНIЯ НАШЕГО НАЧАТОКЪ,

И  ВЕЧНЕЙ  ТАЙНЕ  ЯВЛЕНIЕ,

СЫНЪ  БОЖIЙ СЫНЪ  ДЕВIЧЬ  БЫВАЕТЪ,

И  ГАВРIИЛЪ  БЛАГОДАТЬ  БЛАГОВЕСТВУЕГЪ,

ТЕМЪ  И  МЫ  С НИМЪ  БОГОРОДИЦЕ  ВОЗОПIЕМЪ,

РАДУИСЯ  ОБРАДОВАННАЯ  ГОСПОДЬ  СТОБОЮ

 
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
Оригинал взят у bogomolez в Канонизация монахини Марии Скобцовой – канонизация идеологии, ведущей к разрушению Церкви

27/11/15

По сообщению сайта «Благовест-инфо», 24 ноября в Доме русского зарубежья им. Александра Солженицына состоялась презентация фундаментального труда Ксении Кривошеиной «Мать Мария (Скобцова): Святая наших дней». Книга вышла в 2015 году в издательстве «Эксмо». В сообщении «Благовест-инфо говорится, что издание «приурочено к 70-летию мученической смерти м. Марии в фашистском концлагере Равенсбрюк».

Мать Мария была канонизирована Константинопольской Православной Церковью в 2004 году. По словам Ксении Кривошеиной, в Русской Православной Церкви также было намерение ее канонизировать, однако по ряду причин, описанных в книге, вопрос остался открытым. Участники встречи выразили надежду, что м. Мария будет все же канонизирована и в Русской Православной Церкви.

Напомним, что в январе 2004 года Синод Константинопольского Патриархата канонизировал монахиню Марию Скобцову, которая в конце Второй мировой войны, находясь в фашистском концлагере, добровольно пошла в газовую камеру вместо одной женщины.

Отдавая должное самоотверженной кончине монахини Марии Скобцовой, не будем, однако, забывать, что, находясь в евлогианском расколе с Матерью-Церковью, монахиня Мария, перейдя под омофор Константинополя, связала свою судьбу с Церковью, которая тогда общалась с нашими обновленцами, а ныне усердно сотрудничает с всемирными ревнителями «европравославия». Монахиня Мария, вооруженная идеологией Бердяева, сочиняла весьма сомнительные трактаты («Типы религиозной жизни» и др.), в которых ярко проявляется открытая неприязнь к Православной Церкви, уничижаются традиционное святоотеческое Православие и аскетическая церковная практика. Не расставаясь никогда с папиросой, монахиня Мария воплощала в себе некую «нетрадиционную монашескую ориентацию» в сочетании с эсеровским революционным духом разрушения всех традиций Русской Православной Церкви (впоследствии она отчасти воодушевила неообновленцев на их революционные реформы в одном отдельно взятом приходе: http://www.blagogon.ru/biblio/416/). Митрополит Евлогий (Георгиевский), постригший Е.Скобцову в монашество, позднее замечал, что «ни левых политических симпатий, ни демагогической склонности влиять на людей она в монашестве не изжила» (в молодости она принадлежала к партии эсеров).

Канонизация в 2004 г. монахини Марии Скобцовой – это был очередной недружественный выпад Константинопольской (стамбульской) Патриархии против Русской Православной Церкви, ибо этим актом Константинопольский Патриарх Варфоломей пытался оправдать евлогианский раскол 30-х годов прошлого века и захват Константинопольским Патриархатом, вопреки церковным канонам, русской парижской архиепископии в самый трагический для Русской Церкви период ее истории. Напомним также, что самочинное отделение митрополита Евлогия от Матери-Церкви было осуждено в свое время Русской Православной Церковью как на Родине, так и за границей.

Естественно, что канонизация монахини Марии Скобцовой (одинаково ненавидевшей, судя по ее парижским публикациям, традиции как Зарубежной – «карловацкой», так и Русской Православной Церкви на родине – «так называемой “патриаршей церкви”», как выражалась монахиня Мария), была с восторгом воспринята кочетковцами и другими неообновленцами.

Разговоры о возможной канонизации монахини Марии начались несколько лет назад в околоцерковных и обновленческих изданиях: в парижской «Русской мысли» (творческими усилиями прот. Сергея Гаккеля – борца с т.н. «христианским антисемитизмом» в целом и с «антисемитским потенциалом Евангелия и богослужебных текстов» в частности) и в кочетковском журнале «Православная община» (не забудем, что писания монахини Марии стали основополагающим пособием по катехизации несчастных оглашаемых, попавших в общину отца Георгия Кочеткова).

Журнал «Благодатный Огонь» неоднократно отмечал стремление обновленческих кругов видеть монахиню Марию Скобцову – своеобразное знамя интеллигентской борьбы с «закосневшей в средневековых догматах церковной структурой» – в святцах Русской Церкви и на иконах (вероятно, в клубах табачного дыма, валившего из монашеской келии монахини Марии).

Вот что писал в 2000 году о «творчестве» монахини Марии (Скобцовой) иеромонах Сергий (Рыбко):

«…Человек, вращаясь в миру, не может хранить душевного мира, необходимого для молитвенной жизни. И он не может сказать каких-то вещей о внутренней духовной жизни, поэтому-то все статьи матери Марии – о чем-то внешнем: о социальном положении Церкви, о социальном служении ближним, об истории современного момента, об «ущербности» традиционного православного благочестия. Звучат там и политические мотивы, критика в отношении ушедшей России… Видимо, тут сказалось еще и ее эсеровское прошлое. Понятно, что Императорская Россия не во всем была идеальной, но зачем плевать на Православную Россию и на Церковь в ней, которая была создана и хранилась усилиями многих подвижников, святителей, старцев, монахов, священников!.. Все это мать Мария отрицает, все перечеркивает, говорит, что все это было плохо, что революция и явилась результатом такой жизни Церкви Синодального периода.

Да, Церковь имела ошибки. Но мать Мария почему-то не вспоминает ни отца Иоанна Кронштадтского, ни Оптинских, ни Глинских старцев, ни преподобного Серафима Саровского, ни святителя Феофана, а святителя Игнатия вообще никогда не упоминает, видимо, он не был ей духовно близок. Больше она занята решением каких-то исторических вопросов, социальных проблем.

Нигде в сочинениях этой монахини не поднимаются аскетические вопросы. У матери Марии совсем другое понимание монашества. Вообще-то даже не совсем ясно, как она понимает монашество, потому что говорит то одно, то другое, а в жизни воплощает совсем третье. У нее не святоотеческое понимание монашества, а некое свое, экуменически-западное, очень похожее на католическое. Я уж не говорю о том, что мать Мария курила, что, на мой взгляд, никак не допустимо для православного монаха. Хотя, разумеется, это ее личный грех, она перед Богом даст отчет за него, – но она курила открыто, не стесняясь! Думаю, этим она больше соблазняла мирян, чем назидала.

Мать Мария превозносила роль интеллигенции в жизни Церкви и всегда сетовала, что интеллигенцию в Русской Церкви недооценивали, считала, что именно интеллигенция спасет Церковь. Сама она, видимо, относила себя к этаким монахам-интеллигентам, общалась с разными писателями, с учеными из русской эмиграции...

Монашество матери Марии – прѐлестного свойства. Попав в Европу, увидев, что ее былая эсеровская деятельность не очень востребована, свою энергию она перенесла в Церковь: пыталась указать путь Церкви в России. В ее статье, обращенной к эмиграции, главный мотив был такой: эмиграция – это осколок Русской Церкви, который должен сохранить Церковь и указать путь Церкви в России. И когда большевиков прогонят, Россия обратится к нашему опыту, который мы тут должны воспитать, как в некоей теплице. Она была противником святоотеческого, традиционного православия, церковных правил и канонов. Из статьи матери Марии “Типы религиозной жизни” явствует ее пренебрежительное и язвительное отношение к церковнославянскому языку и вообще к православному богослужению, к Афону и Валааму, к старому календарному стилю в этих древних обителях, что роднит ее с обновленцами...

Из канонизации монахини Марии может последовать смешение понятий не только о монашестве, но и о православной духовности. Что такое святой человек? Это человек, путь жизни которого как бы освящен, это человек, который достиг святости личным подвигом. То есть его духовность, его путь к Богу являются примером для других людей, которые могут и должны последовать таким путем. И поскольку святые принадлежат своей эпохе, своему народу, то каждый век являет своих святых как ответ миру, как ответ нам, православным людям, как нужно спасаться – какими формами, какими путями надо идти к Богу в наших условиях, в наше время. Особенно поэтому ценен для нас путь святых, которые жили в близкое к нам время. И в качестве такой святой, с которой нужно брать пример, нам будет предлагаться мать Мария Скобцова: не надо молиться, не надо в храм ходить. Главное – что-то делать для кого-то, бегать, суетиться! В случае возможной канонизации матери Марии будет канонизирована прелесть...

В целом – монашество матери Марии Скобцовой вещь достаточно сомнительная. В монашеском облике матери Марии отсутствует самое главное – ее молитвенный подвиг. Его просто нет. Как мирянка, она была, может быть, праведной, но ее монашеский постриг, на мой взгляд, только внес сумбур» (http://www.blagogon.ru/articles/208/).

Будем, однако, надеяться, что наша Русская Церковь еще «не созрела» для «единодушной» канонизации м. Марии Скобцовой как выразителя разрушительной для Церкви «бердяево-эсеровской идеологии».

Сайт "Благодатный Огонь"


Поддержка сайта «Благодатный Огонь»: Яндекс-Деньги: 410012614780266




 
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
30 October 2015 @ 11:27 am
Никого не  хочу  называть.  Сами  знают.

Довольно  глупо, используя  мою старую  статью-воспоминание  под  названием  "Искушение  Тарковским",
изображать  астора  этих строк  чуть  ли  ни  хулителем  Мастера  :)
То  же самое    в  равной  степени  относится  и к  его  отцу.
Статья  была,  напротив,  написана  о любви.  К  фильмам, стихам, конечно.
А  то, что всякая  любовь  есть  искушение   и  "прелесть"  в  отношении прописных  истин  любого  толка -  так как же  иначе?
Равно  как  и то,  что  вопреки всему  "следует  следовать"  именно прописной  истине.  Не  страха  ради,  а  преодолевая  вот  это  самое , о  чем  Тютчев  сказал -  "о, наших мыслей  обольщение,  ты,  человеческое  Я"

Впрочем,  когда начинают лить  говно  ради  говна,  об  истине  (даже  и  тем  более  прописной)  уже  не  думают.

Бог  им  судья
 
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
30 September 2015 @ 10:23 am

«Битва  за  историю»

ВРАТА  АДОВЫ
( сasus  Энтео,  Церковь  и  "малый  народ",  ч.1)



В  последнее  время  интересующиеся  (скажем  так)  современными  церковными  вопросами  интернет-порталы  обошло  интервью  Анны Шмаиной-Великановаой «Власти нужна церковь как декорация» (http://www.colta.ru/articles/society/8562). Анна  Ильинична окончила  Иерусалимский университет. В 1993 году вернулась в Россию.  С 1995 года преподает историю иудаизма, историю толкования Ветхого Завета, раввинистическую литературу и библейский иврит в Центре изучения религий РГГУ. С 1996 года -  те  же предметы  и раннехристианскую литературу в Библейско-богословском  институте   ап. Андрея.

Разумеется,  интервью  нгачнается  со ставшего  притчей  во  языцех  «казуса  Энтео»,  Разумеется,  уважаемая  Анна  Ильинична  называет  его  «погромом»,  употребляет  в отношении  «православных  активистов»  все  возможные  и  невозможные  ругательства  от  !язычества»  до  чуть  ли  ни  «сатанизма».  Разумеется, при  этом,  она  далеко  не  во всем неправа,  хотя  бы  в силу  хорошего образования  и  научной подготовки.  В  частности, справедливы  упоминания о галичии  в  современном  «полуправославном»  сознании ереси  докетизма -  отрицания  телесного  нгачала,  в  частности, при воплозении  Исуса  Христа.  Но  это  именно  частности.

Как  и  в недавних  «театральных  конфликтах»,  все  здесь  -  с  обеих  сторон  - оказывается  «не  о  том». Между  церковным  и  «культупным»  сознанием  не  может  не  быть  напряженности, и  она  всегда  трагична -    в  истории, и  в  личных  биографиях  Культура,  отделяющаяся  от  культа,  не  может  от  него  не  отчуждаться,  не  идти  по  пути  «забвения  бытия».  Это  не  политическая,  а  онтологическая проблема.  Чего  не  понимают  ни  «защитники  культуры»,  ни  «защитники  Церкви»,  зовя  друг  друга  -  «глухих»  -  «на  суд  судьи  глухого».

А  в  качестве  такого  «суда»  -  все те  же  «общечеловеческие»  «ценности  права»,  столь  же, если  не  более , дплекие  от  святоотеческой  традиции,  чем  любое  «современное  искусство».

«Когда Александр Сергеевич Есенин-Вольпин провозгласил девиз демократического движения — «Пусть исполняют свои законы», было еще неясно, в какой мере они, государство, не исполняют свои законы. ..» -  говорит  Шмаина-Великанова. Сейчас  мы знаем,  как  было  на  самом  деле.  Именно  «соблюдение  законов»  в  частности  о  «суверенитете  республик»  привело  к  крушению страны  в  1991 году.  Не  вообще  законов, а  «несродных»,  «чуждых»  законов, о  чем  предупреждали  еще  начиная с Григория  Сковороды и  славянофилов.



И  вот  в  связи  с этим видим: есть  нечто,  Шмаину-Великанову и  Энтео  объединяющее  гораздо  более,  чем  разделяющее  Это  органическое,  внутреннее неприятие   живой  жизни,   Поэтому  государство  -  Шмаина-Великанова  говорит  об  этом  прямо -  «Царское»,  «сталинское»  или  нынешнее  -  всегда  «они».  И  она  прямо  этих  «они»  именует -  «мафия», «КГБ»…  и  проч. Ну,  и  народ… «Евангелие наш человек не читает, как он не читал в свое время «Капитал»»  (да  даже  если  и  так!), Естественно,  упоминается  и  советское наследие. Ну, а  для  Энтео  оно  вообще  едва  ли  не  главый  враг,    пострашнее  покойного  Сидура… И  он тоже говорит  л  приятии  «либеральных  ценностей»…  Все  это  есть  мировоззрение  и  чувствование  «малого  народа»  (  по  Кошену и Шафаревичу)  -  вне зависимости  от  узко  понятого  национального.

«Right or wrongthis is my country»  -  говорят  наши  главные  геополитические противники -  англичане,  И  потому побеждают  на  протяжении  всей   истории.  Именно  поэтому  они  и  навящали всем  свое  как  «общечеловеческое».

И,  наконец,  собственно  о  Церкви.  Анна  Ильинична  утвержает, что  самое  страшное   -«когда предполагается, что для церкви не действуют нормы общечеловеческого общежития, которые действуют повсюду в мире». Да,  не действуют!   Именно  потому, что  Церковь -  Богочеловеческий,  а  не  человеческий  организм,  и  враиа  адовы  Ее, в  отличии,  от  всего  человеческого, не  одолевают.

Но  вот  тут-то  о    вратах  и  речь… Они  прежде  всего  -  ложь

И   именно  в  эти врата  вводят  призывы  создавать  в  рамках  РПЦ  общины   по образу «Исповеднической  Церкви»    в  Германии  30-х -  40-х,   противоставшей  т.н. «Немецкой  Церкви»,  которая «среди прочего …  должна была таким образом препарировать Евангелие, чтобы из него никак не следовало, что Христос и апостолы были евреями...»  Не  будем  последние  утверждения  ни  подтверждать, ни  оспаривать,  но  все  же  думаю,  что  разговор  о  «национальности»  Предвечного Сына  Божия неуместен. Сама же параллель  глубоко  лжива,  и  не  только по невозможности  параллелей  между  протестантизмом  и  Православием,  но  и  ( раз  уж  так,  давайте  откровенно) по…   составу  значитепльной  части  современного  духовенства,  уж  никак  не  похожего  на  «Немецкую  Церковь»…



Им -  на  самом  деле  всем  участникам  «церковных  разборок» -  не  нравится  “Имперская  Церковь»…  Это  понятно.  Но  вот  нам  нравится.  И  Церковь,  и  Империя,  и  наша  Византийско-Русская  церковная  традиция.  И  здесь  ничего  не  поделаешь.  Но  об  этом  разговор  впереди.   И  об   «общинной  реформации»  тоже.


 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
«ЗВЕЗДА  БЕЗСМЫСЛИЦЫ»  «НОВОЙ  ХРОНОЛОГИИ»


(  полностью  читать  -  по  ссылке  )





«Новая   хронология»  академика  А. Фоменко и  Г.Носовского,   по  определению  словаря  «Академик» - «неакадемическая  теории,  , утверждающая, что общепризнанная хронология исторических событий в целом неверна, и предлагающая  свой вариант хронологии и вообще истории человечества». И  при  том,  что  «неакадемическая» -   «сформулированная  академиком РАН математиком Анатолием Фоменко и несколькими его коллегами (в том числе Глебом Носовским)» (http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1066056 ) Уже  в  этих  определениях  мы  находим  черты   в  лучшем  случае  «нестыковок».  


<...>


Предварительно  можно  сказать  :  проблема  “новой  хронологии»  -  онтологическая  и  эсхатологическая. Это  проблема  «постистории»,  имеющая  прямое  отношение  также  к  православной аскетике:  «Приближается, душе, конец, приближается, и нерадиши, ни готовишися, время сокращается: востани, близ при дверех Судия есть» (Великий  покаянный  канон  св. Андрея  Критского).  В  исторической  перспективе   Она  связана  с  тем,  что    имеет  прямые  параллели с  проблемой  «новой  фмзики»  -  начиная  с  квантовой  теории  ( дуализм  «частица-волна»)  и  далее…

<...>


Как  бы то  ни  было,  «новая  хронология»  родилась  не  «от  веттра  главы  своея».  Она  основана  на  астрономических данных.. Расчёты  исследователей показали,  что  они  не столь древние:  не ранее  2-й половины 1-го тысячелетия н. э. Поэтому, утверждают  «новые  хронологи» ,  история  известна лишь начиная с XVIII в,  менее  достоверно   -  с  IX—XVII вв,  а  о «времени»  ранее IX века можно говорить лишь условно:  археология  неоднозначна. Письменность,  по  мнению  «новых  хронологов,» возникла  в середине 1-го тысячелетия н. э., поэтому более старых письменных источников существовать не может.   По  мнению А.Фоменко  и  Г.Носовского  ошибочность   прежней  хронологии   неверной датировкой письменных источников,  в том  числе представителями    господствовавшей  в  Европе  католической  «школы Скалигера (1540—1609 )».  .  Более  того,  говорится  о  фальсификации  как  самой  хронологии, так  и  источников

<...>

При раскопках на  Куликовом   поле возле р. Непрядвы  не было обнаружено следов  битвы,  оружия, или захоронений...Это  известный  факт.. Согласно Фоменко  и  Носовскому ( «Новая хронология  Руси») Куликовская битва происходила…  в  Москве,  о  чем свидетельствукт  название  района Москвы в восточной части Белого города - Кулишки, а также церковь Всех Святых на Славянской площади, по преданию, выстроенная  св. кн Димитрием Донским в память воинов. Улица же Солянка, тоже расположенная в районе метро «Китай-город», прежде носила название Кулижки.  Ставка Мамая во время Куликовской битвы,  даже  согласно  «Задонщине, располагалась «на Красном Холме». В Москве, вблизи Яузских ворот, есть Красный Холм, на самой вершине которого ныне находится Таганская площадь. Рядом - Краснохолмская набережная и Краснохолмский мост Многие упоминающиеся в летописях названия, имеющие отношение к Куликовской битве, перекликаются с наименованиями московских улиц и районов: "Кузьмина гать", "Трубные гласы" , "Девичье поле" - Новодевичий монастырь, "Коломна" - Коломенское, "Котел" - река Котловка недалеко от Коломенского  и т.д. ... А  "дон» означает просто "река". Река же Непрядва - это речка Напрудная (Самотека), расположенная как раз в районе Кулишек!  Согласно летописям, на Куликовом поле полегло около 250 тысяч человек. Носовский и Фоменко предполагают, что их никуда не увозили, а прямо на месте битвы заложили церковь Рожества Богородицы, так как именно в этот праздник состоялось сражение... Оказывается, земля вокруг церкви в радиусе около ста метров и на глубину в несколько метров буквально забита человеческими черепами и костями. Но остатков гробов, металлических предметов, одежды и прочего  найлено не было. Только кости. Это свидетельствуете том, что захоронение настолько древнее, что все,  кроме  костей,  полностью истлело, сгнить или подвергнуться коррозии, все обратившей в прах (http://iwanttobelieve.ru/stories/1901-kulikovskaya-bitva-v-centre-moskvy.html )



Еще одна  «черная  дыра»,  сейчас  уже  вышешая  из-под  «домена»  Фоменко-Носовсклгл  и обретшая самостоятельную  «виртуальнрую» ( или  наоборот? )  жизнь  -  Великая  Тартария.  Согласно  книгам  Фоменко,  так называлась  (среди  прочих  именований)  вся  доромановская  Русь  -  «Орда»,  «Империя  Чингизхана»,  «Израильское  царство  и  т.д.).  Однако  «всплыло забытое» - утверждение Британской Энциклопедии 1771 года, что практически вся Сибирь образовывала еще в конце XVIII века! – самостоятельное государство со столице в Тобольске. При этом,Тартария была  самой  большой  страной  в  мире Ея  столицей  был  Тобольск  (  вспомним  библейское  «Рош,  Мешех  и  Тувал»
Существование  Орды-Тартарии  подтверждается  также  т.н.  картами Меркатора XVI- XVII  ..  В  таком  случае.  война с Емельяном Пугачевым 1773-1775 годов была отнюдь не подавлением “крестьянско-казацкого восстания”, как нам объясняют сегодня. Это была самая настоящая крупная война Романовых с последним независимым русско-ордынским казачьим государством – Московской Тартарией.  Дело Пугачева по свидетельству А.С.Пушкина, который  вскоре  прекратил  свои  расследования, а  потом  был убит, считалось важной  государственной  тайной. В  Европе  существовало  множество  карт  «Тартарии»  ( помимо  Меркатора).  И  тп,  и тд…

Некоторые  сторонники  «Тартарии»  считают, что  она  была  населена  приверженцами  древлеправославной  дониконовой  веры, дпугие  приписывают  ее  к  ведичекой  ( как  считается,  дохристианской)  традиции.    Дело  в  данном  случае  не  в этом,  и  сам  спор  можно оставить     рьяным  сторонники  Тартарии  утверждающим  даже  о ея гибели  в ядерной  войне,  которая  будто  бы  совпала  с  войной  1812  года  ( отсюда бувдто  бы  и  пожар  Москвы)  (http://ru-an.info/новости/великая-тартария-была-стёрта-с-лица-земли-ядерными-бомбардировками/ ). Все  это  мы не  будем ни  подтверждать, ни  опровергать.

Хотя можем  заметить,  что  свидетельства  -  в  том  чисде  археологические - существования  «Русско-Ордынской  Империи»  и  загадочных  природных  катастроф  конца  XVIII  -  начала  XIX в.  есть. Более  того,  их  много  (  см. в тч  http://www.antidote.vagrya.com/hronology/archeology7.htm ) .  И это  общая  закономерность.  Археология  и  дпугие  вспомогательные  исторические  дисциплины  чем  дальше,  тем  больше  подтверждпют  -  во  всем  -  «и  то, и  другое»  (  и  третье,  и  четвертое…  далее  -  вежде ). Это  и есть  на  самом  деле  проявление  того,  что  физики  называют   «антропным  принципом»
.
<...>

Согласно  авторам  «новой  хронологии»,  в частности  и  препжде  всего , полностью искажена Российская история .  .Первое «большое» государство — Первая Империя — возникло в дельте Нила на территории нынешнего Египта Вторая Империя возникла в центре с городом Иерос, рядом с Константинополем. Именно  он будто  бы  и  есть евангельский Иеросалим.  Он также в различные эпохи именовался Троей, Константинополем и Царь-Градом. Иудеей в то время и до 16 века называлась территория примерно нынешней Турции, а Израилем – европейская часть России. Исус Христос будто бы  родился в 1152 году в Крыму и был распят в евангельском Иеросалиме (Иеросе) – около нынешнего Стамбула в 1185 году нашей эры.
( более  подробно  см.  http://modernlib.ru/books/gleb_nosovskiy/rekonstrukciya_podlinnoy_istorii/read_2/ )


Именно этот Иеросалим  будто  бы описан в Библии, и именно сюда шли крестоносцы наказать тех, кто распял Христа. Случились эти походы (а их было 2, а не 4, как утверждает  «скалигеровская»  история, -  настаивают  Фоменко  и  Носовский) в 1189 - 1192 и 1199 - 1204 годах, т.е. буквально вскоре после распятия, а вовсе не через более чем 1000 лет - в 1095-96 годах, . Родственники и соратники Исуса Христа во время бунта в Царь-Граде и расправы над Ним – византийским (иудейским) царем (Андроником  Комнином)  -  в то время – бежали на Русь и, породнившись с местными князями, сумели через несколько поколений сплотить княжества и начать строительство новой – Третьей Империи, которая восстанавливается на новом уровне и с новым центром. Отсюда пошла новая династия русских царей – Ордынская (они  же  Рюриковичи). На фресках Благовещенского собора Московского Кремля  ( «древо  Иессеово», сохранившихся с доромановских времен, русские князья показаны происходящими из рода Христа (это  действительно  так,  вне  зависимости  от  «новой»  или  «старой» хонологии). Теперь это Великая или «Монгольская» Империя, она же Российская Империя. Центром Империи  стала Владимиро-Суздальская Русь. В ходе «монгольского»  (славяно-тюрского) завоевания Империя распространила свою власть на всю Евразиию. Однако  в середине XVI века в Германии вспыхивает восстание  наместников, . Победившие сторонники раздела Империи привели к власти в Москве династию Романовых  Были предприняты попытки реставрации Империи. Наиболее известные из них — война Разина с Романовыми и война «Пугачёва» с Романовыми.  Именно  в  те  времена  и  произошла фальсификация  мировой  истории. Запад стал  утверждать  свое  главенство.   Империю  отождествили  с переместили (на бумаге) в Западную Европу и назвали «адревним Римом.  Однако  сами Романовы  постепенно  превратились  в «настоящих русских царей, пекущихся о стране» ( http://coollib.com/b/276801/read).  Три века -  это  будто  бы  тот  срок  при  котором  хронолонгии  совпадают.  Совпадают  они  и  сегодня.
<...>

Фоменко в  РАН,  как  и  Носовский  в  РПСЦ,  подчеркнули,  что  хронология  и  догматические  основы  веры  никак  не связаны  (  единственное  хронологическое  положение  Символа  веры -  «при  Понтийстем  Пилате» - не нарушено.  От себя добавим,  что,  если  так,  то значение  догматики  и  символического богословия  Восточной  Церкви  только  усиливается.  .Иеросалим  есть  каждый  храм,  где  совершается  литургия,  приносится  Евхаристическая  Безкровная  Жертва.  Христос  посреде  нас  -  вне  зависимости  от  «историала».

<...>

«При  приближении  к  сущности  вещи  раздваиваются»  -  любил  повторять  Жан  Парвулеско.  А  при  приближении  в  «концу  вещей»  раздваивается  и  безконечно  множится  всё.  С  квантовой  физики  -  через  «соотношение  неопределенностей»  ( частица-волна  в  с чвязи с  позицией  наблюдателя)  просто видимым  образом  началось -  вопреки  внутреннему  сопротивлению  тех  же Гейзенберга и  Шредингера.  Решающие  шаги в  обобщении  этих  «знаков  времени»  сделал  гениальный  Хью  Эверетт  ( 19301982),  напрямую  приблизившийся  к  чаемой  физиками  «теории  всего». 

Эверетт   сделал «наблюдателя» неотъемлемой   частью «наблюдаемого», введя универсальную волновую функцию, связывающую всё   в единую квантовую систему. Он писал: «С точки зрения теории все элементы суперпозиции (все   “ветви”) “реальны” и ни одна из них   не более “реальна”, чем остальные».  В  этом  случае  мироздание представляется «древом ветвей» («мультиверсом»,  как  говорит  Эверетт).Последователь  Эверетта,  русский  физик Ю.Лебедев предлагает  называть   взаимодействие   «ветвей»    «склейками»  (http://www.nkj.ru/archive/articles/17795/ ).  И  «ветвления реальности должны проявляться не только при движении в будущее, но и при возврате в прошлое» . Более  того, вероятностно не только будущее, но и прошлое  Приводятся  и  простые,  самые  «бытовые»  примеры.



Некто  Иван Хомяченко утверждает, что «в 1950 году посреди Нью-Йорка на Таймс-сквер автомобиль насмерть зашиб внезапно возникшего на проезжей части человека, одетого в костюм прошлого века. Найденные в архиве документы показали, что в 1879 году бедолага вышел погулять и больше не вернулся ( см.  тж. orakul@logos-media.ru)».

Получается, что Вселенная раскалывается на другие Вселенные,  в которых будет возможен каждый результат из множества не произошедших. Вселенная раскалывается тогда, утверждал Эверетт, когда предпринимаются какие-либо действия для ее раскола. «В каком-то из миров вы, должно быть, уже давно мертвы, в каком-то даже не рождались»  (  вспомним «четырех  Иванов  Грозных»  у  Фоменко. Каждая из этих версий «формирует собственную историю». И  эксперимент  (раскопки,  палеография)  может  дать несколько  одинаково  правильных, но   противоречащих  друг  другу  результатов.  Это  часто  бывало  с  мощами  святых,  напр,  св. Марии Магдалыни (о. Крит  и  Сент-Бом в  Южной  Франции).  То  же  самое происходит  сегодня  с  мощами  святых Царственных  Мучеников,  почему  сам  Государь  и  говорил  «Могилу мою  не  ишите».

<...>

«Кажется, что именно эта идея способна подвести реальную физическую базу  под построения новой хронологии Фоменко» - говорит  Лебедев (http://newcontinent.ru/lebedev/pril09.htm).  «Склейки — это процессы взаимодействия ветвей альтерверса и проявления в нашей реальности их результатов. Они могут быть как материальными самой различной формы — от странного на первый взгляд результата взаимодействия двух фотонов при интерференции до «вдруг нашедшихся» очков, так и ментальными — от «вещих снов», например, до овеществления «загадочных артефактов»»  -  говорит  Лебедев.  И  это  блестяще  и  непротиворечиво  объясняет  не  только собственно  хронологические  вещи, но и  существование совершенно  реальных  и осязаемых  артефактов  и целых  памятников-пластов,  смыкающих  «разные  истории»  -  .от  дощечек Влесовой книги  до,  например  Ренн-ле-Шато во Франции.  К  таким  же  «склейкам»  относятся  и  приведенные  нами  примеры  -  Куликовская  битва,  Великая  Тартария,  короли  Кельнского  собора.   (это  уже  не  от  Лебедева,  но  и  не  в  противоречии  с  ним)…  Все    те  же  самые  «склейки  Эверетта-Лебедева»…  Если  угодно, глубинная  реальность. 

При  этом  этом  сам  Фоменко,  как,  впрочем,  и его  политические  ( именно  так)  противники именно  к  ней   оказывается  поразительно  глухи:  ««Мы убеждены, что правильная история тоже одна  ( http://ss69100.livejournal.com/1764687.html )» -  говорит  академик.  А  Лебедев лтвечает  “В свете эвереттовского понимания времени неправы обе хронологии, ибо обе они придерживаются принципа линейного исторического времени<…>.Дело в том, что каждая из них отстаивает свою версию линейной Истории, тогда как из теории Эверетта с очевидностью следует "кустисто-корневой" характер ее структуры, к тому же структуры живой и меняющейся”.  

<...>

Вот краткое резюме -  говорит Лебедев -  идеи новой хронологии: "- "современный учебник по Скалигеру" древней и средневековой истории Европы, Средиземноморья, Египта и Ближнего Востока есть слоистая хроника, получившаяся как склейка четырех  похожих экземпляров «краткой  хроники» (по  Г.Носовскому). И  делает  вывод:  «Если… отбросить в сторону подозрения о "сговоре" <…> и предположить, что использованный в этой цитате термин "склейка" выражает свой эвереттовский смысл, то все действительные открытия "новых хронологов" являются ничем иным, как тем самым решающим экспериментом для эвереттовского времени».  А  сама  история  предстает  как «зрелище нескольких фильмов, одновременно показываемых на одном экране»

Именно  -  одновременно.  Если  можно  употреблять  здесь  такое  слово.

Конечно,  никакое  не  «уничтожение  Христианства».  Напротив,  попытка  приближения  к  истокам  патристики.

Ориген,  «О  началах»:  «Мы же ответим последовательно, сохраняя правила благочестия: мы скажем, что Бог впервые начал действовать не тогда, когда сотворил этот видимый мир; но мы верим, что как после разрушения этого мира будет иной мир, так и прежде существования этого мира были иные миры. То и другое мы подтвердим авторитетом божественного Писания. Что будет иной мир после этого мира, об этом учит Исайя, говоря: «новое небо и новая земля, которые Я сотворю, всегда будут пред лицом Моим, говорит Господь» (Ис. 66.22). А что до этого мира были иные миры, это показывает Екклезиаст, говоря: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: смотри, вот это новое; но это было уже в веках, бывших прежде нас» (Еккл. 1.9-10). Эти свидетельства доказывают то и другое вместе, т. е. что века были прежде (этого мира) и будут после (него). Однако не должно думать, что многие миры существуют вместе, но другие миры получат начало после этого мира, о чем теперь нет нужды говорить подробно, так как мы уже сделали это выше”.

А  вот  уточняющие  Александрийского  учителя комментарии:

(Из письма Иеронима к Авиту: «По нашему же мнению, и прежде этого мира был иной мир, и после него будет иной мир. Хочешь ли ты научиться, что после разрушения этого мира будет иной мир? Слушай, что говорит Исайя: „новое небо и новая земля, которые Я сотворю, всегда будут пред лицом Моим“. Хочешь ли знать, что до создания этого мира в прошлом были другие миры? Внимай Екклезиасту: „Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: смотри, вот это новое; но это было уже в веках, бывших прежде нас“. Это свидетельство утверждает, что миры не только были, но и будут существовать, и что они существуют не все вместе и не одновременно, но один за другим»).


Но  при  этом  мы  ясно  видим,  что  «многомирие»  Оригена  решительно  отличается  от  «многомирия»  Эверетта  именно  потому,  что  «многие  миры»  существуют  у  него  не  «вместе»,  но  «до»  и  «после»  этого мира,  то  есть  на линейной  временной  стреле. Но вндь именно  это  и привело Александрийского  учителя  к  идее  метемпсихоза,  за которую он  прежде  всего  и  был  осужден  на  Пятом  Вселенском  Соборе ! Получается,  что  причиной  ереси  Оригена  является  не  само  по себе  «многомирие»,  о  коем  говорит  Исус  в  Евангелии  от  Иоанна   («В доме Отца Моего обители мнози суть." ),  а  многомирие,  воспринимаемое  как  «историал». А  «историалом»  оно  быть не  может.

Говорить  лучше  было  бы  не одновременно,  а единоименно:

В  вере  во  все  то  же  самое  линейное,  «августиново»  время    главная  -  и,  возможно,  роковая  ошибка    Фоменко. И  его  коллег.. (http://coollib.com/b/276801/readПри реальных  достоинствах  нго  исследований  Альмагеста,  затмений  по  Фукилилу,  компьютерного  анализа…

Ю..Лебедев  пишет: “Отсюда следует, что вероятностно не только Будущее (что очевидно), но и Прошлое! <…> История появляется там и тогда, где и когда возникают «развилки» развития событий, не определяемые из начальных условий. Когда буриданов осел выберет ту кормушку, из которой будет есть, он совершит исторический поступок. Прошлое нельзя изменить целенаправленно. Само по себе оно «меняется» в процессах склеек. А наше влияние на них состоит в том, что поступая сегодня тем или иным образом, мы попадаем в различные состояния, которые различным образом склеиваются с параллельными временами, включающими в общую историю различные варианты Прошлого”
И  вот  -  в контексте такого понимания времени мы должны рассматривать не труды Фоменко и Носовского, но сам casus Фоменко-Носовский как таковой.

Занятно  оказалось,  что  сами  Фоменко и  Носовский  -  «в  рифму»  -  закономерно!  -  оказались  внутри  «серийного времени».  В   поэме  «о  превращениях»  и  о  последнем  огне ,  поэме  «Кругом  возможно  Бог» Александра  Введенского ( 1904 — 11941) которая вся  цел ик5ом  посвящена именно  последним  временам,  концу  времен, концу  времени


Для  Александра  Ивановича  Введенского ключевым  понятием было его  собственное  выражение  «звезда безсмыслицы»,  которое вслед за  ним употребляли  и другие  «обериуты». «Введенский до самого конца не отказался от «звезды бессмыслицы»...  Понять безсмыслицу нельзя: понятая бессмыслица уже не бессмыслица. Нельзя также искать смысл безсмыслицы; смысл бессмыслицы — такая же, если не большая, бессмыслица. «Звезда безсмыслицы» — есть то, что нельзя услышать ушами, увидеть глазами, понять умом (http://www.d-harms.ru/library/chinari.html  ) -  разъяснял  «теоретик»  ОБЕРИУ  Я.С.Друскин.  Несмотря  на  неточность сказанного  ( в отличии от  поэтической  точности  самого Введенского),  мы понимаем,  о  чем  идет речь.

<...>

«Так,  в  божественном  единстве,  то  есть  сверхсущественности, единым  и  общим  для  изначальной  Троицы  является  сверхсущественное  существование,  сверхбожественная  божественность, сверхблагая  благость,все  превышающая,  превосходящая  какую бы  то ни было  особую тождественность,  сверхъединоначальное  единство, безмолвие,  многогласие, неведение,  всеведение, утверждение всего, отрицание  всего, то,  что превышает всякое  утверждение  и  отрицание, присутствие  и  пребывание  царственных  ипостасей, если  так  можно  сказать,  друг  в друге, полностью сверхъобъединенное,но  ни  единой  частью  не  слитное…» (Св.  Дионисий  Ареопагит.  «О  Божественных  Именах», гл.2, пер. Г.М.Прохорова,  в  кн.  «Дионисий  Ареопагит, Корпус  сочинений, С  толкованиями св. Максима  Исповедника, СПб, 2008). Комментируя  св. Дионисия,  преп Максим  в  ряду  «применяемой к  Богу символической  священнообразности»,  говорит,  «что Он пьет и  упивается, и  что спит,  и  что  в похмелье бывает»  (там же). «Безумное  Божие»  

Конечно,  св. Дионисий и  поэзия  ХХ  века несопоставимы. Но  мы  понимаем,  о чем  речь.   «Звезда  безсмыслицы»,  как  и  некоторые,  прежде  всего,  петербургские,  мотивы  предшественника  Введенского  - Николая Гоголя -  целиком  соответствует  «времени  Эверетта»  и  «истории  по  Эверетту-Лебедеву»,  но  не  сводится  к  ним.

Герои  Введенского  носят  именса…  Фомин и  Носов.



Итак:

Вбегает  мертвый  господин

-  рефрен  поэмы  «Кругом  возможно  Бог»

И  молча  удаляет  время

-  последняя  ея  строка.


А  вот  и  наши  герои…

Ф о м и н (воет).

Ты сумрак, ты непоседа,
ты тухлое яйцо.
Победа, Господи, Победа,
я вмиг узнал ея лицо.

Г о с п о д ь.

Какое же её лицо.

Ф о м и н.

Географическое.

Н о с о в.

<...>

Тут ты стоишь играешь чудно,
и стол мгновенно удаляется,
и стул бежит походкой трудной,
и география является.
Я под рокот долгих струн
стал бы думать – я перун
или география.

<…>.

Ж е н щ и н а.

Уж третий час вы оба здесь толчётесь,
все в трепете, в песке и в суете.
костями толстыми и голосом сочтётесь,
вы ездоки науки в темноте.

Ф о м и н.

Кто ваши? Не пойму твоих вопросов.
Откуда ты взяла, что здесь Носов.
Здесь всё время один Фомин,
это я.

Н о с о в (вскипая). Ты? ты скотина!

Ф о м и н. Кто я? я? (успокаиваясь). Мне всё равно (уходит).

Н о с о в. Фомина надо лечить. Он сумасшедший, как ты думаешь?


<…>

Ф о м и н (возвращаясь). Я сразу сказал: у земли невысокая стоимость.

Н о с о в. Ты бедняга не в своём уме.

(Они тихо и плавно уходят).

Явление  географии   -   вот  что  несут  с собой  «Фомин»  и  «Носов»  перед тем,  как  « тихо  и  плавно  уйти».

Исчезнуть  -  как  некто  Иван  Хомяченко,  как некогда  -  из  парикмахерской,   в  плаще,  выйдя  на  Невский…

«Перун или  география? » -  замечательный  в  своем  роде  вопрос, над которым  бьются  Фомин  и  Носов,  Фоменко  и Носовский.  -  вместе  с  Носом  майора  Ковалева.

Фоменко  и  Носовский  -  герои  Введенского.  И  Гоголя.
А  перед этим у Введенского -  «перекличка часов»
Но  что  «удерживает»   как линейное время Фоменко и Носовского, так и множественность времен Фомина и Носова ?
Тотлько  то,  что  «Кругом  возможно  Бог»  (Введенский  пишет  это  без  знаков  препинания)
Сапма  по снбе  поэма  Введенского,  написанная  даже  и  до  рождения  Фоменко  и  Носовского  -  пример  «серийного  времени»  во  множестве  еди ноименнх  ( Фомин-Носов)   проявлений  времени  перед  концом времен,  а,  точнее,  поскольку «перед»  и  «после»  очевидно  неуместны, -  во  свете  конца  времен

Лежит в столовой на столе
труп мира в виде крем-брюле.
<...>
Крылом озябшим плещет вера,
одна над миром всех людей.
Воробей летит из револьвера
и держит в клюве кончики идей.
Все прямо с ума сошли.
Мир потух. Мир потух.
Мир зарезали. Он петух.
<...>
Возможно мы виновники, нам страшно.
И ты орёл аэроплан
сверкнёшь стрелою в океан
или коптящей свечкой
рухнешь в речку.
Горит безсмыслицы звезда,
она одна без дна.
Вбегает мёртвый господин
и молча удаляет время.

И тогда  как  перед нами  -  новое  Небо и новая  Земля  (Откр. 21:1), которые, на  самом  деле  здесь,  вокруг  нас,  но  мы  их не  видим.



При  этом  находимся  мы  на  той «ветви», в   том  «историале»,  в  котором  находимся,  и  тогда,  когда  лело  касается  политико-исторического  праксиса,  дожны  исходить  из  этого.  «Претерпевый  же  до  конца,  той  спасен  будет»  ((Мф.10:22).



http://zavtra.ru/content/view/zvezda-bezsmyislitsyi-novoj-hronologii/
 
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ






ВРОЖЕСТВЕ  ДЕВСТВО  СОХРАНИЛА  ЕСИ,
И  ВОУСПЕНIИ МИРА  НЕ ОСТАВИ  БОГОРОДИЦЕ,
ПРЕСТАВИСЯ  КЖИВОТУ

МАТИ  СОУЩМЪ  ЖИВОТА,
И  МОЛИТВАМИ  ТВОИМИ
ИЗБАВЛЯЕШИ  ОТСМЕРТИ  ДУША  НАША.
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
19 August 2015 @ 08:03 pm
«Битва  за  историю»


ГАРИ  СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ


Петербургское  издательство  Quadrivium  опубликовало  ( вслед  за   двухтомником  материалов  Соборов  1666-1667 гг)  «Соловецкий  архив» -    собрание  документов  т.н.  Соловнцкого  сидения 1668-1676 гг  -  противостояния  иноков  Соловецкой обители  и  войск  Царя Алексея  Михайловича,  приведшего  к мученической  смерти  ревнителей  древлего  благочестия.  Составитель  -  Т.Г.Сидаш, редактор  -  К. Я.Кожурин.



Издание  содержит  исторические  материалы,  вероучительные  и  литературные  памятники,  материалы  следствия.  грамоты  и  многое  другое…  Среди  них  есть  «смыслообразующие»: назовем  прежде  всего  произведения  священнодиакона  Игнатия  Соловецкого, сгоревшего  в 1687 г.   в    Палеостровской  гари. 

Напомним.  Радикально  переосмысливая  -  через  изменение  в  Символе  веры  несть  конца на  не  будет  конца -  никонианство  «вводит западный  историал».  Однако  если   еще  даже  на  Соборах  1666-1667 гг  все  было   возможно  «приостановить»,  то  после  Соловецкого  мученичества  путь  открылся  необратимый. Речь  идет  об  одном  и  том же  -  повсюду -   быстром  «перепрограммировании  всего». Церковная  реформа  Никона следует  за календарными  реформами  в  Европе и   совпадает  с  провозглашением  «идеи  прогресса»,  которая,  как  указывал  Ален  де  Бенуа, была там приблизительно к 1680г.   Это  было  первым  провозголашением  пути  к  «глобальному  миру»,  а  России  оставалось  теперь  только к  нему  присоединиться.

Можно в  известном  смысле  проводить  параллель  между  «расстрелом  Соловков»  и   расстрелом  Дома  Советов  в  1993  году -  две фиксация  необратимого  движения  по  одному   пути, и  самое  страшное  -  предопределенному   самим Христианством,  о  чем    и   писал  Игнатий  Соловецкий. ”Черный  диакон»  видит  .эту  черную  тень в  замене  никоновыми  реформаторами  титла  «Исус Христос Царь  Славы»  на  «пилатов  титл»  «Иисус Назарянин  Царь  Иудейский».  Есть  два  Христианства  (как  позже,  в  двадцатом  веке,  будет  два  социализма)

«Сию же титлу ныне новыя злыя еретицы воздвигоша. Зане яже в то время и Нафанаил законник, егда не хотящи воспроповеда ко Христу идущи, равви ты еси царь израилев. обаче аще и тако возгласи рек, но самем Спасителем не ублажися, но паче и поношен бысть, яко боговиднаго ради слова Христова, аще сыном Божиим и проповеда, но то аки бы добродетели ради и по благодати. плотскаго же ради смотрения, человеком равна Христа света помышляет, а не Творца всех и Бога прославляет, и царем израилевым нарицает, а не всех Царя славит. того ради и Спаситель свет наш Христос истинный, истинный по существу Сын Божий, и Сын девичь быв <…> егда славою своею великою прославися, и седит одесную Отеческия славы Божества в небесных. а не в Назарете соводворяяся яко же и прежде.<…>. Нынешнии же еретицы тое вину объявляют, и тако веруют, якоже и древнии жидове. пишут Исус назарянин царь июдейский, а не всей твари Царь».  



На  этом  Игнатий  не  останавливается.  Введение  в  Православие  «июдейского  историала»  он  прямо  отождествляет  с  фигурой  антихриста,  причем  на  основе  видимого  «двойничества» -  «Лев  Христос,  Лев  и  антихрист»,  по  слову св. Ипполита  Римского. «Яко  Исус  несть  Христос,  еже  есть  всея  твари  не  Царь  Славы,  но  июдейский  царь  - той  есть  антихрист»  -  разъясняет    Игнатий.

Приведем  в связи  с этим   комментарий Т.Г.Сидаша: “Имя этот  -  то  общее,  что  нсть  у  образа и  первообраза.  Соответственно  надпись  на  кресте  может  быть  только   «Царь  Славы» <…>  “Царь  Иудейский» -  есть  то,  что  именует  ложное  римско-иудейское  представление  об Иисусе,  а не  действительность. Икона должна  изображать  истинно  сущее,  а  не  кажущееся <…> Историческое  есть  кажущееся,  поклоняться  кажущемуся -  значит поклоняться отцу  всякой  кажимости  и  лжи”.

Более  спорным  с  точки  зрения  догматики  выглядит  некоторое  склонение  Игнатия  к  известному теологумену  о  «Непорочном  зачатии  Божией  Матери». Напомним:  в  XVII веке  эту  идею  разделяли  как  некоторые  новообрядцы  (Димитрий  Ростовский),  так  и  некоторые  старообрядцы ( о.Никита  Добрынин).  Т.Сидаш  считает,  что  «Игнатий  принимает  западное  учение о  непорочном  зачатии Девы Марии в  самом  строгом  католическом  смысле  слова,  т.е.  признает,  что  от  рождения  и до смерти Богорордица  была  лишена  как  первородного,  так  и личного  греха».  Да,  Игнатий  действительно  писал  так.  Однако  он  же  и  разъяснял:  «Аще  и  от  Иоакима,  обаче, якоже  Церковь  исповедует  тогдашним  кондаком  Аннино зачатие,  бывшее  по  Бозе. И  аще  по  Бозе,  то  кроме  всякого  порока  греховннаго.  И  скверны  ни  единыя  не  бысть  причастно  Прснодевы  зачатие».  То есть,  в  отличии  от  католиков  и  Димитрия  Ростовского,  Игнатий  не  «акцентировал  внимания»  на  «скверну»  в  супружестве: существенная  разница  при  формальной  схожести.   Игнатий  скорее  обращает  внимание  на  Предвечность  Пресвятой  Девы,  ”честнейшей  херувим  и  славнейшей  воистину  серафим»,  также  «изымая»  Ее  из  «римско-июдейского  историала»,  обреченного  и  обрученного  антихристу…



Разумеется,  все  это  лишь  малая  часть  «соловецкого  наследия».


http://zavtra.ru/content/view/bitva-za-istoriyu-145/