Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Поэма

ТОРЖЕСТВО  ДИАЛЕКТИКИ

ПОЭМА


Спросите  хоть у  старого эвенка,
Хоть у  младой  китаянки Ван-Ван,
Кем  ьыл  Владлен Васильнвч Быленков –
Молчанье птиц ответом будет вам.

Оно  всегда  вступает, обрывая
Речь позапредыдущего огня
Когда  как ткань сияет  огневая
Оборванного огненного дня

Да, Котлован, да, Колывань вполземья,
Да, Чевенгур, да, нерушимый Че,
Порукой  будет солнечное семя
Саян-синицы на  Сиян- плече.

Но точных слов не будет ни сегодня,
Ни завтра, ни  в иные времена.
Сесть у Кремля и  выйти  вверх на Сходне…
И что  ?  Одна, огромная  страна.

Одна на всех. На вся. Лесные дали
Страна.  Струна. Немыслимый Союз.
Флот Океанский.  Ордена, медали,
И  двести гроз,  и с ними двести-груз

Другой такой никто не ведал грозды.
В которой   жизнь  и  смерть едины влет
Мы  звездами  вздвигалися  на  звезды
Крестами  погружалися нод лед

Страна  всех нас.  Извечно  обрученных
На все оставшиеся времена.
Мечтателей, читателей,ученых
Всех обреченных  страшная  страна.  

+     +    +   

Про  что  я  здесь ?   Про  четырех хозяек?
Про их не мне протягутый ранет ?
Ах как я так  ?  Я ль зарюсь на глаза их,
Враг Пастернака, Клюева адепт.

Скажи, поэт, о чем  крутится ветер,
Как даже Пушкин некогда смолчал,
О чем все есть и нет чего на свете,
Для ветра все -  овраг, а не причал

А там, в овраге, будь хоть частью лисом
Хоть  почвой роз, хоть  слушателем гроз.
«Езерский» потому и недописан,
Что в нем «Зачем» неправилен вопрос.

Не  сметь себя ни помнить, ни касаться,
Ни  с чем остаться,  выжить  ни за чем,
Не  чувствовать, не жить, не  прилепляться.
Быть только дудкой.  Более – ничем.

+    +     +   

Но все,  что нам несут и слух, и зренье,
Все то, что мы историей зрвем,
Есть лишь безчисленное повторенье
Безсмысленно летящего в проем
Медлу  созданием и мирозданьем,
Меж вечностью и веком, меж судеб,
Судебных дел и судных заседаний
Пробелов, проблесков, побед и бед.
А потому и не ищи, читатель,
Кто  здесь есть кто, а кто  туман-оглы.
Случайны  совпаденья. Век – предстатель.
Все прочее – заборы и углы.

=    +    +   

Кем  был Быленков ?  Не  был он рабочим
Он даже не крестьянствовал, и не
Был  посылаем  ясно и не очень
В ближайший космос на  стальном коне.
Он  философствовал, что было, впрочем,
Отделам кадров ясно не вполне.

Он философствовал во времена те,
Когда лишь мыслью меряли страну,
А мысль  страною меряли.  В гранате,
В граните, в гроб кидая  старину.

Кидали все. Кидали всех. Килали…
Но, с колоколен брошенные в грязь
Летели ввысь и озаряли дали –
Летим! - кричали -  долбаный карась!

Да, было  философствовать опасно –
Не  страха ради не сносить главы.
Нет, смысл в смешеньи был и всех  и нас, но
Ни всех, ни нас уж нет  в  черте Москвы.

Быленков был.  Он  вправду был философ.
Но не из тех,  кто волею Кремля
Не вызывал вопросов у матросов
Отправленного  в вечность корабля

Два корабля  на самом деле  было,
Один из них ущел  на волю волн
Второго , тонущего,  в небо  взмыла
Небесная бизань, и с нею всплыло
Земное на небесный  произвол..

Быленков не был среди тех, ни этих.
Он от старин  был долог и далек
Чему порукой было имя. Нети
Таких имен несли  и  клик и клек
И  клеммы  клятв  всех,  кто  за кдек полег.

Он  был из новых, полупролетарцев,
Хотя отец, писатель детских книг
По матушке носил фамидью . Старцев,
А те происходили  из   расстриг.
Но поп-расстрига – он не поп, распоп он
В  нем  совершился  к новой жизни сдвиг
Без кумача и без креста лег в гроб он,
Как, например, крестьянин-трудовие,
И это не считали за крамолу
Ни для учебы, ни для  комсомола.

Потом  пробил неотвратимый час.
Будил народы  Молотова глас..
Владлен, смотав на берегах  Перервы
Кружки,   вращалки, блесны,  в сорок первом
Обнял отца и вышел под свинец.
Как  под венец он шел, как под венец.

+    +    +  

Он  возвращался, предъявляя  орден
И партбилет, и  волю  мылить морды
Тем, кто по справке  отсиделся  здесь…
Но и не только…
Музыку  и спесь…
Спесь тайной  воли… 
Вагнер, Шуберт, Гегедь…
Да, да, и сумрачный  германский гений
Его коснул, как ясеня дисток.
Дух Геттингена.  Ветер и потов. 

+   +   +  

Владлен Быленков в Университете
Уча по грекам греков, жил, как ветер,
Как лист, вольнее  вольного певца
Четыре, три послевоенных года
Дышали  вправду  воздухом свободы,
Хоть кто-то скажет, что не до конца.

Но  до конца не надо.  Все  мы помним,
Чем Александр закончил,  прежле Комнин,
Чем  Кеннеди, чем  всякий,  имый  стать,
Дозволивый  на всяко дозволять  

Свобола  -  это музыка  и слово,
Любовь  и смерть, сеть, полная улова\
Грибы и травы, Моцарт и Гомер,
Не  к власти путь, не  бегство от былого,
Не  смена  вех,  не  перемены вер.

К  тому  же  расхождений  с  диаматом
Быленков не искал.  Аристократом
Себя не числил он. А дивных роз
Религии не принимал  всерьез.
Не то, что против  был. Но явь забвений
Ему сокрыла  навь Богоявлений
В  порядке  слов  здесь двойственны черты.
А смысл, читатель, выбираешь ты.
.

«Могучий некрещеный позвоночник».=
Писал поэт.  Быленкову источник 
Не  Библия  была, но Гераклит
И Энгельс,  с ним единсущно слит.
Да, годы щди, и годы неспроста те =
Он  позже  сомневался  в диамате,
Считая в нем деления некстати
Одной  двух материализмов стати..

Он видел круг миров, где нет конца,
Нет цели, нет начала вечных звений.
Он сам был там, и так  его же гений
Ему его не открывал лица.

Лицо  всегда  до  времени сокрыто,
А время  есть  сокрытое лицо
Имен, времен,  Тартарии  и  Крита
В  немых  глазах  грузинки Мацацо.

Так!  Сколько глаз после войны на рынке
Центральном  промелькало в те года…
Быленкова  окликнул кто-то «Сынку!»
Он обернулся. Никого.  Звезда
Сияет красная на переходе
В метропровод. И никого. Народ
Бежит-снует о тридевятом годе.
О Перекопском взятии  поет.

Быленков  улыбнулся.  Этот оклик
Он слышал в детстве. Это был отец ? 
Нет, не отец.  Кто ? 
Пустельга, дымок ли
Над озером, где город Повенец.


+   +   +  

Иначе ль, так…  Бежади дети, даты.
Светился  Кремль,  и рядом  ГУМ-кристалл…
Быленков стал  звездою диамата,
Сам не заметив, как он ею стал.

А  дальще  площвдь Старая темнела,
Решали там. Но кто-то иногда,
Бровь приподняв и как-то так несмело
И вяло толк сбивал  вопросом «Да?»

+     +    +     

Читатель, не о том  сия поэма.
Здесь не Павленков и не  ЖЗЛ.
Былекнов  не  намек, Быленков – тема
О том, как  мира  ум  восстать посмел
Сам на себя, насилья  мир  разрушив\
До основанья, а затем….  Зачем ?
Нам не дано предугадать, а души
Суть  дань  совсем не этим и не тем.

+    +    +

Гавана. Фестиваль.  Фидель.  Быленков
С  флажеом  СССР.  Он чуть поддат.
С ним рядом русская  студентка Ленка,
Кубинская  студентка Каридад
С кем быть ему ?  С  обеми, конечно…
Причем, немедленно и  вне времен!
Люблвь – огонь, , огонь  пребудет вечно.
Самой материи есть свойство он.
А у  материи  конца ль,  начала
Нет. Здесь он это понял. У причала
Они  стоят.  Их переукачало –
Елену, Каридад, Владлена. Сон…
Сон наяву,  в дадонях махаон

Так!  Ксть любовь -  огонь по Гераклиту,
Он обоюдоостр, и он – война.
В нем  смертные и   боги  равно слиты
( не Бог, а боги,  что  марксисту  плиты
Краеугольные и письмена)
В единоимена и времена

Дее  равные, две разные подруги…
Но…  То  Гавана, Запада черты
В Москве  все  возвращается на круги
Отмеренной  моральной правоты
Арманд Инессы  стерлися черты.
Топи  в  «Столичной»  мужески порывы!
То дождь, то снег. Ну да, порою  срывы…
Но остается  мысль. Ея цветы.

Он  понял:  мысль  извечна,  и  вот в  этом
Он  расходился  и  со Старой, и
С коллегами  Она  не  скоротечна,
И не  от  нерввных отблесков. свои
Она несет истоки огневые
Едино  с  основанием ея.
Все остальное – только роковые
Перераспределенья Бытия.


Да,  пролетариата  поколенья
В истории  есть цвет,   акме мышленья
Да, мысль – огонь.  В нем  зреют  имена
Жреца, бойца,ловца. Нго орудья
Одноименно  Эрос и Война
Людей с богами. Боги – те же люди.
Взаимной  гибелью их жизнь полна.

«Но Ленин  признавал основой атом,
А не огонь» - не самый по уму
Из них  последний  разъяснял ему
Куратор  Старой  площади,  имевшй
Авторитет  не  только  посреди
Своих, но у седых научных певчих
И даже у француза Гароди.
Он также   объяснял  - спокойно, тихо,
Что есть причинно-следственая  нить
Как всеоснова снов, лищь ей хранить
Начало и конец, и  с Вами лихо
Не  нам, Владлен Васильевич, будить.

Им возражать  ?  Откуда эта  странность
Искать во всем начало и конец ?
Из  Библии ?  А как же их  сохранность,
Стерильный, вечно мятный леденец ?
Не лучше ли с позиции марксизма
Признать  хотя  бы  в  виде механизма
Двух  парадигм, ну, или психодрам…
Есть круг и линия,  Они  издревле.
Есть Махабхарата, есть Авраам.
По кругу все у бабушки в деревне.
По линии  соседка  Мариам
Борисовна, из Гнесинки, как в храм
На кофе  прерываяся едва лищь,
К концу времен   таинственно  ведет
С учениками   вдаль  стремленьем клавиш
В этюдах Черни распорядок нот.

Религия ?  Октябрь закрыл страницу.
Да, Бога нет.  Но, приглянись, и вдруг -
У тех, кто выжил, столь же разны лица:
Меж Фуделем и Лосевым граница
Опять все та же: линия и круг.

+   +   +  

Мышление  -  огонь.,  огонь -  мышленье,
И это все  материя., во всем
Повсюдувечносущая, при всем
При том и неуничтожима
И неуничтоэаемо держима,
Когда свои восходы и режимы
В себе удерживет, и вполне.

Но кто же все же дал ей  свойства эти ?
(Быленков хмыкнул – вот он, геморрой…)
Что подразумевает на планете,
Да и вокруг планеты  этот рой
Круговращения ?  Или все  иначе ?
И,  значит, диния…  Ог…  Света
                                         …  к плачу… ?
Все  ж Бог ?  Нет, только  вечная  задача.
И вечный  круг. Все линии  впридачу
Навязывает буржуазный  строй.

Вот, кстати, вам и сущность атеизма.
Всего лишь круг. Иного не дано.
Но те, кто хочет силой…Нет, оно
Не верно и не  обусловлено.
Кто верит – невиновен.  Род, харизма…
Все это  родовых корней полно
И даже Марксом не отменено
Насилье здесь вполне обречено.

(  окончание  далее)

(no subject)

НОВЫЙ  ИЕРУСАЛИМ

Поэма

Вторая редакция
1886-2016

(окончание)





Уже давно, как стал он Патриархом,
на островах обители он строил
(есть  в слове «строить» Троицы огонь) —
и две уже построил, а теперь
вот третью  теперь — одна из них
на озере Валдайском, в честь иконы
Владычицы с Афона, а вторая
на острове, на Белом море, в честь
Животворящего Креста, и обе —
весть на  весть  Нового  Иерусалима,
изображенья мысленного рая,
иконы всей преображенной твари
на острове-холме, среди лугов.
Все три — отверстья, окна в горний мир
и выходы из времени вовнутрь,
отверстые тому, кто побеждает.

+     +     +

Владыке вскоре принесут прочесть
письмо с Валдая, а в письме том весть:
в один из дней воскресных, на заре
обедня шла в его монастыре
к концу -  уж миновали Отче наш, и 
внезапно, вдруг, с  неведомых  ветвей
влетел в алтарь — откуда? — соловей,
и, сев на край  Престола, возле Чаши,
он песнь запел, что песни райской краше;
когда ж его  архимандрит схватил,
потом другой  рукой  перекрестил,
ладонь персты нечаянно разжала,
и тельце мертвое в руке лежало.

…Вот-вот повылезут, и по  земле
займутся языки огня.
От моря
Хвалынского   Казания восхлынет.
Ибир-Сибир прихлынет из-за гор,
Башкиры, воры, вороны слетятся
на запах трупа, на царев кабак,
на думных на бояр на кровопивцев.
И будет горло резать брату брат,
и поплывут по всей по Волге струги.
И к Никону от Разина послы
опальному на север доберутся
и позовут с собою на бояр
и на Царя.
Но  Патриарх ответит:
«Вам нет благословенья. Уходите».
И север запылает.
Русь на Русь
пойдет железом вырезать двуперстье
Во имя  Патриарха  и Царя,
И  после, 
Во имя  мнимого  собора,
и после,
уже  при  Софье  Царь-девице  мнимой,
и после…
и ноздри вырывать за строки в книгах,
и так, пока  не….

+     +     +


Единожы неведомо откуда
явился  кривоватый мужичок,
Лидася  речкой  речь его, как  чудо,
а  сам-то  - ну,  прямой  сверчок-строчок.
Все бегал, прыгал, говорили – лает
Вот  здесь -  поварня, здесь  колокола лить,
здесь  вбить покрепче  деревянный гвоздь…
И  вдруг  промолвил  тихо:  «Все  дела-ить…
Верни  перста два.  Устоит  авось»

+    +    +

Он все стоял и на восток смотрел,
туда, где за еловыми лесами,
за топями, за речек ледяных
извилистыми щелями, вдали,
там, куда взор со стен не проникал,
лежала на седми горах Москва.
Она сияла.  Прежде  Годунова
был  замысел  ее  соделать Новой,
в  Москве – Иерусалиму быть основой
Но это-то и вздор.  Конечно,  вздор.
И  был  бы  вновь  раздор.
Москва  есть Рим -  она  ограда градом,
Иеросалим -  и  вдалеке, и рядом.
И  Грозный  видел  молнию  до дна,
Когда сошла на двор его она.

Романовы пришли,  миротворили,
Мирволили,  журили,  не  прочли,
Что  слышит он ?   Чьи  это вздохи, или,
через века  -  вот,  выкреста,  чьих лилий
уже  после  царей шумит  ковыль  и
чьи  очи  волчьи очи  пережгли. ?

Быть  может,  это  все
лишь   для  таких ?
Их Иерусалим ?
И  здесь,  и там ?
Но  где ?
Где – там ?
И Чей то голос был ?

Да будет воля, Господи, Твоя….

И был ответ:
Ей,  в руце Божией царево сердце,
И не  царево токмо – всяко сердце,
и твари всей дана свобода воли
и дивный дар молитвы покаянной,
и силен Бог свести Свой град на царство
земное и, молитвами святых,
его Своим соделать вечным .Царством.

- Да, на  полях  моей  родной  страны
еще  какой-то,  тоже странный, голос
услышал  вдруг  нежданно Патриарх.
Он, этот голос,   здесь блуждал  средь вязов. 
Он  был иной. чем  первый, ледяной,
Он был  родной, но  прелестный  и  -  страстный,
и,  чем  душе  все  более   родной,
тем более  спасению опасный.
.
Они,  вот эти голоса,  потом,
чрез три  столетия, и  дале, дале,
быть может,  до  последняя земли
еще  сойдутся  в  самой  смертной  схватке.
как  Ияков  и  Исав, Эдом,
Белый и Красный
Как у  бриттов – розы.
Но  схватка  роковая  будет не
за  первородство в дольней  стороне,
за  чечевичеую похдебку,  но за
наследие  Христово.
За  Иерусалим.

+     +     +

Всехсвятский  колокол. Вот,  напиши.
ко  ангелу  Филадельфийской  Церкви.
Се  - ключ  Давыдов,  затворит никтоже
Аз  вем твоя  дела;  се,  пред  тобою
отверсты  двери, и никтоже  может
их  затворити,  яко  малу  силу
имаши,  Се, даю тебе.
глаголющася  быти июдеи,
но  суть не  таковы,  но  лгут, к  ногам
твоим приидут  и  склонятся
яко  тебя аз  возлюбих.
Се – имя
Нового  Иеросалима.


Имеяй  ухо  слышати, да слышит.


Когда  ?  Вот  это главное – еще
совсем недавно  это вот «когда»
и  на какой  версте,  и сколько ночи
мы сами, сторожа, не замечали,
как варвары, как звери, но теперь
мы знаем,что идем  вперед,  во время,
гле Царствию Его конца не булет,
Совсем не «несть», как прежде  мы писали,
при этом мня, что вот Оно, вокруг…
Безумцы!  Но теперь духовной  властью
Мы отворили  время. Аз есмь Никон.

+   +   +  

А  Русь  ?   Ты, Русь,  О чем  твой  голос, Русь
Впервые  ты  сквозь морось и сквозь ярость
восстала супротив. Ну  что же, пусть
твои  навек  подъяты  паруса, Русь.
Земля  еще  цветна.    Ея черты
еще былые. Не горят  скиты
Еще  хватает вольных  дуновений
Еще не вышла  Русь,  воздев кресты,
в  обратный  путь,  сжигая и мосты
и  все печати павших с высоты
пусть кратких, но из вечности  мгновений.

Вот  голос, Русь твой:   Рим  был позади..
Икона  зверина,  ея ж роди
треклятый  Никон,  тьмой  покрыла выдел
Москвы  леса и  реку Иордан
Уже  и тот  воссел, чей пращур Дан
за  стенами,  но  мы его не видим.

Филадельфиец-Дан.  Оно, оно ?
Подлог.  Куда  веревочке ни  виться.
Ужели правда ? 
Может, лишь окно ?
Конечно, все  быть может, может, но
Все, приближаясь к  сущности, двоится

Да, мы  уходим. Век, живых  коси,
Удел  твой,  Крон-всежрец, сошел  с оси
Чермное море, кони  и тристаты –
все позади  - но свята  Русь еси,
и несть конца веселию Руси
за аз единый на смерть  смертью стати.

Отверстые  несутся  времена.
Конца  Егоже Царствию не будет
Сияй же,  год  семнадцатый… Весна
Ее, забыв,и  правнук не избудет…
Потом  Собор.  Сибирь.  Всеколесарь
Расстрелян  в  Екатеринбурге Царь
Ликуйте, ведь  отнцне, как  и встарь,
В  Кремле  не Царь, а Патриарх пребудет.

Надолго ли?   Итог  побед,  утрат,
всего,  чем  жив  и дыщит  стольный град
подводит  физкультурников  парад.


+    +    +


Есть  в  мире время  или нет его ?–
Вот весь вопрос о Иеросалиме
Коль  есть – есть и история. Она –
история  о том, как сатана
в  истории  , гордынею напрасной
царей  земных воюет против Бога,
но Бог их оборачивает  сны
по  Своему. 
Израиля сыны,
и  впредь  -  они  же,  с Нимже  став на ны,
и вечно -  Церковь -  вот  Его подмога.
Языцы  прокляты.  Един язык у Бога.  
А  если так, то Иеросалим
есть пуп Земли   И он неодолим

Но северные старцы говорили,
что,  может быть,  и все совсем иначе.
все- только тень, и  крыл извечных отблеск
все, что вокруг,  лишь внутрь нас есть. 
Христос
за каждой закалаем  литургией,
и каждый храм есть Иеросалим.
Евреев нет и не было..  То – дым.

Так что же здесь ?   Внизу вон, Иордан.
А  сам он, Истра бывшая, он  -  знает,
Что Иордан ?  Иеродан… Ердан.
Что есть имен  вот  этих вот рожденье ?
Переименованье ?  Изведенье ?
Или неведения наважденье ?


+    +    +

Есть ход земли — взгляни, хоть взор дрожит
в грядущее, к былому он лежит,
спешит сквозь время он и время судит,
но грянет мир, где времени не будет.
Туда войдут лишь те, в ком ни пятна.
То жизнь, как бы волной убелена,
то новая земля и небо ново—
их Новый Иеросалим основа.
В сей новый, вечный град из сих сетей
есть в руце Божьей множество путей.
Весь мир идет к единому исходу,
Его пути - через его свободу.
Все, все ведут к началу и вперед; t
Кто,  где,  какой и  како  изберет?
Монастыри  стоят. Их  род и род.
Московский край, Валдай и Крестный Кийский...
Что станет Церковью Филадельфийской,
Хранительницей  Симовых  шатров
что выживет средь огненного пира —
Москва  как остров средь неверья мира
иль острова средь гибнущих миров?

Все  будет  так   Или  совсем   не  так
Кто  ждет грядущего,  в  том  токмо мрак..

Так  думал Патриарх.  Слуга  Писанья.
Закапало.  Смахнул.  Ускорил шаг.
То ветра было  или крыл касанье ?     

И быстро, чтоб его никто не видел
(пусть трапезу свершают без него),
побежкой  Патриарх спустился вниз,
прошел мимо источника и тихо
направился к скиту, мимо берез,
сиявших золотом под темным небом и
вдруг зашумевших.
Резко, заедино.
,
И, в скит войдя,
встал перед  образом  Нерукотворным
Спасителя и, губ не разжимая,
зеленым светом   прошептал
«Скажи нам, Боже, путь воньже пойдем»

И тишина была, и как бы голос



1986  -  2016

(no subject)

НОВЫЙ  ИЕРУСАЛИМ

Поэма

Вторая  редакция
1986-2016



( продолжение)


И словно  тенью

ударило внезапно Патриарха,
тенью  по глазам,   и заслонило
дорогу, ведшую к столице.
«Да воскреснет Бог»  - он мысленно  проговорил,
потом  еще раз и еще, потом -
устами или сердцем —. кто поймет...

И ночь исчезла, грянул свет, и в сердце
развился как бы свиток, на котором
начертано опять из Откровенья,
но сроком как бы дальше на эпоху —
ко ангелу Филадельфийской церкри: «Ей,
«яко соблюл еси терпенья слово
и Аз тя соблюду в годину скорби
и искушенья, что придет на землю
на ней живущих искусити.   Се,
гряду, держи тебе дарованное, да
никто же твоего венца приимет.
Ей, побеждающего сотворю столпа
и боле  никтому изыти  имать.
И Имя Бога Моего на нем
Аз напишу и ими града Моего
реченна Новаго Иерусалима,
сходащего с небес, и Имя ново
Мое...»
И здесь свернулся свиток.
И вновь пред ним стена монастыря
и Гефсиманской башни возвышенье,
лес, ветлы, луг, излука Иордана
и облако плывущего собора
в честь Праздника всех Праздников,
торжеств всех торжества...
И в ужасе он вдруг узнал слова,
которые сам  приказал отлить
тогда  осознавая  их едва
на колоколе в память Всех Святых,
и вспомнил он, что в надписях литых,
начертанных в минуту торжества,
сняли те же самые слова
семи посланий ко семи церквам
семи времен пути единой Церкви,
а. «побеждающий» по-грецки — Никон...

Что есть  победа  ?   Прежде – над грехом.
Потом – все остальное.

Вот,  жизнь  прошла.  Москва.  Была весна.
Всё  победить. Грех  победить.  Жена…
лишь для  того,  чтобы  родить, нужна.
Везли. По речке. Подняли весло те
гребцы. Троих. Всех.  Разве то не знак
что семя тли есть  в  зове    женской  плоти ?
Коль дети мрут…  знать, отворился  зрак
Всевышнего  о чистоты  оплоте.
Он  ей  сказал:  “Мы  чистым житием
себе  и им прощение стяжаем»..
Она  - никак   Ну, что ж… Добро.…  Вздерзаем.
И  вот он – окличительный обет.
Обоим – постриг,да  не  нудит ржа  им.
Ей - монастырь, ему -  на Север  след…
А там – Бог  весть, как  будет  с  урожаем.


Потом  уже  на  море  лодки..  Море.
На море  острова.  Мох.   Крепок   пост.
Отец  духовный  Авва  Елеазар.
И  острова, и  снова лодка.  Лодьи
и острова…  Вссь век его  зачем-то
лодьи  и острова.  И  лодьи.  Года два
все  лодьи, острова и острова.
Все  лодьи,  лодьи.. А  отец  духовный
Тогда сказал :  «Ну,  что ж…
Свой  ум – верховный».

+    +    +

Воистину — пройдут века иль год —
ни буквы из Писанья не прейдет.
Они вдвоем — Писанье и  Преданье —
как бы на скрепах держат мирозданье.
Все сбудется в Писанье, но не так,
как люди ждут —
ведь в сердце ждущих мрак.
Явился Царь царей и в этом мраке,
но не как царь земной, а в рабском зраке.
Что б ни было, каков бы ни был путь —
ничтожества или торжествованья —
омега с альфою едины суть,
и равно сбудутся обетованья.

И вдруг он понял — Царь- то- государь,
друг собинный, и тот нетверд на веру
и он вместить не в силах сей победный
образ сугубицы священной — Третий Рим
и Новый Иеросалим в единой славе,
небесное окно в земной оправе.
Рим — это царство,  Иеросалим —
священство. И от века Константина
в единстве ткется общая холстина
небесной солью царский меч солим.
Но Константин или Сильвестр…  И  сноаа
одна  и  та  же дума.  Церковь…  Царство ?
Что выше?  Что же  пред Богом  честней ?
И неужели  наступает время,
в котором разойдутся их пути,
и общее доселе жизни бремя
им будет порознь суждено нести?
Но, может быть, так  надо ?
Не порознь, а только нам, духовным
Все  на себе снести ?
И  это-то и будет  та  свобрда,
которую нам   завещал Христос..
Ей,  ей…

Cвобода…  Царь и нищий, князь и  вырод
из  глины  все  сотворены одной,
а посему  ни    Ромул  и ни Ирод
себя не оправдают стариной.
Так думал он — сейчас видны века мне:
есть камень у подножия Креста.
Все, что построено на этом камне,
не одолеют адовы врата.
Земля ж без неба тленна и палима,
держава станет пеплом и золой —
погибнет Рим без Иерусалима,
хотя бы овладел он всей землей.
И вот тогда-то не на ,мощь державы,
как ждали вместе Алексий и Никон,
не на  проливы, не   на Дом Софии,
не  даже   ни на этот вот Собор,
не вот на этот Новый Иерусалим
сойдет по исполнении времен
мироначальный Иерусалим небесный,
нет, но на кающихся во грехах
юродивых, отверженных, забытых,
на нищих духом, плачущих, на сердцем
чистых, на милостивых, на правды
взалкавших и возжаждавших,
на правды ради изгнанников,  кого
за  Имя Божие из городов изгонят.
отправят на полночь,  в холодные места,
под ними  вроде  рухнут три  моста,
но кто-то доберется,  среди них
воскресшие свидетели живых –
и  делатели  умныя  молитвы.

Не  в  бревнах Церковь -  в ребрах =
вот она –
глаголет  истина,   не  старина.



+    +    +

«Сии, от скорби велия приидоша,
омыша паки ризы в крови Агнчи,
сии, поющи пред  Престолом Славы
и день и нощь во церкви нову песнь:
Достоин, ей, еси прияти книгу
и вся отверсты в книге сей печати,
и искупити кровию своею
от всякого колена и языка
и нас творяй Царя и Иереа...
Ей, с сими Бог их, яко Той отымет
от очию всяку слезу, и смерти
ктому не будет, плача ни болезни,
ни вопля яко всяко мимо идет».

+    +    +

Тогда настанет предреченный год,
звезда Полынь на землю упадет,
и станет треть земли — полынь-трава,
но свышний мир сойдет на острова,
нечистотой не тронутые, те,
где не чернели люди в суете.
Они сгореть в открывшейся геенне
вовек не смогут — ведь на них упал
Преображенья свет — во мгле и пене
сияют яко оникс и опал.
Самораспятьем их жильцы водимы
для будущего сада дерева,
уже при этой жизни невредимы,
непобедимы эти острова. ч
К ним зверь лишь подойдет,
но среди хора
всегибельного Бог их сохранит,
и у черты последней свет Фавора
с небесным градом их соединит.

Так  перед ним  завеса  разверзалась,
И почему-то все ему казалось
Тогда  уже  не будет – здесь ли, там? –
Царей  …  Одни духовные,  и с ними
народ  послушный, верный,  богомольный,
плотских страстей чуждающийся,  В нем
ни мужеска  не будет пола, ни
женска,  ни  раба  и  ни  свободна.
Духовные же будут Судьи.  Как
Во времена Сампсона, Гедеона,
Деворы…
Но  будет ли ?  По-старому писали
Мы  «будет, будет».  Пишем же  теперь
Иначе  мы :  «Сие  и  буди, буди»…



(продолжение - жалее)

(no subject)

НОВЫЙ  ИЕРУСАЛИМ

Поэма

Вторая  редакция.
1986 -  2016




Уточняющее

Перед  читателем  вторая редакция поэмы,  написанной  в  1986 году. Точнее,  второй  вариант, а еще точнее,  вторая – в  смысле  иная,  другая (  но дружеская  к первой)  вещь.  Вещь как  вече,  ибо  многоголосица, в отличии  от «текста 1986 г»,  в  известном  смысле все же сохраняющего свою силу (воспроизводить его сейчас нет смысла, но  кто интересуется,  пожалуйста, - «Утро глубоко», М, «Молодая гвардия», 1989).
В середине  восьмидесятых автор этих строк писал  «Новый Иерусалим», географически  пребывая  в непосредственной близости  от прославленного Никонова  монастыря-удела, где в то время  был краеведческий музей.  С  Истринскими  краями   связана  была у меня значительная часть жизни, от  детства до поздней юности, потом  -  возвращение,  уже  «молодости на краю». Два года мы жили там с молодой женой и только что родившимися детьми.  Было  тогда  и  «очарование Никоном»,  укреплявшееся встречами  с одним из  одареннейших людей того времени,  протоиереем  Львом Лебедевым (1935-1998).  В  отличии  от  современных почитателй  Патриарха,  о.Лев был монархистом и, к тому  же,  с  уважением относился  к древлему благочестию, искренне  полагая  Никона  мало виновным  во всем  (формально  ведь так и было, Бог забрал его…).
Уже  потом автор этих строк все более  уходил от «никонианства»,  со временем  став прихожанином единоверческого храма  ( «чистое» старообрядчество все  же  «не пошдо»,  прежде всего  из-за его  «психологии  малого народа»).  На  этом стою и, даст Бог, устою.  Поэма  «лежала мертвым грузом».  Но  в ней  все же  нечто теплилось…  А это значило, что не все так просто.  У стихов вообще своя жизнь, они ведут себя  весьма своеобразно.
Так или иначе  поэму я дописал и переписал  именно  тогда, когда  от  «никонианства»  для меня  не осталось уже  вообще ничего.  Странно ?  - Возможно.
Для самого себя, кстати, неожиданно.
Но теперь  - именно  вещь,  вече.
Голоса.
Кто и как  сейчас к этому отнесется, мне, честно говоря, все равно.
Не  мы пишем.  Пишут – нас.
Никон был  гениален.  Как писатель («Рай  мысленный»  не уступает  творениям его   двойника-противника протопопа Аввакума)  Как храмоздатель,  «архитектор»,  если угодно, «теург».  Он  «творил» не сам.  Творил «гений Никона»  В этом  не вина его, а беда.  «Гений»   есть «демон».  Гениальность и святость – вещи противоположные. Достаточно сравнить Патриарха Никона  с преподобным Серафимом Саровским…
И  последнее,  самое главное.
О Царстве.
Отсылаю к  моей  работе «К метафизике отречения» ( в т.ч. http://zavtra.ru/content/view/k-metafizike-otrecheniya/  ). 
В  поэме  -  две  правды.
В  жизни надо стоять на одной.

PS   Cчитаю возможным писать  как Иеросалим, так и Иерусалим   Сам Никон, кстати, писал по-старому . Здесь  - пишу и так, и так, в зависимости от  смысла. Этому пусть читатель не удивляется.








НОВЫЙ  ИЕРУСАЛИМ


Созда Патриарх икону Зверину.
Из поморской рукописи .

И ныне Иеросалим Никон не есть образец последующе истинному образу, но самый первый, начальный, Новый Иеросалим... сиречь священный мир.
Из ответов Никона боярину Стрешневу.


И вот уже почти готово все,
уже почти достроена обитель,
и Патриарх, обедню совершив
и отослав келейника, один
по деревянной лестнице крутой
на стену подымается, стуча
о каждую ступень владычным жезлом.

Осенний день простер иссиня-темный
шатер над ясным золотом лесов,
а позднее негреющее солнце
сияет купно с куполом собора,
и среди потемневших ветл струя
небесная синеет Иордана.

Воздвиженье Животворящих Древ
три дня как миновало, но еще
на пасмурье не. «здвинулась» погода —
последнее затишие в году...
Так вот она, зиждимая  икона
явившегося в тайнозренье града,
который купно есть и град и сад…

Икона – отблек  вечного   покона,
Не токмо краски и желток – икона,
Икона – речка, дом, палаты – вот -  
она  земных  к небесному зовет -
пророк, апостол,  праотец  кивот,
свет  мученик,  святителем  живот
.
О ней предвозвестил Андрей-апостол,
пешком скитальчествуя по Руси,
и Боголюбский князь Андрей,
c латинами бывавший  там,  в Сионе,
а  после, возвратившись, здесь, свою
обитель создавая, бросив Киев,
подобно Лоту, вшедшему в Сигор,
ее творил из стен, садов и гор,
и дивный инок, Сергиев служитель,
москвич по плоти, но небесный житель,
который пост с художеством связал,
в трех ангелах ее предуказал.
Сторожа, Волок, Маковец ~ удобных
мест в перекрестье боле не найти —
так пусть она сияет на пути
меж трех обителей трех преподобных,
чьи три столпа до неба достают
и стерегут пути в Москву...


Вдали
пыль поднялась, по северной дороге,
мелькнул обоз.
Все ближе он и ближе
наверно, с жерехами, с речки Нудоль,
где послушанье рыбное несут
новоначальные.
Давно пора
наладить монастырское хозяйство,
перёкупить у Сытина село,
у Боборыкиных леса и ловли,
да все дела в Москве...
И Патриарх, вздохнув,
лицом к востоку обернулся.
Как собинный его сейчас там друг,
Великий Государь?.,
Ей, среди них лишь он один вместил
сей замысел и за него стоял
духовной власти одесную.  Все
бояре были супротив — они
всем сонмищем своей лишь ищут воли.

Бояре…  Да…  бояре  хороши…
Уж  сколько  их    к  земельке прикрепляли
с крестьянишками  вместе… Все не впрок
не в  ту все степь, и  корм  в коня  не  лезет.
Все  ведомо, все явно…
Ну Бог простит

И все звучат, звучат в уме слова
из тайнозрительного Откровенья
ко ангелу Сардийской церкви: « Ей,
Аз вем дела твоя яко носящий имя
яко ты жив, но мертв, ей, мертв еси.
Покайся от твоих скончанных дел
и поминай, яже приял еси и слышал.
Приду на тя — не ведаеши срока
егда приду на тя, в кий час приду.
В Сардин мало риз не осквернивших,
ей, мало, но они достой ни суть.
Се, побеждающего в ризах белых
Аз исповем перед Отцем Моим».

Ей, мало, мало — думал Патриарх —
осталось побеждающих, таких, как
Владыка  Киприян, Филипп владыка,
Геннадий  Новгородец,  да и сам
Иосиф,  хоть  мертвец, а все любезный
сосед,  старинный  Волока хозяин…
Скудеет благочестием столица.
Увы тебе, град  седмихолмый. Как
тебя  не  поучай,  а  - вожжи сбавишь, 
все  заново  -  сопелники,  гудцы,
стихослагатели,  срамные  девки… 
Тьфу!  Словно  баба сельная, от мужа
не  отойдет, а после «Тьфу», да  «тьфу»…
Мой, лескать, тьфу…

Но,  сколько жив,  учи,  учи,  святитель,
учи  премудрости  мирскую чадь…
Грех  на  Москве, грех, грех и есть.
Но нет  грехов  отчаянных.
Прощает
Бог все грехи.
И ты,  Москва, к  тому
будь бдительна,  седмихолмица, кайся
и  утверждай врученное тебе,
храни и кайся,  да не попалит
тебя огонь
всепоядающий.  Пока цари
в Москве  послушливы, благочкстивы,
не одолеет супостат Москву.

Тем временем светило шло на полдень,
и там, в Кремле, в пятидесяти верстах
от новозданного монастыря,
отслушав царскую обедню, Царь,
собрав бояр, им раскрывал все то,
о чем они часами с Патриархом
беседовали прежде—
о судьбе
Премудрости поруганного дома,
наследья Константинова пути.

Москве   сей Дом  предписано спасти.

Но   Константинтинова ль  ? -  вдруг  вспомнил  Никон…-
не  Селиверстова ли  все ж ?  Латины,
хоть  отреклись   от дара,  кто  сказал
что  дара  не было ?.  Дела  темны те.
Толкуй  хоть так, хоть эдак.  Вы  ж да  мните,
царевы вси, - хоть се, хоть не  совсем
пребудет все едино.  Все  во  всем. 

Иначе ль, так …  нам путь  явило Око -
на  Град Софии, Град Христа,  за  срока
сток  в стоке вечном  вод пути  потока,
где станет  Царь одной  ногой на Юг,
другой – на Север,  свыще  же сам-друг -
Святый  Владыка мира и Востока –
Святейший  Патриарх Московский и
Вселенной  всей. Един  во Бытии.

Царь  Патриарху  верил.  Свято верил.
Он убеждал свой государев верх,
свою Цареву думу в том, что  ныне,
когда  мы стали  сами  как бы  греки,
и  все  исправили,  все  в книгах недоумья,
плоды  гордыни Грознаго, Макарья
Cтоглава  неразумные прещенья,
и что теперь, когда икона рая
близ града стольного сияет яко солнце,
и град Москва  не на словах, а въяве
твердыня и  хранитель правой веры
уже пришло помыслить о священной
войне с османами за Царский Град :
и  срок  обетованный  настает
исполнить предреченное Востоку.


А  вот  Востоку  ли?  Тут некий  мних
ну  из  таких…  ну…  как бы…. многомнящих….
Ну…  умствующих...  высечь бы его,
все  спрашивал:  ведь если  посмотреть
туда, где Юг,то это не Восток,
а Юг  и Запад,
и Запад  даже  более, чем Юг,
а  в  лревности глубокой  на Руси
поверье было булто  бы  вот там,
на  Юге, где черны глаза и кудри,
как раз и  есть  Престол Нечестия…
а  Бог,  наш Бог,
на Севере живет, среди Медведиц…
наш  Бог, голубоглаз  и  златовлас,
такой  же, как Никола или Влас… 
Поганое поверие, конечно….
Как много  здесь осталось,  у славян
поганого…
Ну,  высеку  монаха…
А  толку  что…  
Я все же верой грек,
хоть  родом  русский…  Мой  сосед  заволжский
Аввакум,  протопоп  упрямый тот,
напротив, вечно в грудь себя биет:
«Русак, русак я!...Верою  русак я»
Пустое….
Сказано  в Писании :  несть
еллина, ни июдея.  Ибо Весть
Благая  и была о том. И здесь
к тому же несть жены ни мужа,
свободна ни раба, ни скифа…
Так- от ?
Да не пребудет.  Токмо так. Аминь.

Аминь аминем. Сроки Бог положит.
Но вот порой  молюсь, и вдруг загложет -
а все ж ходил  он,   Боголюбец-князь
туда,  в  Иеросалим, и вообще куда
ходили  в Иеросалим?….
Уж не  в  Царьград ли
Все же ходили ?

Но  то все думы,  думы…  Царь  обязан,
Там, на Москве.  с  боярами,  уже
приговорить…  Но  вот уж год как  нет.
все  нет  как нет  ни  сказа, ни  указа.
Хотя  бы  войско  начал собирать…
Что там,  в Палатах ?  Отселе видать,
как  думцы — государевы бояре -,
согласно все кивая головами,
иную думу держат про себя.
Им всем поболе б вольностей. Они
не прочь в пиру вспомянуть Владислава
и договор, по коему отцы их
могли свободно для науки ездить
и в ляхи, и в британцы, и во фрязи,
где в пропасти любой могли пропасть.

Аз, Патриарх,  для них спасенье зижду,
а все  их  думы  как без линзы  вижду 
От служб они устали — строг зело
он  ( грешный аз)  владыка новгородский,
стал,  Патриархом сделавшись.  Давно
пора бы от него Царя отвадить.
На Федора блаженного-то Царь
хоть набожен, да походить не хочет,
ну а на Иоанновы дела
лет пятьдесят уж точно кто решится...
Но вот чтоб сделался совсем своим,
сослать  куда бы  Никона  собаку,
как,  вточь  известно, бают меж собой…
Вон  Стрешнев, спьяну пуделя завел,
и Никоном прозвал…
Собаки сами.
Одна у низ  в  башках собачья дума -
закон  бы  враз переменить   церковный —
Царю бы, дескать,  знать, что сам  закон
и выше нет его царевой воли,
вот вроде  как  во  Франции-стране,
«Я  сам,  ваш краль, есть ваше государьство».
Но  так-то не бывает -  значит  нас, -
вот,  меж  собою все  шептать горазды -
бояр царевых впредь он будет слушать,
а не попов  да  иноков  гугнивых
Вот тут-то  мы  себя покажем  вси:.
добьемся прав, сейм учредим, как ляхи,
и станем хоть какой, а все ж Европой…
Ну а пока пусть Государь увидит,
что нам его Владыка не указ.
И вот уж у кого-то голова,
то пузо, то еще какие уды
болят, когда в Соборе  Никон  служит,
Собаки сами….


Псы  безпородные,  Иль пуделя…
Те, старые, хоть были родовиты…
А эти…  Потому  и падки
на всякую мякину завозную
Теятры подавай им…
Вправду  прав 
Аввакумка-ревнитель…
Во всем  другом не прав,  а тут вот прав…
Сейм, видите ли…  Нет, избави Бог.
Пусть лучше  царь.  Какой  он  никакой,
а все  ж Тишайший…

- Народ бояр не лучше  Помню,  помню…  -
вдруг  Патриарх  задумался…  Еще
тогда  все  было  там, во граде
над Волховом. 
Конечно, город
он  волховской, и до сих пор, но  чем-то
там  легче  для  того,  кто по Писанию
желает  жизнь  устроить…
Да, Царя
там раньше не  было.  Архиепископ  был
Почти  во  образ  Книги Судей…. Вот,
вот оно, что нужно…  Ну, а чин
церковный  пусть  будет   греческий,
к тому же  чинный,
без  криков,  воплей,  гама, без  на он,
и  без  не на безсмысленных  вот  этих,
будто бы  бы  кто-то там  в ночи
баюкает кого-то…
Языческая прелесть это все.
Народ  понять сего не может, нет…
Бояре  да народ.  Един сей род =
двуглавый  непослушливый  урод.

..Да, да, тогда-то в Новеграде, там,
старуха нищая ему кричала:
«Все вы отступники, все заодно!
Антихристы! Когда менять начнете,
конца не будет переменам... Кровь!
Кровь вижу по земле,  конца
не будет той крови, все зальет,
и захлебнется
Москва в крови...
Тогда-то и грядет...
Он самый.

+    +    +

«Пока  послушливы,  благочестивы
цари в Москве...» — твердил он про себя,
в прямом значении — от слова «твердь»,
и эта твердь, казалось, все твердела
и вырастала мысленной стеной,
оградою вокруг всего Востока...

И вновь…
Востока ?  Встока?  А не  вправду ль  Запад , 
Опять все  те  же  думы,  но  куда
от  них деваться…
Впрочем, Запад
ведь   Запад  солнца,  то есть свет  вечерний,
куда  противосолонь  мы  теперь
идем,  не  посолонь, как прежде…
Мы все  исправили,  всю тьму ошибок,
как сам  же  Государь нам повелел…

Но почему  же он тогда так медлит,
Так,  почему он  медлит,  Государь?
Уж сколько дней как обещал приехать,
а все не едет и гонцов не шлет?..

(  продолжение - даоее)_

БЛАГОВЕЩЕНiЕ ПРЕСВЯТЫЯ БОГОРОДИЦЫ

ДНЕСЬ  СПАСЕНIЯ НАШЕГО НАЧАТОКЪ,

И  ВЕЧНЕЙ  ТАЙНЕ  ЯВЛЕНIЕ,

СЫНЪ  БОЖIЙ СЫНЪ  ДЕВIЧЬ  БЫВАЕТЪ,

И  ГАВРIИЛЪ  БЛАГОДАТЬ  БЛАГОВЕСТВУЕГЪ,

ТЕМЪ  И  МЫ  С НИМЪ  БОГОРОДИЦЕ  ВОЗОПIЕМЪ,

РАДУИСЯ  ОБРАДОВАННАЯ  ГОСПОДЬ  СТОБОЮ

post

Оригинал взят у rosh_mosoh в post
Исследователи примордиальной традиции говорят о изначальном существовании «расы царей», что подтверждается данными Священного Писания. «Бог ста посреде богов ( в сонме). Посреде же боги рассудит» (Пс. 81,1). Святоотеческая экзегеза разумеет под «богами» судей и царей. К ним обращается Господь: « Аз рех: бози есте и сынове Вышняго вси. Вы же, яко человецы умираете и яко един от князей падаете» ( 6-7).
В контексте библейской расологии эти слова можно соотнести с рассказом книги Бытия о смешении сынов Божиих (расы царей?) и сынов человеческих (Быт.6,2). Везде, где говорится о «богах» ( Пс.81, 1-6; 41, 6 –Бог богов Господь и Исх..22, 28 «богов да не злословиши», стоит евр. Elohim. В уподобительном смысле.
Отдельно следует рассмотреть Пс. 95, 5. «Вси бози язык бесове».

Статья на портале "Катехон"

ЗЛО  НАЗВАНО  ПО  ИМЕНИ






На  память  Торжества Православия,  20  марта 2016  года Святейший  Патриарх  Московский  и  всея Руси Кирилл   сделал заявление,  которое  не  только  невозможно  переоценить,  но невозможно и  не признать первым и  единственным  в  новейшей  истории.

По словам Патриарха, универсальным критерием истины в наше время стал человек и его права. Из-за этого "началось революционное изгнание Бога из человеческой жизни, из жизни общества". И  вот  "Сегодня мы говорим о глобальной ереси человекопоклонничества, нового идолопоклонства, исторгающего Бога из человеческой жизни. Ничего подобного в глобальном масштабе никогда не было. Именно на преодоление этой ереси современности, последствия которой могут иметь апокалиптические события, Церковь должна направлять силу своей защиты, своего слова, своей мысли", — заявил патриарх (obelarus.info/news/world/2016/03/20/patriarh-kirill-prava-cheloveka-global-naya-eres.html ).

В  Советском  Союзе  «права человека»  не  соблюдали,  и  совершенно  правильно делали. Но  при  этом  СССР  аккуратно  подписывал все  «международные  конвенции»  на  эту  тему,  и  в  завершении  -  погибельный  для  себя  Заключительный  акт  Совещания  по  европейской  безопасности  и  сотрудничеству  в  Женеве 1975 года с  его т.н.  «третьей  корзиной» ,  касающейся  прав  человека.  Против  этого  боролся  «советский  Победоносцев»  М.А.Суслов,  но ему  нечего  было противопоставить  «прельстительным  сетям» :  cоветские консерваторы  не  имели  идеологической  альтернативы,  и потому сами  путались  в  трех  соснах.


Дело  в  том, что  «права  человека»  не  соблюдали,  но признавали.  Более  того,  пытались  доказать,  что  «марксизм-ленинизм» неразрывно  с  ними  связан  (что  так),  да  еще при  этом  их  «возносит на небывалую  высоту» (что уже не  так).  Действуя  в  защиту  нашей  государственности,  наших  геополитических  интересов,  нашей  идентичности  (пусть  искаженной  и  неполной),  мы  постоянно занимались  тем, что  оправдывались.  И  проиграли  -  позорно  и  с  треском. Суслов  и  его  сторонники  хотели  «заморозить  ситуацию». Но  и этого  не  вышло,  хотя  человек,  всю  жизнь верный  себе,  проходивший в  одном  костюме  и  галошах, не может  не  вызывать острого    сострадания.

Мы  проиграли потому, что  играли  чужой  крапленой  колодой.  Ну,  если  мягко,  на  чужом  поле. На  том, на котором выросли  и либерализм, и  коммунизм, которое   сегодня  Русский  Патриарх  называет  «глобальной ересью человекопоклонничества, нового идолопоклонства».

Можно  некоторым  образом  поспорить  о  слове  «ересь».  Строго говоря,  ересь  в  православном   понимании это  нарушение  Символа  веры,  осужденное  одним  из Седми  Вселенских  соборов,  а  все  последующие  ереси так или  иначе  под  эти  определения  подпадают.  «Права  человека» вообще  находятся  вне  Символа  Можно,  конечно,  говорить, что  эта  идея  как-то  связана  с  ранним христианством,  прежде  всего  с  идеей  равенства  людей  пред  Богом  (при  этом  никогда  не говорится,  что  речь  даже  у  ранних  христиан  всегда  лишь  о  равенстве  перед  лицом  спасения  души), и  «антропологическими  вопросами»  блаженного  Августина, но  ведь  «работать» она начинает  лишь  тогда, когда  происходит  «обрезание  Бога», «обрезание  вертикали», что, кстати,  было  понято  не  только  Православием,  но и католицизмом  (по  крайней мере,  понималось  - до  Ватикана-II ).  Поэтому  все же  не  «ересь»,  нет…  Но  вот  «идолопоклонство» -  да,  однозначно.  Со всеми  вытекающими последствиями,  включая  человеческие  жертвоприношения - от  умученного  в  Гааге  Милошевича до  всесожжения  в  Одессе. 

Никакое  не  русское  «родноверие»,  не германский «вотанизм»,  не  кельтский  «неодруидизм»,  а  именно  вот  это.

Французский  философ  Ален  де  Бенуа в  своей  статье,  так  и  названной -  «Религия  прав  человека» -  писал::  «На вопрос, как получилось так, что столь многие представители сравнительно различных идеологий смогли сойтись на понятии «прав человека», один из членов той комиссии, которая была уполномочена разработать Всеобщую декларацию прав человека, решение о принятии которой было принято ООН в 1948 году, ответил так, что действительно согласие вокруг этого понятия существует, при условии, однако, что никто не задает вопрос «почему»»  Автору  этих  строк  уже доводилось  всмпоминать это выдающееся  свидетельство  того,  что  перед нами  именно новая  религия,  точнее,  антирелигия,  проистекающая,  как  любая религия  или  антирелигия,  не  из  человеческих  источников.  Кто есть  отец  лжи, мы  хорошо знаем.
 
Антирелигия  «прав  человека»  направлена  против  всех  ос новных  религий  мира, и  прежде  всего  против  Христианства  как  религии  Богочеловечества,  Боговоплощения  и Воскресения  Сына  Божия.  Однако  -  обратим  внимание -  на протяжении  трехсот  лет,  когда она открыто  была  явлена  буржуазными  революциями XVIII в,  практически  никто  из  архиереев  -  мы  говорим  здесь  о  Русской  Церкви -  не  подвергал  ее  развернутому  обличению.  Не  произошло  этого и в  XX веке,  причем  ни  в  Московской  Патриархии, ни  в  РПЦЗ, ни  у  «катакомбников».  Во  втором  и  третьем  случае  говорили лишь  о  коммунизме  и  «большевизме»,  русском  «прочтении»  коммунизма. «Всеобщую  декларацию прав  человека»  поддерживали  самые консервативные  архиереи  РПЦЗ.   О  главном -  религии  «человекопоклонства» молчали. Понятно,  что в  МП  было то же самое,  и  не случайно:   в  СССР  одним  из  основных  положений  было  «все во  имя (sic!)    человека,  все  для блага  человека».

К  слову.  Владимир  Набоков как-то  написал, что советскую  экономику  погубил  культ  экономики.  Точно  так  же  культ  человека  погубил и самого человека.  У  нас  -  пока  -  просто деградация  и  дегенерация,  в  Европе  -  «трансгуманизм».  Хотите,  чтобы  чего-то  не  стало  вовсе ?  Объявите  это  высшей  ценностью,  и  идол  будет  неминуемо  попран.

Если  жизнь  человека  принадлежит  -  уже  прежде  Всеобщего Воскресения  мертвым  или  при  Нем,  в  данном  случае  не  имеет  значения -  Вечному  Царствию,  емуже  несть  конца,  то никаких  «прав человека»  нет,  поскольку  любое   мучение  (не  говоря  о  утеснении)  в  этом  случае  мгновенно .  Земная  жизнь есть  епитимия,  то есть  именно  «нарушение  прав  человека». Мгновенное  очищение  пред  вечностью.  Как,  впрочем,  и сама  смерть.  Если  же  мы  предпочитаем  «права»  (на  самом  деле    не существующие ),  то  мы  лишаем  себя  живота   вечнаго,  избирая  для себя «смерть  вторую».  В  этом, кстати,  смысл знаменитой  переписки благоверного  Царя Иоанна  Грозного с  князем Андреем Курбским -  о  законе  Моисеовом, «царевой грозе», казни  и  пытке.   В  этом  сотериологическая  (спасающая)  миссия  Царской власти.

Но  и  в  ограниченной  (условно)  земными  мерами  жизни «права  человека»  суть  мнимость.  Возьмем  простейший  пример.  Работает  ядерный  реактор.  Приходит  охранник  с  поста  или  уборщица  и требуют  «порулить».  Чем  все  это заканчивается.  ?  Может  ли  человек,  не  знающий  тонкостей    дипломатической  политики  или  тем более государственных  секретов, высказываться  по вопросам  политики  и  тем  более  чего-то здесь требовать ?  Вправе  ли толпы  вообще  требовать смены  власти,  совершенно  не зная  того,  с  чем  этой власти приходится  сталкиваться ?   И -  напротив,  с  другой  стороны:  может ли  чиновник  или  партийный  идеолог  вмешиваться  в  вопросы  философских  школ,  научного  метода  или художественного стиля, ?



Все это  вопросы,  поражающие  своей очевидностью,  но  «замазанные»  всей  современной  жизнью,  ея  мрапком  и  мороком. Но  они  же  упираются  в  вещи  еще  более  очевидные.  Удел  человеческий   -  не  абстракный  «статус»  и  «право», но и  религиозная,  и  этническаая и социально-трудовая  принадлежность каждого , и  еще его  вековое  родословие,  одаренность  или  бездарность,  история  верности  или  предательства, мужестао  или  трусость, красота  или  безобразие,  интеллектуальная  мощь  или безсилие,  и  даже  «маленькая  доброта». Нет  и не  может  быть  единой  меры  человека,  его  «прав».

Но  в  этом  случае…

Если  действительно серьезно  отнестись  к  словам  Святейшего  -  а  точнее,  к  словам, сказанным  через  него (другого  нет)….

Если  сегодня  выздоравливающая  Россия  действительно  становится  защитницей  Христианства  и  вообще   живой  жизни  для  всего  мира,  то 

С чего нужно начать срочно ?

Во-первых,   с изъятия положений о "человеке как высшей ценности... и проч.»  из Конституции (мирным путем, через общенародный  референдум или  Конституционое Совещание,  как это  предусмотрено  в  самом  Основном  законе).

Во-вторых,  идти к пересмотру или коректировке иных связанных с ними статей Основного Закона .(тем же путем)..  Соответствующая глава  Конституции могла  бы  иметь  название  «Положение,  права  и  обязанности  граждан (подданных)  России»

В-третьих (это кажется  более  сложным,  но  это необходимо) Если  признать,  что  перед  нами,  действительно,  новая  религия (  а это так),  всем  т.н.  «правозащитным» организациям и  движениям  следует  придать   статус религиозных, рассматривая при этом саму эту религию как нетрадиционную.  Что  означает  как  минимум  прекращение  ея  государственной  поддержки. (думаю,  пока  «на  минимуме»  остановиться  достаточно)

Автор  этих  строк,  принадлежа  к  РПЦ  МП,  в  то же  время  до  сих  пор  не  во  всем  соглашался  с  рядом  позиций  Патриарха  Кирилла, прежде  всего в  области экуменизма  (собственно,  вопросы  по  экуменизму  остаются).  Однако,  похоже,  происходит  действительно  Великий  поворот. Хотел  этого  Святейший  или  нет,  но  он  бросил  вызов  мировому  злу. Назвав  его  прямо  и по  имени.

Теперь главное  -  ни шагу  назад.

http://katehon.com/ru/article/zlo-nazvano-po-imeni-eres-chelovekopoklonnichestva

Выход из тупика

О   «НОВОМ  ЭКУМЕНИЗМЕ»





«Православно-католическое  сближение»  вызывает  непримиримо  противоречивую реакцию.  «Церковные  либералы»  его  одобряют и подстегивают, консервативное большинство  резко  отвергает.  При  подготовке  т. н. «Всеправославного Собора»  от наиболее  неприемлемых  предложений  вроде «календарной  реформы»  отказались, однако  «экуменический  документ»  (как бы ни называть  его)  остается  в области  повышенного  внимания.

Надо  иметь  в  виду,  что под экуменизмом  у нас всегда имели  в  виду  подчинение  Православия  некоей  новой мировой  религии, «религии  будущего»,  в  лучшем  случае  -  Ватикану.  Однако  возможен  ли  «лругой экуменизм» ,  даже  «новый  экуменизм» ?

Парадоксальным  образом  -  возможен.  Он  называется  «Вселенское  Утвержение  Православной  Кафолической Церкви».  И  может  начаться  (  не  говорим  «должен  начаться», или  «начнется», но  «может начаться» )  двуединым движением.

Во-первых,  возсоединением самого  Православия. Именно в  России.  Конечно,  речь идет о  преодолении  раскола  XVII века. Это не  «мелочь», онтологически это  главное. Сейчас  старообрядцы  говорят  о  том,  что это  к ним  не имеет  отношения,  а  никонияне    по-прежнему  возлагают  всю  вину на  «невежество раскольников». Однако  внутри  РПЦ  растет  интерес  к Древлеправославию  как таковому, открываются единоверческие  приходы. 

Важными  шагами  со  стороны  РПЦ  было  бы  принесение  покаяния    за  гонения  на  старообрядцев  с  середины  XVII века  до  1905 г  (известный  Указ  Императора  Николая II )  и  переход  к  всеобдержному погружательному Крещению  в обязательном порядке.  Далее  желательны  определения  о  предпочтении  произнесенияч  Символа  Веры «по-старому» (прежде всего с  «Егоже  Царствию  несть конца»  и  «Духа  истиннаго  и  животворящаго» )  при  сохранении  права каждого прихода  на сегодняшнем  временном  отрезке решать  этот  вопрос  самостоятельно.  Как и далее  -  о древлем  и  новом  чине вообще. В  отличии от никоно-алексеевой  реформы,  нынешняя  «контрреформа»  должна  быть  осуществлена  «не  через  колено».  Разумеется, любые обновленческие усилия  с  сокращениями богослужения  и современным  языком  прекращпются.  Вводятся  курсы  церковнославянского  языка  и  церковного  пения  (канонически  правильного)  для  прихожан. Постепенно  происходит возврат к  совершению  таинств  (включая  исповедь) по  Кормчей, восстановлению  канонической дисциплины,  выборности  священства  и  епископата.  И  «по-старому»,  и  «по-новому»,  но  едино  в  Духе  и  силе.   

Начинаются  собеседования  с  представителями  старообрядцев всех согласов  включая безпоповцев  Два  их  главных требования  (выше)  полностью приемлемы и  легко исполнимы, а главное  - справедливы.  Остальное обсуждается  в  контексте  истории  Церкви  и  России  в  целом..  Все происходит  с   молитвой  и  постом,  в  духе  христианской  любви. Целью  должно быть  возстановление  молитвенного  и  евхаристического общения.




Вне  зависимости  от  формального положения других Поместных  Православных  Церквей, с учетом  того, что Россия  несет на  себе сегодня миссию  оберега  как  Традиции  вообще, так и нравственных  ценностей,  такое  единство Старой  и Новой Русской  Церкви   призвано  стать  «Православным Центром  мира» -  вместе  с  Государством  Российским. и самим   будущим   Православным  Русским  Царем, имяже  его  Ты Господи  веси. Здесь  важна не  временная  последовательность,  а  «векторная направленность».  Да, если  угодно, это  новая  формула  действительно «нового  мирового порядка»    «А  мы  попробуем  сплотить  его  любовью»,  как  писал  Тютчев.

Мы  не  обещаем,  мы  попробуем.

Римо-Католическая Церковь призвана,  если  ея  «внутренний круг»  без лукавства готов  к сближепнию,   полностью  отказаться от ереси  Filioque и  вернуться к Никео-Цареградскому Символу веры.
Поскольку Римо-католики  уже  давно  в ряде  случаев  не  читают  Filioque,  свидетельстует  о том,  что  они  могут от него и отказаться  совсем.   Также  должен произойти  отказ  от именования Папы  Главой  Церкви  и  возвращение  к  его  исконному  титулованию -  епископ  Запада (или  Патриарх  Запада). Разумеется,  никакаой «непогрешимости» (  ни  ex cathedrae,  ни  иначе)  За  Римской  Церковью  сохраняется  латинский  обряд  (желательно  с  Тридентской  и  более  ранними  мессами,  но  это дело  самих  католиков) и  все традиционные  уставы,  включая  орденско-монашеские. 

Остальное  -  выносится на  совместное  соборное  и богословское обсуждение  в  духе  христианской любви.  И  вновь  - не  временная последовательность,  а направленность.  При  этом Римская  Церковь,  уже  теперь  братская  Православной, несет  ответственность  за  возстановление в  странах  Запада христианской морали и,  возможно,  традиционного  политического  устройства,  включая  Монархическое

Признание  Римом  Господа  Нашего Исуса  Христа  (а  не Папы) Главой  Церкви и  возвращение  Запада  к  Никео-Цареградскому  Символу  веры  открывает  путь  к  общей  Евхаристиии  и  общей  молитве.  Да,  здесь  шаг за  Западом,  и  сегодня  он  должен его  сделать,  ибо  дехристианизация  пока  что  охватила его  в  большей  степени.

Нужен  ли  для всего  этого  Вселенский  Собор ?  Оставим пока  этот  вопрос открытым,  помня,  что для  Вселенского  Собора  нужен  Вселенский  Император.  Сегодня  достаточно решений  поместного  (разумеется, на  соборной  основе)  и  межпоместного уровня (включая даже и  Всеправославный  Собор)


А  у  нас,  в  России,  думаю,  так.  «Обновленцам»  и  «церковным  либералам»  отойти  в  сторону.  А  ревнителям,  часто  не  по  разуму  -   научиться  смотреть  вперед,  а  не назад,  научится  вести  себя мужественно,  а  не  «реактивно».  В  конце  концов  только  единое  (по-настоящему) Христианство  может противостоять  антихристу  -  «духовному»  или  «персональному».

http://katehon.com/ru/article/o-novom-ekumenizme

(no subject)

СВЯТОЙ  ПОСЛЕДНИХ  ДНЕЙ







На  проходившем  2-3 февраля 2016  г. Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви  в числе  прочих  святых  был  утвержден  для  общецеркового  почитания     преподобноисповедник Кукша Одесский (Величко†1964, память 16 / 29 сентября);

Как  и преподобный  Лаврентий  Черниговский,  о котором нам уже довелось  писать  здесь, на  «Катехоне» (http://katehon.com/ru/article/prepodobnyy-lavrentiy-chernigovskiy-o-voyne-care-i-antihriste  как  и преподобный  Аристоклий Афонский, также прославленный на Ариерейском соборе, преп. Кукша  Новый -  святой  священноинок  схимник  (схиигумен),  чудотворец  и  прозорливец,  обращенный  внутренним  взором  к  концу времени  и  видимого  земного  мира, к «последним  событиям» -  и он  же  яко  един от  древних. Ревнитель  святоотеческого  Предания,  творец  непрестанной Исусовой молитвы.  Именно такой,  о каких  говорят:  cвет  мирянам  иноки,  свет  инокам ангелы.

И  он  же  в  судьбе  своей  -  не  отделим  от  судьбы  Отечества,  от  «страшных  лет России».

«Обычно утреннюю и вечернюю молитву благословляли читать, как новоначальной, мне, чтобы приучить читать правильно- вспоминает  одна  из  духовных  чал преподобного - Однажды, читая молитву на сон грядущим, я пропустила фразу «Императору споборствуй» (ведь Императора же нет у нас), о. Кукша прервал моё чтение и велел повторить, сказав при этом: «Никогда не пропускай, всегда читай «Императору споборствуй» (Житие святого преподобного отца нашего схиигумена Кукши (Величко) —исповедника. Саратов, 1994).

На самом деле  ведь это  означает:  так  или  иначе,  при  видимом  отсутствии Царя,  мы  должны  жить   как  бы Царь  есть.



И  при  этом преп.  Кукша  постоянно  говорил:  «Сейчас начинает испоняться глава 3-я книги пророка Ездры. К нам быстро катится гибель. Ох, сестры мои, какое настает время ужасное, что жить не захочешь на белом свете, а оно вот…вот. О, Господи, Боже мой, Боже мой! Грядут на землю страшные бедствия: огонь, голод, смерть, гибель и пагуба, и кто может их отвратить! И это время очень близко, не слушайте никого, если скажут, что будет мир, нет, мира не будет, будет война»

+   +    +

Преподобный Кукша Новый  родился 12 января (25 нового стиля) 1875 года в селе Арбузинка Херсонского уезда Николаевской губернии в семье Кирилла и Харитины и был крещён с именем Косьма; в семье было ещё два сына — Фёдор и Иоанн, и дочь Мария.

По  рассказам  знавших  его  мальчик  сторонился игр, предпочитая  сидеьть на  крыльце  с любимой  книгой  - Евангелием.  Больше всего  любил  церковные службы. . Известно  событие  его  отрочества. У Косьмы был двоюродный брат, одержимый нечистым духом. Косьма поехал с ним к одному старцу, изгонявшему бесов. Старец исцелил юношу, а Косьме сказал: «За то только, что ты привез его ко мне, враг будет мстить тебе — ты будешь гоним всю жизнь».  Так потом  и  было.


В 1895 году Косьма отправился с паломниками в  Святую  Землю, а  на обратном пути посетил Афон,  но  был вынужден вернуться домой  за благословением,  которое отц  не хотел ему давать. Уговорить отца  удалось только через  год, и тотлько  тогда юноша . поступил послушником в русский Свято-Пантелеймоновский монастырь. Затем – полтора года послушания у Гроба Господня. Вернувшись на Афон, Косьма был назначен гостиником Позже пострижен в рясофор с именем Константин, а 23 марта 1904 года — в монашество с именем Ксенофонт.

Во время первой мировой войны служил братом милосердия в санитарном поезде КиевЛьвов,  также . с 1913 г. по  1832 год служил в Киево-Печерской Лавре.

Подвижник очень хотел принять великую схиму, но по молодости лет ему отказывали в его желании. Как-то, переоблачая мощи в Дальних Пещерах, отец Ксенофонт взмолился святому схимнику Силуану о том, чтобы принять схиму. И вот в 56-летнем возрасте  он неожиданно тяжело заболел — как думали, безнадежно. Умирающего постригли в великую схиму и нарекли ему имя в честь священномученика Кукши Печерского. Вскоре после пострига отец Кукша стал поправляться, а затем и совсем выздоровел. Было  это  в  1931  году, когда ему было пятьдесят шесть лет,  а  в  1934  году  он  был рукоположен в  сан иеромонаха  и поставлен служить  в  одну  из киевских  ферквей.
.
В 1938 году был арестован, был приговорен к 5 годам заключения, срок отбывал в пос. Вильва Соликамского района Молотовской области (ныне Пермский край). В заключении  с ним происходили  неожиданные и просто чудесные  события.  Так, однажды  епископ  Киевский прислал в лагерь преподобному 100 частиц сухих Святых Даров, чтобы батюшка Ими причащался. Но отец  Кукша  решил,  что Святых Даров следует  сподобить всех находившихся там  священников, иноков,  инокинь   и  всех  желающих В назначенный день заключенные-священники в епитрахилях, сделанных из полотенец, по дороге на работу незаметно от конвоя быстро разрешали людей от грехов и указывали, где спрятаны частички Святых Даров. Так в одно утро в лагере причастились 100 человек. Для многих это  Причастие  было  последним.

В лагере с  о.  Кукшей стали происходить совершенно  «житийные»  случаи. На Пасху отец Кукша, слабый и голодный, шел вдоль колючей проволоки, за которой повара носили противни с пирогами для охраны. Над ними летали вороны. Преподобный взмолился: «Ворон, ворон, ты питал пророка Илию в пустыне, принеси и мне кусочек пирога!» И вдруг услышал над головой «кар-р-р!» — и к ногам его упал пирог   ворон стащил его с противня у повара. Батюшка поднял пирог со снега  и со слезами возблагодарил Бога

На  годы  заключения  приходяься  первые  чудеса,  явленные  чрез  преподобного Кукшу.. Господь открыл старцу, что у одного из охранников дома заболела дочь. «Чадо, возьми отпуск, поезжай домой, тебя отпустят. У тебя дома заболела дочь», — напутствовал его святой. «Летом не отпустят», — сказал охранник  и ушел, а старец молился о нем и о его больной дочери. Вскоре он вернулся, говоря, что пришла срочная телеграмма, в которой сообщалось, что дочь сильно заболела, и начальство отпускает его съездить домой. «Помолись, отец, о ней, — попросил он, — ведь она у меня одна, Анной зовут». Старец ответил: «Если ты дашь обет Богу изменить свою жизнь и будешь ходить в храм, то дочь твоя будет здорова». Охранник дал обет. По молитвам преподобного девочка получила исцеление.




В 1943 г. отец  Кукша на три года был отправлен в ссылку в Кунгур без права совершения богослужений, жил в колокольне единственной действовавшей на тот момент городской церкви. А  после  войны  вернулся в Киев,  в Лавру..где нес послушание свечника в Ближних Пещерах.
Тогда  же  на него Господь возлагает подвиг старчества.
Исповедь всю жизнь была его основным послушанием,  а  теперь    к  нему  потянулось  множество  людей = самых разных…

В 1951г. отца Кукшу из Киева переводят в Почаевскую Свято-Успенскую Лавру..


И здесь люди сотнями стояли к нему в очереди на исповедь. Созранились  воспоминания и свидетельства  о чудесах.

В Иоанно-Предтеченском монастыре города Кунгура в марте 2014 года принял постриг в великую схиму с именем преподобного Кукши Одесского 102-летний монах Никон. В годы Великой Отечественной Войны он служил минометчиком, был тяжело ранен в руку осколком, который так и не удалось извлечь. Со временем осколок стал вызывать нестерпимые боли, и тогда Никон поехал к своему духовному отцу. Преподобный Кукша внезапно отправил его срубить на дрова сухую липу. Изнемогая от боли, Никон за послушание пошел рубить дерево. И после первых ударов топором осколок внезапно сам выскочил из руки, а монах получил исцеление.
Один молодой послушник, не понимая, зачем батюшка каждый вечер окропляет свою келлию святой водой, как-то спросил его: «Батюшка, зачем это вам надо окроплять? Что оно дает?» Прошло дня три. Отец Кукша зашел к послушнику в келлию и на глазах у него начал окроплять ее святой водой. Впоследствии послушник  рассказывал: «И вдруг я такое увидел, такое увидел! Полная келлия бесов, и все бегут гурьбою в двери, да не успевают, вываливаются один через другого...» Окропив келлию, старец спросил: «Ну что, видел, что оно дает?»
Преподобный Кукша, по афонскому обычаю, всю жизнь обувался только в сапоги. От долгого столяния  у него на ногах были глубокие венозные раны. Однажды, когда он стоял у чудотворной иконы Божией Матери, у него на ноге лопнула вена, и сапог наполнился кровью. Его увели в келию, уложили в постель. Пришел знаменитый  исцелениями игумен Иосиф (в схиме Амфилохий), осмотрел ногу и сказал: «Собирайся, отец, домой», У  иноков это означает  «умирать». И ушел. Через неделю игумен опять пришел к о. Кукше, осмотрел почти зажившую рану на ноге и в изумлении воскликнул: «Вымолили чада духовные!»


В конце апреля 1957 года, после двухмесячного пребывания в затворе, которое священноначалие определяет ему «для совершенствования аскетической жизни и несения высшего схимнического подвига», старца на Страстной Седмице  переводят в Крещатицкий женский Свято-Иоанно-Богословский монастырь Черновицкой епархии.
Несмотря на старческую слабость, чувствовал здесь себя хорошо. Он часто повторял: «Здесь я дома, здесь я на Афоне! Вон внизу сады цветут, точно маслины на Афоне. Здесь Афон!»


В 1960г.  закрыли Черновицкий женский монастырь. Монахинь перевели в мужской Иоанно-Богословский монастырь в Крещатик, монахов отправили в Почаевскую Лавру, а отца Кукшу — в Одесский Свято-Успенский мужской монастырь, где он и провел последние четыре года жизни
В  монастырь часто приезжал и навещал старца Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий I.
Именно  в  это время схииеумен Кукша  был восприемником при монашеском постриге будущего митрополита Киевского и всея Украины Владимира (Сабодана)


Старец  предвидел обстоятельства и время своей кончины. Обстоятельства  были  драматичны. Духовным чадам батюшка говорил: «Матерь Божия хочет взять меня к себе, но молись — и Кукша будет жить 111 лет! А то 90 лет — и Кукши нет, возьмут лопаточки и закопают».
Осенью 1964 года он заболел: в приступе злобы келейник Николай в октябре месяце в 1-м часу ночи выгнал отца Кукшу раздетым из кельи. В темноте старец упал в яму, повредив ногу, и так пролежал до утра, пока его не обнаружили братия. Старец заболел двусторонним воспалением легких. Несмотря на старания близких, он так и не оправился от болезни.
За несколько мгновений до смерти старец сказал: «Престало время» и очень спокойно отошел ко Господу. Произошло  это 24 декабря 1964 года (н.ст.), соазу  же  на его могиле начались  чудесные исцеления больных.
Cтарец Кукша еще  раньше говорил, чтобы после его кончины приходили на его  могилку, рассказывали о печалях…  Так  же  некогда говорил  и преподобный Серафим.

+    +     +

Прославлен  Украинской  Православной Церковью  Московского Патриархата 4 октября 1994 года.  Теперь  же -  всецерковно.

Рака с мощами святого Кукши Одесского находятся в Одесском Свято-Успенском монастыре.

+    +    +   

Чудеса,  связанные  со  святым  Кукшей Новым,  совершаются  постоянно.  Вот только  две  истории  ( из  многих, на  выбор)

Через несколько дней после прославления преподобного Кукши одна раба Божия поделилась  радостью. У нее болел ребенок, несколько дней у него была очень высокая температура, и родители уже не знали, чем ему можно помочь. Женщина была на прославлении преподобного и получила частицы облачения и гроба. Дома ее встретили с упреками, что ребенок болен, а матери нет. Она сразу пошла к сыну и, помолившись, приложила частицы облачения и гроба к его голове. Ребенок уснул и на следующий день проснулся абсолютно здоровым.

По молитвенному предстательству преподобного Кукши Господь воскресил из мертвых младенца. В Одессе, в одной православной семье, в ночь с 7 на 8 января 1996 года внезапно заболела двухлетняя Ксения. Температура резко поднялась выше 39 градусов и продолжала расти. Девочка начала метаться в жару. Бабушка Ксении, врач по профессии, видя ее крайне тяжелое состояние, попросила свою дочь — мать девочки — вызвать скорую. Пока она говорила по телефону, Ксения внезапно затихла. Бабушка начала осматривать внучку: сердце ее не билось — жизнь оставила девочку. «Скорую не надо, уже поздно...», — сказала она дочери. В отчаянии мать ребенка встала на колени перед иконами и начала слезно молиться: «Господи, возьми мою душу, а ее душу оставь!» После долгой молитвы она вспомнила, что осенью 1994 года в Свято-Успенском Одесском монастыре ей дали частицы облачения и гроба преподобного Кукши. Призвав имя святого, мать взяла эти частицы и приложила ко лбу умершей девочки. Вдруг Ксения глубоко вздохнула — жизнь вернулась к ней. Когда девочка окончательно пришла в себя, то, показав рукой на икону преподобного, попросила мать: «Дай мне Кукшу...». Прибывший врач, осмотрев девочку, сказал, что никаких оснований для вызова скорой он не нашел. В семье этот день называют вторым днем рождения Ксении.

+    +     +

Еще  преподобный Кукша был славен  тем,  что,  не  смотря  и  вопреки  всеобщему  (в  том  числе церковному) предательству  Царя  и Царской  власти  в России  он  всю жизнь оставался  монархистом.

В  связи  с  тем,  что  мы уже  упоминали:   его  просьбой  к  духовным  чfдам  не  оставлять ни при  каких  обстоятельствах молитвы  за Императора.
«Найдём житие великого отца древности — преп. Иоанна Колова (память 9/22 ноября). Там говорится, что когда он умирал радостный, со светлым лицом, то сошедшаяся братия воскликнула: «Отче, скажи нам скорее последнее наставление для нашего спасения, пока ты ещё не умер!» И преподобный сказал: «Братия, я никогда никого не обязывал делать то, что прежде не исполнил сам», — и с этими словами предал душу Богу. Откроем «Отечник» свт. Игнатия Брянчанинова и найдём правило 112 преп. Антония Великого — оно говорит об этом же. Многие святые учат так, конечно, преп. Кукша это прекрасно знал, и, если он обязал женщину каждый день в вечерних молитвах читать слова «Императору споборствуй» — это значит, что он каждый день читал эти слова сам»  -  справедливо  толкует  сегодняшний  комментатор (http://www.pokaianie.ru/article/prophecy/read/10413/full ).

В  начале  этих заметок  мы уже  кпоминали  о духовной  связи о. Кукши  Нового и  о.  Лаврентия  Черниговского,  чье  «царское служение»  нам  с егодня  известно еще более подробно.

Сохранились  записи о  их  встречах :

«Преп. Кукша был на шесть лет моложе преп. Лаврентия. Интересен рассказ схимонахини Херувимы и схимонахини Евникии, приведенный в том же Почаевском издании, о встрече этих двух великих пророков: «Сестры, подвизавшиеся при святом подвижнике схиигумене Кукше, рассказывали: «Когда отец Кукша жил в Свято-Успенской Киево-Печерской Лавре, поехал поклонится мощам Святителя Феодосия и посетить отца Лаврентия. Во время беседы отец Лаврентий многократно спрашивал отца Кукшу: «Вы из Одессы?», или: «Вы живёте в Одесском монастыре?» Отец Кукша каждый раз смиренно отвечал: «В Киеве», или: «Из Киева, и живу в Лавре». А отец Лаврентий сказал: «А, эге, понял, в Одессе Успенский монастырь»» (Преподобный Лаврентий Черниговский «Житие, поучения, пророчества и акафист». Типография Почаевской Лавры, с. 145,146).

В упомянутцх наших заметках  о  преп.  Лаврентии  Черниговском (http://katehon.com/ru/article/prepodobnyy-lavrentiy-chernigovskiy-o-voyne-care-i-antihriste )  мы  приводили  предсказания этого святого: «Россия вместе со всеми славянскими народами и землями составит могучее Царство. Окормлять его будет Царь Православный — Божий Помазанник. Благодаря ему в России исчезнут все расколы и ереси. Гонения на Православную Церковь не будет. Господь Святую Русь помилует за то, что в ней уже было страшное предантихристово время. Русского Царя-Самодержца будет бояться даже антихрист. А другие все страны, кроме России и славянских земель, будут под властью антихриста и испытают все ужасы и муки, описанные в Священном Писании. В России же будет процветание Веры и ликование, но только на малое время, ибо придёт Страшный Судия судить живых и мертвых!».

Мы  обращали  внимание  на то, что,  в отличии  от  греческих предсказаний,  русские  говорят  о  одновременном появлении Последнего Царя  и антихриста «от  колена  Данова» и о  том,  что  антихриста  может  и не быть  на  Русской  земле  (греки  настапивали  и настаивают  на  том, что он будет господствовать всюду.

Преп.  Кукша  стоит  на  «русской»  точке  зрения, но,  если  преп. Лаврентий  упоминает также и  «ликование», то  предсказания  преп. Кукши окрашены  в  более скорбные  тона  Быть  или  не быть собственно антихристу  на  Русской  земле,  ей не  избежать общей  страшной  (для земного  ума ) участи. отступнического  рода  человеческого.
Преподобный  связывал  мировую войну и  бедствия  с  общим отступлением от Православия:

«Скоро будет экуменический собор под названием «Святой». Но это будет тот самый «восьмой собор», который будет сборищем безбожных. На нем все веры соединятся в одну. Затем будут упразднены все посты, монашество будет полностью уничтожено, епископы будут женаты. Новостильный календарь будет введен во Вселенской Церкви. Будьте бдительны. Старайтесь посещать Божии храмы, пока они еще наши. Скоро нельзя будет ходить туда, все изменится».

« Грядут на землю страшные бедствия, огонь, голод, смерть, гибель и пагуба .И кто может отвратить их. Если назначено Господом за грехи людей и это время уже близко вот, вот. И не слушайте никого, что говорят о том, что будет мир, нет мира и не будет его.

Война и тутже сразу сильный, пресильный голод,посмотрите куда все сразу исчезнет, нечего будет кушать, и тут гибель, гибель и гибель, всех погонят на восток, мужчин и женщин, но оттуда не одна душа назад не вернется, все там погибнут. Страшная и великая будет погибель от голода. А кто останется от голода, тот погибнет от мора, от моровой язвы, и эта заразная болезнь невозможна будет к лечению. Не напрасно сказал и написал святый пророк: "Горе, горе и горе тебе наша земля". Одно горе пройдет, настанет второе, второе пройдет, настанет третие и так дальше

Некоторых  смущает  в этих  предсказаниях  то, что  преподобныйф Кукша  остерегает  в  наступающие  времена  от  вступления  в брак.    Надо  помнить:  здесь  нет  похуления  брака  как  такового  или  тем  более гнушения им  Речь  только  о том,  что  грешный человек  в  услових  конца  всего  видиимого может  не  выдержать отвественности  за другого и  за  детей, и тогда  погибнут  и оба, и  дети..  Впрочем,  имеющий  вместить  да  вместит,  и далее  об  этом довольно. 


Дерзнем  все  же  высказать  некоторую надежду  в  связи с  тем,  что  наша  Церковь  именно  сейчас,  когда,  кажется, возврата  уже  нет, прославила  именно преп.  Кукшу  (вместе  с  преп.  Лаврентием)

Быть может,  если  такого  «собора» (который, кстати, не может  по канонам  быть  созван  без  Православного  Императора) и  не удастся  избежать,  то,  быть  может,   тем  его участникам, которые  все  же  сохранили Православие,  удастся  «замотать», «нейтрализовать»,  «спустить на  тормозах»  самые  опасные  его решения  и  тем  самым  не дать проявиться  и самым  страшным  последствиям.  При том, что  та мировая  война,  о которой говорил  старец, уже  идет, но ведь  не  только  собственно в  войне  дело.  Война это ведь еще  и  явление Империи,  а,  значит,  и  Императора.  Будущее всегда  в  некотором  смысле двойственно.

Очень  часто бывает так,  что  понимание  глубинной  сути  предсказания  и  святости того,  кто  его  делает,  способно  остановить и  отвести  роковой  ход  вещей.   Прославляя  преподобного  Кукшу, Архиерейский  Собор Русской Православной  Церкви  засвидельствовал  и  свое  приятие  его взглядов  на грядущие  события,  решимость  все  же  не  допустить  того,  чтобы  планируемые  в Православном мире  мероприятия этого лета не  стали мироразрушительными.  Русская  Церковь,  в  том числе  в лице  архиереев,  молится  преподобному  и ждет  от него  помощи.


Составлено  по материалам 
http://apologet.spb.ru/ru/524.html
http://jnp.ucoz.ua/publ/zhitija_svjatykh/zhitie_prepodobnogo_kukshi_odesskogo/6-1-0-238
http://kuksha.od.ua/

http://www.pravoslavie.ru/73964.html    
http://earth-chronicles.ru/news/2014-03-10-61175
http://chelovecheschko.livejournal.com/33833.html