?

Log in

No account? Create an account
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
02 May 2016 @ 11:40 pm
ТОРЖЕСТВО  ДИАЛЕКТИКИ

ПОЭМА


Спросите  хоть у  старого эвенка,
Хоть у  младой  китаянки Ван-Ван,
Кем  ьыл  Владлен Васильнвч Быленков –
Молчанье птиц ответом будет вам.

Оно  всегда  вступает, обрывая
Речь позапредыдущего огня
Когда  как ткань сияет  огневая
Оборванного огненного дня

Да, Котлован, да, Колывань вполземья,
Да, Чевенгур, да, нерушимый Че,
Порукой  будет солнечное семя
Саян-синицы на  Сиян- плече.

Но точных слов не будет ни сегодня,
Ни завтра, ни  в иные времена.
Сесть у Кремля и  выйти  вверх на Сходне…
И что  ?  Одна, огромная  страна.

Одна на всех. На вся. Лесные дали
Страна.  Струна. Немыслимый Союз.
Флот Океанский.  Ордена, медали,
И  двести гроз,  и с ними двести-груз

Другой такой никто не ведал грозды.
В которой   жизнь  и  смерть едины влет
Мы  звездами  вздвигалися  на  звезды
Крестами  погружалися нод лед

Страна  всех нас.  Извечно  обрученных
На все оставшиеся времена.
Мечтателей, читателей,ученых
Всех обреченных  страшная  страна.  

+     +    +   

Про  что  я  здесь ?   Про  четырех хозяек?
Про их не мне протягутый ранет ?
Ах как я так  ?  Я ль зарюсь на глаза их,
Враг Пастернака, Клюева адепт.

Скажи, поэт, о чем  крутится ветер,
Как даже Пушкин некогда смолчал,
О чем все есть и нет чего на свете,
Для ветра все -  овраг, а не причал

А там, в овраге, будь хоть частью лисом
Хоть  почвой роз, хоть  слушателем гроз.
«Езерский» потому и недописан,
Что в нем «Зачем» неправилен вопрос.

Не  сметь себя ни помнить, ни касаться,
Ни  с чем остаться,  выжить  ни за чем,
Не  чувствовать, не жить, не  прилепляться.
Быть только дудкой.  Более – ничем.

+    +     +   

Но все,  что нам несут и слух, и зренье,
Все то, что мы историей зрвем,
Есть лишь безчисленное повторенье
Безсмысленно летящего в проем
Медлу  созданием и мирозданьем,
Меж вечностью и веком, меж судеб,
Судебных дел и судных заседаний
Пробелов, проблесков, побед и бед.
А потому и не ищи, читатель,
Кто  здесь есть кто, а кто  туман-оглы.
Случайны  совпаденья. Век – предстатель.
Все прочее – заборы и углы.

=    +    +   

Кем  был Быленков ?  Не  был он рабочим
Он даже не крестьянствовал, и не
Был  посылаем  ясно и не очень
В ближайший космос на  стальном коне.
Он  философствовал, что было, впрочем,
Отделам кадров ясно не вполне.

Он философствовал во времена те,
Когда лишь мыслью меряли страну,
А мысль  страною меряли.  В гранате,
В граните, в гроб кидая  старину.

Кидали все. Кидали всех. Килали…
Но, с колоколен брошенные в грязь
Летели ввысь и озаряли дали –
Летим! - кричали -  долбаный карась!

Да, было  философствовать опасно –
Не  страха ради не сносить главы.
Нет, смысл в смешеньи был и всех  и нас, но
Ни всех, ни нас уж нет  в  черте Москвы.

Быленков был.  Он  вправду был философ.
Но не из тех,  кто волею Кремля
Не вызывал вопросов у матросов
Отправленного  в вечность корабля

Два корабля  на самом деле  было,
Один из них ущел  на волю волн
Второго , тонущего,  в небо  взмыла
Небесная бизань, и с нею всплыло
Земное на небесный  произвол..

Быленков не был среди тех, ни этих.
Он от старин  был долог и далек
Чему порукой было имя. Нети
Таких имен несли  и  клик и клек
И  клеммы  клятв  всех,  кто  за кдек полег.

Он  был из новых, полупролетарцев,
Хотя отец, писатель детских книг
По матушке носил фамидью . Старцев,
А те происходили  из   расстриг.
Но поп-расстрига – он не поп, распоп он
В  нем  совершился  к новой жизни сдвиг
Без кумача и без креста лег в гроб он,
Как, например, крестьянин-трудовие,
И это не считали за крамолу
Ни для учебы, ни для  комсомола.

Потом  пробил неотвратимый час.
Будил народы  Молотова глас..
Владлен, смотав на берегах  Перервы
Кружки,   вращалки, блесны,  в сорок первом
Обнял отца и вышел под свинец.
Как  под венец он шел, как под венец.

+    +    +  

Он  возвращался, предъявляя  орден
И партбилет, и  волю  мылить морды
Тем, кто по справке  отсиделся  здесь…
Но и не только…
Музыку  и спесь…
Спесь тайной  воли… 
Вагнер, Шуберт, Гегедь…
Да, да, и сумрачный  германский гений
Его коснул, как ясеня дисток.
Дух Геттингена.  Ветер и потов. 

+   +   +  

Владлен Быленков в Университете
Уча по грекам греков, жил, как ветер,
Как лист, вольнее  вольного певца
Четыре, три послевоенных года
Дышали  вправду  воздухом свободы,
Хоть кто-то скажет, что не до конца.

Но  до конца не надо.  Все  мы помним,
Чем Александр закончил,  прежле Комнин,
Чем  Кеннеди, чем  всякий,  имый  стать,
Дозволивый  на всяко дозволять  

Свобола  -  это музыка  и слово,
Любовь  и смерть, сеть, полная улова\
Грибы и травы, Моцарт и Гомер,
Не  к власти путь, не  бегство от былого,
Не  смена  вех,  не  перемены вер.

К  тому  же  расхождений  с  диаматом
Быленков не искал.  Аристократом
Себя не числил он. А дивных роз
Религии не принимал  всерьез.
Не то, что против  был. Но явь забвений
Ему сокрыла  навь Богоявлений
В  порядке  слов  здесь двойственны черты.
А смысл, читатель, выбираешь ты.
.

«Могучий некрещеный позвоночник».=
Писал поэт.  Быленкову источник 
Не  Библия  была, но Гераклит
И Энгельс,  с ним единсущно слит.
Да, годы щди, и годы неспроста те =
Он  позже  сомневался  в диамате,
Считая в нем деления некстати
Одной  двух материализмов стати..

Он видел круг миров, где нет конца,
Нет цели, нет начала вечных звений.
Он сам был там, и так  его же гений
Ему его не открывал лица.

Лицо  всегда  до  времени сокрыто,
А время  есть  сокрытое лицо
Имен, времен,  Тартарии  и  Крита
В  немых  глазах  грузинки Мацацо.

Так!  Сколько глаз после войны на рынке
Центральном  промелькало в те года…
Быленкова  окликнул кто-то «Сынку!»
Он обернулся. Никого.  Звезда
Сияет красная на переходе
В метропровод. И никого. Народ
Бежит-снует о тридевятом годе.
О Перекопском взятии  поет.

Быленков  улыбнулся.  Этот оклик
Он слышал в детстве. Это был отец ? 
Нет, не отец.  Кто ? 
Пустельга, дымок ли
Над озером, где город Повенец.


+   +   +  

Иначе ль, так…  Бежади дети, даты.
Светился  Кремль,  и рядом  ГУМ-кристалл…
Быленков стал  звездою диамата,
Сам не заметив, как он ею стал.

А  дальще  площвдь Старая темнела,
Решали там. Но кто-то иногда,
Бровь приподняв и как-то так несмело
И вяло толк сбивал  вопросом «Да?»

+     +    +     

Читатель, не о том  сия поэма.
Здесь не Павленков и не  ЖЗЛ.
Былекнов  не  намек, Быленков – тема
О том, как  мира  ум  восстать посмел
Сам на себя, насилья  мир  разрушив\
До основанья, а затем….  Зачем ?
Нам не дано предугадать, а души
Суть  дань  совсем не этим и не тем.

+    +    +

Гавана. Фестиваль.  Фидель.  Быленков
С  флажеом  СССР.  Он чуть поддат.
С ним рядом русская  студентка Ленка,
Кубинская  студентка Каридад
С кем быть ему ?  С  обеми, конечно…
Причем, немедленно и  вне времен!
Люблвь – огонь, , огонь  пребудет вечно.
Самой материи есть свойство он.
А у  материи  конца ль,  начала
Нет. Здесь он это понял. У причала
Они  стоят.  Их переукачало –
Елену, Каридад, Владлена. Сон…
Сон наяву,  в дадонях махаон

Так!  Ксть любовь -  огонь по Гераклиту,
Он обоюдоостр, и он – война.
В нем  смертные и   боги  равно слиты
( не Бог, а боги,  что  марксисту  плиты
Краеугольные и письмена)
В единоимена и времена

Дее  равные, две разные подруги…
Но…  То  Гавана, Запада черты
В Москве  все  возвращается на круги
Отмеренной  моральной правоты
Арманд Инессы  стерлися черты.
Топи  в  «Столичной»  мужески порывы!
То дождь, то снег. Ну да, порою  срывы…
Но остается  мысль. Ея цветы.

Он  понял:  мысль  извечна,  и  вот в  этом
Он  расходился  и  со Старой, и
С коллегами  Она  не  скоротечна,
И не  от  нерввных отблесков. свои
Она несет истоки огневые
Едино  с  основанием ея.
Все остальное – только роковые
Перераспределенья Бытия.


Да,  пролетариата  поколенья
В истории  есть цвет,   акме мышленья
Да, мысль – огонь.  В нем  зреют  имена
Жреца, бойца,ловца. Нго орудья
Одноименно  Эрос и Война
Людей с богами. Боги – те же люди.
Взаимной  гибелью их жизнь полна.

«Но Ленин  признавал основой атом,
А не огонь» - не самый по уму
Из них  последний  разъяснял ему
Куратор  Старой  площади,  имевшй
Авторитет  не  только  посреди
Своих, но у седых научных певчих
И даже у француза Гароди.
Он также   объяснял  - спокойно, тихо,
Что есть причинно-следственая  нить
Как всеоснова снов, лищь ей хранить
Начало и конец, и  с Вами лихо
Не  нам, Владлен Васильевич, будить.

Им возражать  ?  Откуда эта  странность
Искать во всем начало и конец ?
Из  Библии ?  А как же их  сохранность,
Стерильный, вечно мятный леденец ?
Не лучше ли с позиции марксизма
Признать  хотя  бы  в  виде механизма
Двух  парадигм, ну, или психодрам…
Есть круг и линия,  Они  издревле.
Есть Махабхарата, есть Авраам.
По кругу все у бабушки в деревне.
По линии  соседка  Мариам
Борисовна, из Гнесинки, как в храм
На кофе  прерываяся едва лищь,
К концу времен   таинственно  ведет
С учениками   вдаль  стремленьем клавиш
В этюдах Черни распорядок нот.

Религия ?  Октябрь закрыл страницу.
Да, Бога нет.  Но, приглянись, и вдруг -
У тех, кто выжил, столь же разны лица:
Меж Фуделем и Лосевым граница
Опять все та же: линия и круг.

+   +   +  

Мышление  -  огонь.,  огонь -  мышленье,
И это все  материя., во всем
Повсюдувечносущая, при всем
При том и неуничтожима
И неуничтоэаемо держима,
Когда свои восходы и режимы
В себе удерживет, и вполне.

Но кто же все же дал ей  свойства эти ?
(Быленков хмыкнул – вот он, геморрой…)
Что подразумевает на планете,
Да и вокруг планеты  этот рой
Круговращения ?  Или все  иначе ?
И,  значит, диния…  Ог…  Света
                                         …  к плачу… ?
Все  ж Бог ?  Нет, только  вечная  задача.
И вечный  круг. Все линии  впридачу
Навязывает буржуазный  строй.

Вот, кстати, вам и сущность атеизма.
Всего лишь круг. Иного не дано.
Но те, кто хочет силой…Нет, оно
Не верно и не  обусловлено.
Кто верит – невиновен.  Род, харизма…
Все это  родовых корней полно
И даже Марксом не отменено
Насилье здесь вполне обречено.

(  окончание  далее)
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
03 April 2016 @ 08:58 pm
ПОЭМА

(окончание)


+    +    +   

Повис  над рельсами зефир.
Едва-едва  гудит клавир.
Опять все тот  же Доницетти.
В  поселке вновь  и вновь  его
Играли  вдоль  и  вдрызг  всего
На день Руси  Тысячелетья.

А,  значит,это было,   бы-
                                           ло,
                   было, коли да кабы
Росли  грибы  бы  вдоль железной
Дороги, в огороде, где
Лишь  огороди  по гряде
Ну совершенно безполезны


+    +    +

Четыредесять лет вперед
Без  четырех  Крым. Год  на  год.
Последний  век чреды грядущей.
Наш  Гончий  в  реку  входит  вброд.
Заканчивая оборот  ?
Последний  -  значит, безбород,
Безросписен,  безволк, безрод,
Изгиба  в  холке  не  имущий. 


+   +   +  

Кумир,  Земир. Ночной  зефир.
Cейчас  - похоже на  чифир.
Тогда  еще огонь  и море
В  опоре  и взаимном  споре.
Тогда  еще  была вода.
Еще ходили поезда
В Москву в любую  непогоду.
От Балтики  летел состав.
В  озерах,  вовсе не  устав,
Мелькали, как  полуустав,
Гряды, изгибы, гады, годы.
И Питиримск-Волоколамск,
И вдруг  зачем-то Нижнекамск
(Да, надо ж  так примститься  сброду),
И  Новый  Иеросалим уже,
И Снигири, и Дедовск…
                               Лже-
Состав  уже  гремит по ходу.


+   +   +

И  все  ж…  Тогда,  в поселке  дач-
               ном  был  много нам удач,
Любовных,  явных,  тайно,  сходно…
Марина милою  была,
И отражали зеркала
Речное рондо -  рялно, родно.

…………………….
……………………..
……………………..
……………………..


+     +     +

Потом уж  все  иначе шло.
Потом  уж все иначе было.
Мелькнуло  ль  счастье и ушло,
В  иное  что перетекло.
Но  все, что было, то  могила
Не  повторяется беда
Никак,  нигде и никогда
А  если  все же ?  Ах,  ну  да.
Уж  полночь  Борману  пробила.


+     +     +     

Что сон ?   Что песня ?  Зеркала ?
Любовь и кровь  и все дела ?
Мара  морей  минует мимо
Что означают купола
На память Иеросалима ?
Ну  да,  поэма. Будто  бы
Был Патриарх,  была свобода…
Ах, это сладостное  бы
О  вероятности судьбы
Иной у  русского народа… 

Народ…  О чем они  кричат
И  философствуют  булатом ?
Убит, убит,  убит… - все  чат,
Все рождено галлюцинатом.
Народ есть вечный кокон,  сон,
Предмировое  Онаон
Преждерожденный  первоатом.

Кто  ж  выдумал  ему,  когда,
Мечты, что как  бы  изначальны ?
Топил Добрыня города,
Топил  суда Ильич печальный
Исаич  тоже  приложил
Свое  брадатое  мочало…
За всем за сим  «Чтоб ты  так  жил» -
Оно одно, одно звучало.

Да, это именно.   Оно
Иль  тоже  нет ?  Иль тоже  мимо ?
Февраль.  Открытое окно
Для  вести  Иерусалима.
Будь стар  ты, нов ли, пой наон
Или партес  - все  буре  в  тон…
Тебе  судья лишь  Гедеон
Раавой  Русь-эрец  хранима.
Есть Пантократор.  Нет  Царя
Нам  Узурпатора не  надо.
И Космократора не надо.
И Автократора не надо
И Иллюстратора  не надо.
И Терминатора не надо.
Не надо, ничего не надо
У алтаря, у алтаря!  

Но,  разойдяся  с  площадей,
Мы, как  бы  вскользь  сказали как  бы
И вся  грамматика  идей
Перевратилася  в  мукакбу
В макумбу,  в  вуду,  в  мудуду,
В  кумыса  конского  коренья
И  в  сказочное  «Ей, гряду!
Последнего  стихотворенья.

О, сердца вещего  струя,
О, серлце  полное тревоги,
О,как ты бьешься на пороге
Как бы двойного бытия.



+      +       + 

                                                                                                                               п
Про  Новый  Иеросалим
Была  поэма неудачей
Писавший не был нефилим
Не   по нему была задача
А Никон кем был ?  Кто к  нему
Прикладом  в кедлью постучался,
Какие  письма  и к кому
Подписывал  и  отмечался ?...
Писавший,  больше не летай.
Пускай умолкнут  суперструны,
А  ты,  читавший, почитай
Про  ссору  Митры  и Варуны.

+   +   +     

- Так  Вы  что, тоже  о весне,
О сне, о  муромской сосне,
О сказке, Вас коснувшей  былью ?
-  Ну да,  о  сне,  скорей о  сне.
О  Третьей  мировой  войне,
Которую  мы  все забыли.
-  Как так ?  Она  же  впереди.
Босфор не  взят. Царя  не жди.
Все  скользко. Сроки не  пробили.

-  Она давным давно прошла .
Не  помните ?  Ее забыли.
И Царь уж  был, Москва была
В слезах и  снах. Колокола…
И  мы  уже  в  Царьград  входили.

Он  вдруг  свернул  лицо назад.
Его  сверкнул затылый зад
На солнце,  ибо  лыс был  весь  он.
Пыталась по стеклу  оса
Пробиться  тщетно в  небеса.
В  окне  мелькали грады-веси.

Он  дальше  ехал вот такой. 
Свою коньячную  рюмаху
Он оборачивал рукой
Через плечо,  и  вот,  с  размаху
Ее  впускал,  как  дидаскал,
Немного  окропив  рубаху
И,  странно дело,  но оно
Казалось ровно  все  равно.

-   Забыли всё ?  -  Он вдруг  спросил
Вдруг показалось,  он  без  сил –
Вы  вправду  это все  забыли ?
Не  надо только на  абы
Ведь  либо жили, либо бы…
Эх, если  бы  да да кабы…

Но  мы  уже  за  это пили.

-  Кто  ?   -   Были муж, его  жена,
Ея  сестра,  их  всех волна,
Соседей  куча  у  окна,
И сказки общие, и  были.

Да, вот еще. Там был один
Какой-то странный  господин
Тогда  товарищ.  Был  однн.
В  смысле  один.  Не  без  седин.
Все  улыбался непреложно.
Всплывает вот  из ничего
Фамилья  странная его –
Семизалупенко,  возможно.

Настала  полночь.  Били в ночь
Прикладом в двери.  Встала дочь.
Взяла  бокал,  влила отравы.
Чуть пригубила.  Вышла прочь.
Пешком пошла  до  переправы.


+   +   +        

«Вот-вот.  Вот в  этом  смысл,  вот- вот…
Не попадает  год на год.
А смысл иной  не проканает.
Судьбу Жиронды  и Горы
Решают вилы-топоры,
А  почему  летят миры
Всегда и только в  тарары,
И до  сих пор никто не знает.

И  мы не будем  здесь  про  то,
Кто прав, а  кто  лишь конь в пальто.
Аминослав  и  Сурукто,
Каценоглу,  Инлрон,  Острище,
И  Рулоакр, и бен Хазан –
Един обман,  един  фазан.
Все эти  сказки для  пейзан,
Просвищет на могиле нищий.

Но  дель  не в этом.  Не  ищи
Ни  прапращуки, ни пращи.
Все – или  так, или обратно,
И  Миротавр, и Мор-глава
Сверхагадически  елва 
  ли не  инаковероятны».

Так Костомаров говорил,
И Мохнорылов говорил,
И  Трупострупов говорил,
И Широпаев  говорил,
И  Брюс,  и Стросс, 
И  Бланк,  и Бовин.
И  повторяют  поезда
По день  по  сей  сии  всегда
Слова-права  про нет и да
Качая годы-города
И дискурс весь  али-дада
И  безлюбовен и  безкровен.

Об этом пишет  В.Коровин.


+     +     +          

Невесть зачем, куда  -  не  весть
Звезда  к звезде нисходит взглядом…
Конца  единой  плоти  несть.
Они от детства жили рялом.
Каток,  поток, собачий круг,
Коньки, носки,  собакодраки,
Без  всяких сдвинули порук
Все  их секреты, руки-раки,
Четырнадцатая весна
Уж их  застала  онона.

Святыми  не были они…
Порой  надолго отплывали
На  край  далече…  Годы, дни…
Но  неизменно.  Вновь.  Трава  ли,
Листва ли, птицы  ли, цветы.
И вновь, и  снова. Я  и  Ты.

Еще  в Румянцеве  он жил.
Да, да,  в поселке том  у  края
Отца  уж  старости кружил 
Самум, но все-таки свежил 
Лищь  сад,  где  батя  в  образ  рая
Посев  посеяв и  присев
Все  любоаался на  посев
Любой  весной  возле сарая,
Егор Егорович, Герой
Еще  Союза, в  горний  строй
Пророчил  сына,  Снег, походы,,
Сын пацифистом не был, нет
Но  он  в  искусствах видел  свет.

В  те  годы  счастья  и   тумана
Она  служила  у  Царя.
Он не  служил, писал романы.
Царь  появился вдруг.  Заря
Была  мгновенною и рваной
Босфор.  Начало  декабря.
Простившись на века  с  нирваной,
Без  слез,  без  страха,  не прося
Все хоронили всех и  вся.

А  через  год пошли  парады,
Богослужения, награды,
Он тоже ездил  в Цареград,
Стоял  под сводами Софии
Партесом пел катавасии,.
Писал  роман  «Державин рад…»


+   +   +   

В  тот год,  зимой, царьградский  сон
Их вновь  соединил у  моря
Позором не был страсти звон
Все  было  решено  навскоре
Она  ждала венца,  и он
Уже, казалось, был не в споре.

Через  нелелю  во  свое
Сверхбытие  им  путь  под своды…
В  тот  день  он  сильно ждал  ее.
Она его ждала  все годы.
Что  было  -  тоже…  но…  Свое,
Свое… не  вышнее,  не  воды
Живой  Реки, не  Пир  Вина.
А  Пир  и  Долг  одно…  Она
Она хотела несвободы.
Припоминая,  что  должна.
Что  Бытие  - очаг  Исхода.

+   +   +

Она спешила.  Все  дела…
Того-сего,  Тра-та-ла-ла…
Внезапно  в  Павшине сошла.
Поправив челку,  прибрала
Сам-бровь косметикой  нехитрой,
Остановилась.  Как пчела,
К  шоссе взвилась,  точней, взвила
Ее  рдяная  взвесь  in vitro

Она  пересекла шоссе.
Перебежала к  буеракам
Оврагам,  перелескам.  Все
Кто  жил здесь, были  к местным дракам
Привычны  Ныне  тихо. Но
Как бы  куда-то. Как  окно.

Она  чуть  улыбнулась. Взгорок.
Торчок  железный за  торчком.
Колючки  проволочной  морок
Не зацепиться  б…  Все  пучком.
Там речка.  Некогда  Гремучка,
А ныне  местная вонючка,
Заросшая лишь ивняком.
Ах  ива, ива, Дездемона,
Офелия…  Нет, Добросклона…
Три  дня уже гнетет  карман
В  плаще  языческий  роман.

К ней сзади  подошел  Соловый,
В том  ракурсе, что Соловьев,
Пять  раз  в  бегах,  три  раза  вдовый,
И всякий раз  вот это -  ров,
Тень перелеска, тучи птичьи 
Вонючий  сульфур приграничья.

Чуть  дрогнув,  чуть  на склон  взойдя,
Она глаза  закрыла. Он  же
Встал  перед нею, словно  должен
Вернуть ей  денег и дождя.
Достал  -  да, да, майор, вот это  -
Ударил ниже живота,
И окропилася  планета,
Как  тот и те, как ты и та.


+    +    +  

- Бери шинель, пошли домой –
Мне утром говорил  немой
У  железнодорожной  кручи.
Он был не наш, не их, не мой,
Он слушал тучи -  тот немой,
И  слушал тучи,  слушал тучи.

+     +     +   

Так  мы сидели, говоря,
Что не заря горит, горя,
Что все зазря,  что не зазря,
Все повторяли, повторя-
   ли, повторяли,  повторяя-
       ли, повторяли, повторя-
           ли,  повторяли, повторяли.

Мы  повторял,  повторяя… -
ли повторяли, повторя=
   ли  повторяли –
         ловторяя-
             ли, повторяли, повторяли…
Что  вси  и вся  сие  труха,
Пути сухого  сушь-соха…
Идти,  шептать «Купиль-доха»
Осталось…  Только  не зазря ли ?

Но  где  труха,  там Троерух,
Аквамарин, как  море, сух
В челнах  Еленв ли, Марины
Совы  же имя  София,
И Сам  наполнен по края
В  Нея влия  века-старины. 


-  Нет, не зазря -  мы повторя-
     ли, повторяли,  повторя
        ли, повторяли,  повторя,
Что не зазря,  нет, не зазря,
Ни  гул  Ни  взмахи   Пустыря,
Ни тишина Нетопыря,
Ни вождь, ни дождь, ни Доницетти …
Невероятно, но Оно
Идет на ны  с  платформы  Дно,
И  опускается на  дно
Больничное, где умер  Петя.

Он  умер. Царствие  с Небес
На них, на нас,  на лис, на лес,
На вероятные пределы
Нисходит,  восходя  везде. 
Как  музыканты  на  воде,
Летают волки по  байде,
И  нету  дела, нету дела,
Что умер  Петя, и нигде
Все нету  дела, нету дела.

Да,  нету … Именно  вот  так,
Не нет, а  именно вот нету
Все  = буерак,   буряк,  барак - 
Ни  смять, ни  справить песню  эту,
Когда  в поселке жгут листву,
И чьи-то думы  на плаву
Уходят  вплавь  за  даль удела
Удела  нет -  вот  в  чем  все дело.
Ни в  небесах, ни  на воде,
Ни даже  на Чигирь-звезде
Что умер  Петя,  нет, нигде
Все  нету дела,  нету  дела.


2016
 
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
ПРОСВИРНИН  О  ПУТИНЕ,  СТРЕЛКОВЕ  И  ВИНДЗОРАХ

(от  себя  -  ни слова )




Оригинал взят у orientalist85 в полный п@#$%ц и Майкл Кентский в придачу
Оригинал взят у artemis_r в полный п@#$%ц и Майкл Кентский в придачу
Оригинал взят у artemis_r в полный п@#$%ц и Майкл Кентский в придачу
Интересно, он настолько туп, или он - наш агент?




ЗЫ. Слушайте, ну как бы развидеть ЭТО, а?
Весь день себе представляю клистирный оркестр в полном составе, ползающий на колени перед Виндзором и призывающий его на царство.

__________________________________________________________


Егор Просвирнин (биография)

Написал в ноября 3, 20130 Комментариев

Биография Егора Просвирнина

Егор Просвирнин — блоггер Живого Журнала nomina_obscura, русский националист, главный редактор сайта «Спутник и погром». В свое время был редактором журнала «PC Gamer».

Инциденты с участием Егора Просвирнина

Часто выступает с эпатажными заявлениями. Так, например, он участвовал в троллинге ветеранов, написав в 2013 году на своем сайте «Спутник и погром» заметку, приуроченную к годовщине начала Великой Отечественной войны, в которой заявил, что «22 июня — это день когда русский народ отказался воевать за колхозы и гулаг».. Хотя троллингом это назвать нельзя, т. к. это просто выражение своего мнения.

Биография Егора Просвирнина

Биография Егора Просвирнина

Скандал по поводу ориентации Егора Просвирнина

В июне 2013 года в ЖЖ-сообществе «Осторожно, правильный смысл» vvv-ig, появилась запись, обвиняющая Егора Просвирнина в нетрадиционной сексуальной ориентации.
В одном из своих постов сказал, что отвращение из-за гей-парадов вызвано дикарской моралью, и предложил преодолевать её при помощи распространения страпонов. Также считает неизбежным появление постгендерного и пострелигиозного мира, в котором смена пола станет распространённым делом.

Интересные факты о Егоре Просвирнине

Оппозиционный политик Алексей Навальный является активным читателем блога Егора Просвирнин и периодически ссылается на него в своем Твиттере.

«Ну, какие же у меня могут быть планы по свержению режима? — рассуждает Просвирнин, откинувшись на спинку плетеного кресла и наливая вайссер гешпринцтен в бокал. — Через месяц ко мне придет какой-нибудь товарищ майор и отправит меня в Магадан. Вот там у меня начнется настоящая и творческая, и политическая, и всякая прочая жизнь. В угрозыск меня уже вызывали. Какой-то полусумасшедший написал заяву по поводу того, что кто-то распространяет экстремизм под моим именем. Пока вроде все затихло. Но после того как про «Спутник» сделали десятиминутный сюжет на НТВ, вероятность встречи с майором возросла в десятки раз. Морально я готов. Есть такой скинхед — Тесак, до тюрьмы был страшный, жирный. А пока сидел три года — похудел, вышел красивый, стройный, накачанный. При моем лишнем весе тюрьма тоже пойдет на пользу».

Как только RS анонсировал материал с Просвирниным, в Facebook разгорелась стандартная дискуссия: конченый он фашистский ублюдок или талантливый тролль? Так обычно бывает и после любого поста самого Егора, некогда известного поклонникам «лепры» по незатейливому колкому нику Ежик, и супергероя ЖЖ по имени nomina obscura. «Спросите ради интереса, а почему еще у него на «Лепре» был ник Dirlewanger?» (доктор богословия и командир карательного отряда СС, — прим. RS). Всему, что написано под этим ником в 2010-м году, позавидовала бы сама Скойбеда.
Например: «Ходорковского я бы расстрелял, конечно. Во-первых, он жид. А во-вторых, он очень-очень-очень-очень тупой жид. То есть плохой, бракованный, некачественный, китайский жид. А нам в России, как ни крути, некачественные жиды не нужны, уж если заводить в стране жидов, так хороших, добрых, самого первого жидовского сорта. Но откуда ж у нас возьмутся первосортные жиды, когда в качестве главного жида, архижида, жида-примера идет несчастный подранок Ходорковский? Какой смысл обычному жиду стремиться к первому жидовскому сорту, к жидовским вершинам, когда в качестве примера ему показывают жида Ходорковского, который — ха-ха-ха — рукавички в Чите шьет? Что это, извиняюсь, за жидовская комедия?».

Но Просвирнин образца 2013-го — националист, что называется, «умеренный», повзрослевший (хотя ему всего-то 27 лет). Никакого тебе «вали говно!» и «чурки — вон!»: во время встречи Егор неожиданно предстает крайне спокойным и вежливым юношей европейского типа, подчеркнуто общающимся на «вы». «Вы ведь не будете спрашивать меня о том, как я отношусь к Адольфу Гитлеру?» — «Нет». — «И про евреев не будете?» — «Не буду, Егор, обещаю». — «Хвала небесам!». Кажется, он сам устал от антисемитских шуточек в духе Картмана, приводящих в ужас ранимую интеллигенцию, что его, безусловно, страшно забавляет. За весь разговор он позволит себе съерничать лишь дважды: сначала на просьбу проверить диктофон скорчит геройскую гримасу и крикнет «Слава России!», а затем, когда я спрошу про уличные акции, которые бы он поддержал, ответит: «За добро! Равенство! Мультикультурализм!». И злобно засмеется.

Тексты же Просвирнина для Sputnik & Pogrom (а подавляющее большинство текстов на сайте — именно его авторства) юмора не содержат вовсе, и даже странно, что их до сих пор не оценили по достоинству сотрудники центра по борьбе с экстремизмом.
Егор Просвирнин воплотил в жизнь идею, которая в нынешней политической ситуации просто не могла оказаться не востребованной, которая лежала на поверхности, но за которую никто почему-то долго не брался: просвещенный национализм, или в версии Просвирнина — «интеллектуальный спутник погрома». При очевидном запросе на «Россию для русских» оказалось, что люди боятся боевиков Демушкина и вопящего с трибуны с ребенком на руках Поткина отнюдь не меньше кавказской или азиатской экспансии. Именно поэтому в итоге остаются дома.
Просвирнин пытается поднять их боевой дух жесткими, но без пугающей риторики просветительскими текстами о политике, истории и культуре, в которых врагами русской нации являются не только «жиды», коммунисты и либералы, но и представители этой самой нации — спившейся, варварской, рабской, но одновременно талантливой и способной не только на погром, но и на прорыв.

Классический текст «спутника», собирающий несколько тысяч лайков, — «День победы со слезами на глазах», написанный к празднику 9-го мая, где и Гитлер — садист, и Сталин — палач, а надевшие георгиевские полосатые ленточки граждане предстают «б...... с бантиками»: «Трагедия русских во Второй мировой в том, что в этой войне не было «наших». Вообще. Гитлер хотел сделать Россию такой огромной белой Индией с немцами в роли английских колонизаторов. Сталин ее такой сделал реально. Немецкий империалист и грузинский коммунист схлестнулись, а когда пыль улеглась, на 26 миллионов русских стало меньше. Наивно предполагать, что хоть один из них мог руководствоваться благом русского народа, мог хотя бы раз подумать в такой категории. Германофилы выискивают в трудах нацистских идеологов положительные слова о русских, советофилы отвечают им знаменитым тостом за русский народ, но это все слова, которые не стоят ничего. В реальности Сталин сгноил 10 миллионов кулаков, построив колхозы. Потом Сталина прогнал Гитлер, обещавший колхозы распустить, но почему-то их сохранивший. Потом Гитлера снова выгнал Сталин, даже после победы колхозы не отменивший. Грязь. Дерьмо. Зарплата абсурдными «трудоднями». Сгнившая пшеница. И покосившийся коровник, над которым то ли советский, то ли немецкий флаг. Какая разница? «План Ост», — отвечают. Наверное. А как называется план, по которому 5 миллионов умерших от рукотворного голода в 30-х, 10 миллионов сгноенных кулаков, 1 миллион расстрелянных и 3—4 миллиона умерших по лагерям со смертностью в отдельных управлениях ГУЛАГа выше, чем в Освенциме? Это какой план? «Вест»?»

В итоге разрыв шаблонов произошел даже у либеральной интеллигенции. Тексты и картинки от Sputnik & Pogrom постят Евгения Альбац и Маша Гессен, для которых до этого национализм был неприемлем ни в каком виде. Впрочем, и для Просвирнина он приемлем далеко не во всех случаях. «Ни с Демушкиным, ни с Поткиным, ни с кем другим из «засвеченных» и маргинальных националистов я не общаюсь, — говорит Егор. — Однажды нас всех позвал к себе в программу Минаев, после нее эти люди стали совать мне свои визитки, предлагать вместе поужинать и поговорить за будущее. Я ни с кем ужинать не стал. Это принципиальная позиция. Если двадцать лет люди страдают херней — значит сотрудничать с ними ни в коем случае не надо, они — прокаженные, радиационные зомби. То же самое касается разного рода националистических организаций. К настоящей политической, культурной, экономической работе они никакого отношения не имеют. Ну, пришел человек из Кремля, дал им чемоданчик денег — они стали этот чемоданчик пилить. Если в России в последнее время и был какой-то национализм, то только кремлевский». Некоторую симпатию Просвирнин испытывает разве что к Константину Крылову, да и то подчеркивает: как к публицисту и философу, а не как к политическому деятелю. Один из последних текстов «Спутника» (содержащих, кстати, и «погром») — как раз о Национал-демократической партии Крылова, которую в конце мая по не озвученным пока причинам не зарегистрировал Минюст. «НДП была, пожалуй, самым мирным и травоядным русским партийным проектом, и отказ в регистрации означает, что даже если взять подчеркнуто интеллигентскую риторику, то Кремль вас все равно не зарегистрирует. Партия во главе с русским философом, публицистом, поэтом — вон! Доярки, таджики и Ульяна Скойбеда — добро пожаловать! Вместо того, чтобы протянуть руку, сделать русскую интеллигенцию двигателем обновления и перерождения страны из догнивающего гангренозного советского обрубка в современное европейское национальное государство, власть планомерно вытаптывает все попытки наладить диалог и предотвратить катастрофу. Мы, русские националисты, умнее власти. Мы — умнее коммунистов и либералов. Мы единственная настоящая европейская сила в современной России, сила, стоящая за римское право, за демократию и свободу. Мы пишем большие книжки. Мы открываем популярные ресурсы. Мы создаем интеллигентные партии. Безумцы в ответ плюют нам в лицо. Безумцы не хотят разговаривать с нами, безумцы искренне думают, что они смогут наладить контакт с народом посредством Скойбеды… Они сеют ветер. Они хотят сжать бурю. И когда буря придет, и когда шторм столетия обрушится на одну шестую земли, и когда национальный нарыв лопнет кровью и гноем — вспомните этот пост».

Однажды если не шторм, то ветерок от «Спутника и Погрома», созданного всего лишь чуть больше года назад, уже подул: в апреле Просвирнин поспособствовал несанкционированному выходу на улицы Москвы трехсот «правых», о чем сейчас не может мечтать даже мастер этого жанра Лимонов. Случилось это после очередного убийства кавказацами футбольного фаната, причем произошедшего не в Москве, а в Ростове-на-Дону. Сам Егор говорит, что не пытался никуда никого выводить. «Я узнал, что собирается стихийная протестная акция злых, задавленных русских людей. Мы сделали к ней мощную агитацию, и ничего больше. Тут интересно другое. На следующей день был митинг за введение виз для жителей Средней Азии, который готовили два месяца и который организовывали целых пять партий и общественных движений. На него тоже пришло 300 человек. А если на стихийную акцию, которую никто не готовил, и на акцию, к которой были подключены ресурсы, пришло одинаковое количество людей — то на хрена такие пять партий?». Я спрашиваю у Просвирнина, сколько сейчас у «Спутника» читателей. «В среднем на сайт заходит от 10 до 20 тысяч уникальных посетителей в день, — говорит он. — На пиках бывает по 60—70 тысяч. Такому результату позавидуют многие богатые медиаресурсы. Собственно, некоторые читатели «Спутника» считают, что проект уже вышел за рамки чисто просветительского, и ждут от нас чуть ли не регистрации в Минюсте. Но это глупости. В сегодняшней России бессмысленно заниматься партстроительством, если, конечно, пределом ваших мечтаний не является бегать с еще пятьюдесятью карликами в Кремль, выпрашивая подачки. Вот пытались организовать такую партию на правом фланге — «Новая сила». Люди убрали из риторики слово национализм вообще, назвали себя центристами, чуть ли не всем добра желали. И все равно им отказали в регистрации. И если вы хотите спросить у меня: «Егор, а почему вы не участвуете в тараканьих забегах?» — я отвечу: «Потому что я считаю это недостойным свободного человека. Я не таракан».

(с) Sputnik & Pogrom

Тем не менее политические амбиции Просвирнин не скрывает. Почти половину мая он провел в Австрии и Венгрии, где встречался с лидерами правых партий и перенимал у них опыт — все ради того, как говорит Егор, «чтобы перейти на следующую стадию развития». В Будапеште его принимал лично заместитель госсекретаря Ференц Кумин, а затем — лидер правой партии «Йоббик», которая набрала на последних выборах 15 процентов голосов и в коалицию с которой была вынуждена вступить правящая партия «Фидес». В Австрии была встреча с депутатом доктором Хюбнером из FPO. На вопрос, кем была инициирована и оплачена поездка, Просвирнин отвечает туманно: «Нашими заграничными друзьями. Мы потихоньку обрастаем связями, вокруг много добрых людей. Вот недавно был в гостях, где листал самое первое и редкое издание Mein Kampf с автографом автора. Потрогал подпись человека, который испортил национальному движению жизнь и репутацию на сто лет вперед. Ощутил связь эпох, так сказать». По словам Просвирнина, когда в России можно будет заниматься политикой — он ей займется. Сейчас же промежуточной целью Sputnik & Pogrom является организация встреч людей с деньгами за пределами Российской Федерации. «Настоящая политика начнется тогда, когда человек десять, у каждого из которых есть хотя бы миллиард, соберутся и скажут: «Пора спасать Россию». Миллиардеров у нас — сотни, но все они пока боятся. Ничего, мы работаем над этим».

План национал-демократического спасения России содержится в одном из программных текстов «Спутника» под названием «Чем отличаются правые от левых?». «Главное отличие от левых — признание естественности иерархии. Что такое иерархия? Это простая идея, что не все люди одинаково полезны. Кто-то лучше, кто-то хуже. Кто-то победитель, кто-то проигравший. И это нормально! Не все рождены для изобретения атомной бомбы, покорения Сибири и учебы в Царскосельском лицее. Задача правого государства и правого политика — создать социальную лестницу, условия для тех, кто хочет и может карабкаться на вершину, условия для поддержания высочайшего качества высшего слоя, ни в коем случае не пытаясь уравнять лучших с худшими. Что предлагают реальные правые? Выстроить прозрачную политическую систему, открыв лифты внутрь государственного колосса для умных и талантливых. Выстроить прозрачную правовую систему, обеспечив минимальные налоги и максимальные условия для развития бизнеса. Выстроить антикоррупционную систему, которая займется: 1. Удивительными случаями сращивания чиновников и бизнеса, когда уже невозможно сказать, частное или государственное предприятие перед нами. 2. Расследованием обстоятельств приобретения капиталов нынешним правящим классом — как доказал пример Березовского в Лондоне, такие процессы можно устраивать даже в западных странах. Оставлять большую часть налогов в регионах, прекратив субсидирование хронически депрессивных мест за счет локомотивов экономики и дав стимул к структурным изменениям во всевозможных «пикалево». Освободившиеся средства тратить на федеральные инфраструктурные проекты с большим сроком окупаемости, которыми бизнес заниматься не будет. Снижение социальных выплат, перевод населения на страховки, резкое сокращение бюджетников. И законность. Везде, полная, абсолютная, стальная законность для всех. Тогда, наконец, Россия выйдет из порочного круга, по которому бродит с 1917 года. Понятно, что такая программа вызовет большое сопротивление как со стороны низов, так и со стороны верхов, поэтому нужна большая сила, чтобы ее продавить. Так как время массовых партий давно прошло, то в качестве тарана подойдет условный Русский Мондрагон (по имени известной испанской корпоративной структуры, у которой в прошлом году обороты были на 16 миллиардов евро), политико-экономическое объединение среднего и крупного бизнеса, участники которого будут связаны не только общей идеологией возвращения национального господства и превращения России в цивилизованную страну, но и экономическими связями (поскольку торговать между своими в обход коррупционно-этнических барьеров сильно выгоднее)… Поэтому ответ на вопрос «Что делать?» у нас есть, мы просто пока не понимаем, как его реализовать».

Впрочем, текст этот уже старый, а сейчас Просвирнин говорит мне, что в «процессе Олимпиады в Сочи могут случиться некие события, которые очень сильно ускорят процесс развала Российской Федерации и катализируют рост национального самосознания населения, а значит и воплощения планов в жизнь». В первую очередь, считает Егор, сознание активизируется как раз у людей, у которых есть деньги — «потому что когда вокруг все рушится, их можно немножко потерять». Я интересуюсь, события какого рода имеет Просвирнин в виду. «Думаю, что Рамзан Кадыров что-нибудь попросит у Кремля, а потом поставит ему ультиматум, — отвечает он. — Грех не воспользоваться тем, что Олимпиада проходит в двухстах километрах от Чечни. На что Кремль скажет: «Старик, ты совсем совесть потерял». После чего Рамзан Ахматович обидится и чего-нибудь неприятное замутит. Я вижу, что парень он горячий, боевой, и просто прожирать дотации ему скучно. Он хочет экшна».

В отличие от медийных лиц русского национализма, Просвирнин не скрывает того, что хотел бы видеть Россию отделенной от Кавказа вообще. Если Демушкин и Поткин ездили в Грозный по приглашению Кадырова и привезли с собой репортаж, которому позавидовали бы кремлевские пиарщики, то Егор говорит прямо: «Новая страна — без Кавказа, со всей Украиной, со всей Белоруссией, с частью Прибалтики и со всем северным Казахстаном. При этом я за демократическую процедуру по решению вопроса об отделении Северного Кавказа. Давайте устроим референдум и спросим: «Господа русские налогоплательщики, вот вы на ту же Чечню тратите 90 млрд. рублей, тогда как налогов она собирает на одиннадцать, то есть все остальные миллиарды — за ваш счет. Вы согласны эти денюжки платить и дальше?» Смею предполагать, что большинство русского населения скажет «нет». Но вдруг у нас на самом деле вся страна состоит из «кургинянов», которые соберутся в огромные мушиные рои и, брызгая слюной, проголосуют против отделения? В конце концов, кто деньги платит — тот и танцует. Если граждане за свои деньги захотят содержать Кавказ — пускай содержат».

В идеале Просвирнин отводит себе роль во всей этой истории, как у обер-прокурора и воспитателя императоров Константина Победоносцева: амбиций стать явным лидером у него нет, но быть внутри процесса и влиять на него он, безусловно, хотел бы. «Тем более, у нас уже есть устроивший бы всех русский, харизматичный, демократический лидер. Он, правда, пока находится в стадии роста и осознания некоторых важных вещей, но думаю, что в среднесрочной перспективе он их осознает, и все будет хорошо, — говорит Егор, и неожиданно называет фамилию Навального. — Одной из прямейших задач нашего проекта является то, чтобы господин Навальный перестал участвовать в тараканьих бегах и занялся, наконец, делом. Для этого ему хорошо бы выйти из КС, дистанцироваться от всей этой гребаной, приплетающейся к нему либеральной шушеры, и объявить себя лидером новой демократической силы — собственно, что он и пытался делать несколько лет назад с партией «Народ». Я бы на его месте сделал ремейк этого проекта. Думаю, тогда за ним пойдут миллионы». Я интересуюсь у Просвирнина, знаком ли он с Навальным лично. «К сожалению, нет, — отвечает Егор. — Но я знаю, что «Спутник» он читает постоянно».

Мы прощаемся, я включаю компьютер и вижу, что дискуссия на тему «Кто такой Егор Просвирнин?» разгорелась с новой силой. Читаю вслух комментарий: «Не может сказать ни ФИО «учредителей», ни авторов писанины и графики, ни источник доходов (даже не врет, что с пожертвований). Вывод напрашивается сам собой...». «Это жидомасоны» — добавляет Егор.

http://sta-sta.ru/?p=24229
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
02 December 2015 @ 02:41 am
«Битва  за историю»




«ЦВЕТ»   ИЛИ  СТРАНА  ?



На  сайте  «Завтра»   (http://zavtra.ru/content/view/belaya-slyakot-1/
опубликована  статья Сергея Ермолина  «Белая слякоть (Трагедия страны и пятая колонна)»  Это  уже  вторая  часть  его  более  обширного  текста.  Статья  начинается так : «Необандеровский государственный переворот на Украине, воссоединение Крыма с Россией и восстание в Донбассе против необандеровской власти стали истинным индикатором общественных настроений в России, который провел четкую грань между народом Российской Федерации и ее пятой колонной. Отношение людей в России к событиям на Украине ясно и однозначно разделило общество не просто на сторонников и противников нынешней власти в России, а на сторонников России и ее противников – пятую колонну национал-предателей, в которых, как и следовало ожидать, оказались в своем большинстве так называемые демократы и либералы, в том числе, к сожалению, и многочисленные представители одного национального сообщества, объединенного так называемым «пятым пунктом», что крайне возмущает своей противоестественностью и толкает некоторых людей к отождествлению пятой колонны с «пятым пунктом».»



Все  бы  верно.  Однако  почему  «противоестестественностью» ?  Лица  «с этим пунктом»  на  протяжении многих веков (  с  XV в. по крайней  мере)  составляли  реальную  оппозицию   Государству  Российскому,  в  XIX- начале  ХХ века  -  костяк  т.н.  «освободительного  движения» ,    до  середины   30-х гг  прошлого  века  в  значительной  степени  определяляли  официальную  политику,  а  затем  играли  значительнейшую  роль  в культуре  уже  в  «полуоппозиционном»  (но очень  мощном)  ключе. Их  отношение  к  государственности  менялось  по  мере  того,  как  сама  государственность все более  возвращалась  на  исторические  пути.  Эту  проблему  в  свое  время  понимали  создатели  «Союза  Русского  народа»  (  еще  до  д-ра  Дубровина,  такие  люди,  как  св. Иоанн  КронштадтскийВ,Васнецов, Д.Менделеев),  видевшие  решение  проблемы  в  мирном  и  организованном  переезде этих  людей  на  их  историческую  родину.  Такую же  позицию  занимал  в  1845-1948 гг  И.В.Сталин.  К сожалению,  все  оказалось  драматичнее  в  силу  мощной  склейки  «бродильного  элемепта»  с собственно  русской  интеллигенцией  и  полной неспособностью именно  русской  интеллигенции  к  государственному  мышлению.

Совершенно  на  первый  взгляд  непонятно,  почему  автор,  начав  с  этой  проблемы  (можно  было бы   не  затрагивать  ее), относит  вопрос к  числу  «противоестественных».  А  «естественным»  для  него оказыватся  то,  что  «гражданская война не закончилась в 1922 году. Она продолжается и по сей день, только в другой форме. Эта перманентная война включала в себя и репрессии 30-х годов, и Великую Отечественную войну, и холодную войну, и «катастройку» Горбачева, и переворот Ельцина, и развал Советского Союза, и расстрел Верховного Совета…»  Но  если она  продолжается,  то  и противоборствующие  стороны  в  ней  все  те  же…  Автор  не  сомневается,  что  все  так  и есть. Отсюда  и  название  :  «Белая плесень».  Но   тогда  кто  «белые» ?  Репрессированные  в  30-е  Раковский,  Бухарин,  Зиновьев и проч,,  руководство  Коминтерна  («белых»,  равно  как  и  «кулаков», «попов»,  «спецов»,  вообще  «бывших» стреляли значительно  раньше)  ?  А  затем Хрущев, Горбачев,  Яковлев,  Ельцин… ?  А  сегодня  кто  -  Ходорковский  ?



Согласно  автору,  разрушение  СССР  - дело  рук «буржуазных либералов и демократов, националистов и потомственных «белых», просто антисоветчиков - отпрысков кулаков, полицаев, власовцев, …. и понесших заслуженное наказание за антисоветскую деятельность, но объединенных общей ненавистью к советской власти и советскому общественному строю» .  Про  либералов, демократов,  полицаев,  власовцев  и  националистов  (прежде  всего  бандеровцев)  вопросов нет (хотя  в Политбюро  сидели   тоже  не они),  а  вот  пусть  автор  назовет  хотя  бы  одного  «потомка  белых»,  принявшего  активное  участие  в  перестройке,  а  затем  в  развале  СССР (или  работавших  «в этом  направлении» чуть  раньше).  А  вот  имена  Гайдаров,  Сванидзе,  Млечиных,  Медведевых,  Трифоновых, Аксеновых-Гинзбургов…  и т.д.  «Советское»  с  самого  начало  было  разделено. Точно  так  же  разделена  и  нынешняя  власть  -  по  абсолютно  тем  же  лекалам.. 

««Белые» и «красные» - это сегодня не исторический анахронизм, а историческая реальность, такая же, как деление общества на классы и классовая борьба» -  говорит  автор  статьи.  И  сто  их  этого  выходит ?

Операция  по  «разводке»  «белых»  и «красных»  была   успешно  проведена  летом  прошлого  года,  именно  в Новороссии,  «красным» С.Е.Кургиняном против  «белого»  И.И.Стрелкова,  в  результате  которой  последний  оказался  сейчас  в  очень  сомнительном  стане  леваков  и  полуавантюристов.  Победила  «красная  идеология»  -  проиграла  Россия.



Простите,  но  возникает  -  особенно  в  связи  со  сказанным вначале -  мысль  :  не  занимается  ли  автор  статьи,  как  и прежде  Кургинян,  «переводом  стрелок»  ?

.А  историческая реальность  - это  разделение  на  государственников  и врагов  государственности.  Хоть  красных,  хоть  голубых,  хоть  серо-буро-малиновых  в  крапинку.
 
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
Оригинал взят у bogomolez в Канонизация монахини Марии Скобцовой – канонизация идеологии, ведущей к разрушению Церкви

27/11/15

По сообщению сайта «Благовест-инфо», 24 ноября в Доме русского зарубежья им. Александра Солженицына состоялась презентация фундаментального труда Ксении Кривошеиной «Мать Мария (Скобцова): Святая наших дней». Книга вышла в 2015 году в издательстве «Эксмо». В сообщении «Благовест-инфо говорится, что издание «приурочено к 70-летию мученической смерти м. Марии в фашистском концлагере Равенсбрюк».

Мать Мария была канонизирована Константинопольской Православной Церковью в 2004 году. По словам Ксении Кривошеиной, в Русской Православной Церкви также было намерение ее канонизировать, однако по ряду причин, описанных в книге, вопрос остался открытым. Участники встречи выразили надежду, что м. Мария будет все же канонизирована и в Русской Православной Церкви.

Напомним, что в январе 2004 года Синод Константинопольского Патриархата канонизировал монахиню Марию Скобцову, которая в конце Второй мировой войны, находясь в фашистском концлагере, добровольно пошла в газовую камеру вместо одной женщины.

Отдавая должное самоотверженной кончине монахини Марии Скобцовой, не будем, однако, забывать, что, находясь в евлогианском расколе с Матерью-Церковью, монахиня Мария, перейдя под омофор Константинополя, связала свою судьбу с Церковью, которая тогда общалась с нашими обновленцами, а ныне усердно сотрудничает с всемирными ревнителями «европравославия». Монахиня Мария, вооруженная идеологией Бердяева, сочиняла весьма сомнительные трактаты («Типы религиозной жизни» и др.), в которых ярко проявляется открытая неприязнь к Православной Церкви, уничижаются традиционное святоотеческое Православие и аскетическая церковная практика. Не расставаясь никогда с папиросой, монахиня Мария воплощала в себе некую «нетрадиционную монашескую ориентацию» в сочетании с эсеровским революционным духом разрушения всех традиций Русской Православной Церкви (впоследствии она отчасти воодушевила неообновленцев на их революционные реформы в одном отдельно взятом приходе: http://www.blagogon.ru/biblio/416/). Митрополит Евлогий (Георгиевский), постригший Е.Скобцову в монашество, позднее замечал, что «ни левых политических симпатий, ни демагогической склонности влиять на людей она в монашестве не изжила» (в молодости она принадлежала к партии эсеров).

Канонизация в 2004 г. монахини Марии Скобцовой – это был очередной недружественный выпад Константинопольской (стамбульской) Патриархии против Русской Православной Церкви, ибо этим актом Константинопольский Патриарх Варфоломей пытался оправдать евлогианский раскол 30-х годов прошлого века и захват Константинопольским Патриархатом, вопреки церковным канонам, русской парижской архиепископии в самый трагический для Русской Церкви период ее истории. Напомним также, что самочинное отделение митрополита Евлогия от Матери-Церкви было осуждено в свое время Русской Православной Церковью как на Родине, так и за границей.

Естественно, что канонизация монахини Марии Скобцовой (одинаково ненавидевшей, судя по ее парижским публикациям, традиции как Зарубежной – «карловацкой», так и Русской Православной Церкви на родине – «так называемой “патриаршей церкви”», как выражалась монахиня Мария), была с восторгом воспринята кочетковцами и другими неообновленцами.

Разговоры о возможной канонизации монахини Марии начались несколько лет назад в околоцерковных и обновленческих изданиях: в парижской «Русской мысли» (творческими усилиями прот. Сергея Гаккеля – борца с т.н. «христианским антисемитизмом» в целом и с «антисемитским потенциалом Евангелия и богослужебных текстов» в частности) и в кочетковском журнале «Православная община» (не забудем, что писания монахини Марии стали основополагающим пособием по катехизации несчастных оглашаемых, попавших в общину отца Георгия Кочеткова).

Журнал «Благодатный Огонь» неоднократно отмечал стремление обновленческих кругов видеть монахиню Марию Скобцову – своеобразное знамя интеллигентской борьбы с «закосневшей в средневековых догматах церковной структурой» – в святцах Русской Церкви и на иконах (вероятно, в клубах табачного дыма, валившего из монашеской келии монахини Марии).

Вот что писал в 2000 году о «творчестве» монахини Марии (Скобцовой) иеромонах Сергий (Рыбко):

«…Человек, вращаясь в миру, не может хранить душевного мира, необходимого для молитвенной жизни. И он не может сказать каких-то вещей о внутренней духовной жизни, поэтому-то все статьи матери Марии – о чем-то внешнем: о социальном положении Церкви, о социальном служении ближним, об истории современного момента, об «ущербности» традиционного православного благочестия. Звучат там и политические мотивы, критика в отношении ушедшей России… Видимо, тут сказалось еще и ее эсеровское прошлое. Понятно, что Императорская Россия не во всем была идеальной, но зачем плевать на Православную Россию и на Церковь в ней, которая была создана и хранилась усилиями многих подвижников, святителей, старцев, монахов, священников!.. Все это мать Мария отрицает, все перечеркивает, говорит, что все это было плохо, что революция и явилась результатом такой жизни Церкви Синодального периода.

Да, Церковь имела ошибки. Но мать Мария почему-то не вспоминает ни отца Иоанна Кронштадтского, ни Оптинских, ни Глинских старцев, ни преподобного Серафима Саровского, ни святителя Феофана, а святителя Игнатия вообще никогда не упоминает, видимо, он не был ей духовно близок. Больше она занята решением каких-то исторических вопросов, социальных проблем.

Нигде в сочинениях этой монахини не поднимаются аскетические вопросы. У матери Марии совсем другое понимание монашества. Вообще-то даже не совсем ясно, как она понимает монашество, потому что говорит то одно, то другое, а в жизни воплощает совсем третье. У нее не святоотеческое понимание монашества, а некое свое, экуменически-западное, очень похожее на католическое. Я уж не говорю о том, что мать Мария курила, что, на мой взгляд, никак не допустимо для православного монаха. Хотя, разумеется, это ее личный грех, она перед Богом даст отчет за него, – но она курила открыто, не стесняясь! Думаю, этим она больше соблазняла мирян, чем назидала.

Мать Мария превозносила роль интеллигенции в жизни Церкви и всегда сетовала, что интеллигенцию в Русской Церкви недооценивали, считала, что именно интеллигенция спасет Церковь. Сама она, видимо, относила себя к этаким монахам-интеллигентам, общалась с разными писателями, с учеными из русской эмиграции...

Монашество матери Марии – прѐлестного свойства. Попав в Европу, увидев, что ее былая эсеровская деятельность не очень востребована, свою энергию она перенесла в Церковь: пыталась указать путь Церкви в России. В ее статье, обращенной к эмиграции, главный мотив был такой: эмиграция – это осколок Русской Церкви, который должен сохранить Церковь и указать путь Церкви в России. И когда большевиков прогонят, Россия обратится к нашему опыту, который мы тут должны воспитать, как в некоей теплице. Она была противником святоотеческого, традиционного православия, церковных правил и канонов. Из статьи матери Марии “Типы религиозной жизни” явствует ее пренебрежительное и язвительное отношение к церковнославянскому языку и вообще к православному богослужению, к Афону и Валааму, к старому календарному стилю в этих древних обителях, что роднит ее с обновленцами...

Из канонизации монахини Марии может последовать смешение понятий не только о монашестве, но и о православной духовности. Что такое святой человек? Это человек, путь жизни которого как бы освящен, это человек, который достиг святости личным подвигом. То есть его духовность, его путь к Богу являются примером для других людей, которые могут и должны последовать таким путем. И поскольку святые принадлежат своей эпохе, своему народу, то каждый век являет своих святых как ответ миру, как ответ нам, православным людям, как нужно спасаться – какими формами, какими путями надо идти к Богу в наших условиях, в наше время. Особенно поэтому ценен для нас путь святых, которые жили в близкое к нам время. И в качестве такой святой, с которой нужно брать пример, нам будет предлагаться мать Мария Скобцова: не надо молиться, не надо в храм ходить. Главное – что-то делать для кого-то, бегать, суетиться! В случае возможной канонизации матери Марии будет канонизирована прелесть...

В целом – монашество матери Марии Скобцовой вещь достаточно сомнительная. В монашеском облике матери Марии отсутствует самое главное – ее молитвенный подвиг. Его просто нет. Как мирянка, она была, может быть, праведной, но ее монашеский постриг, на мой взгляд, только внес сумбур» (http://www.blagogon.ru/articles/208/).

Будем, однако, надеяться, что наша Русская Церковь еще «не созрела» для «единодушной» канонизации м. Марии Скобцовой как выразителя разрушительной для Церкви «бердяево-эсеровской идеологии».

Сайт "Благодатный Огонь"


Поддержка сайта «Благодатный Огонь»: Яндекс-Деньги: 410012614780266




 
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
30 October 2015 @ 11:27 am
Никого не  хочу  называть.  Сами  знают.

Довольно  глупо, используя  мою старую  статью-воспоминание  под  названием  "Искушение  Тарковским",
изображать  астора  этих строк  чуть  ли  ни  хулителем  Мастера  :)
То  же самое    в  равной  степени  относится  и к  его  отцу.
Статья  была,  напротив,  написана  о любви.  К  фильмам, стихам, конечно.
А  то, что всякая  любовь  есть  искушение   и  "прелесть"  в  отношении прописных  истин  любого  толка -  так как же  иначе?
Равно  как  и то,  что  вопреки всему  "следует  следовать"  именно прописной  истине.  Не  страха  ради,  а  преодолевая  вот  это  самое , о  чем  Тютчев  сказал -  "о, наших мыслей  обольщение,  ты,  человеческое  Я"

Впрочем,  когда начинают лить  говно  ради  говна,  об  истине  (даже  и  тем  более  прописной)  уже  не  думают.

Бог  им  судья
 
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
30 September 2015 @ 10:23 am

«Битва  за  историю»

ВРАТА  АДОВЫ
( сasus  Энтео,  Церковь  и  "малый  народ",  ч.1)



В  последнее  время  интересующиеся  (скажем  так)  современными  церковными  вопросами  интернет-порталы  обошло  интервью  Анны Шмаиной-Великановаой «Власти нужна церковь как декорация» (http://www.colta.ru/articles/society/8562). Анна  Ильинична окончила  Иерусалимский университет. В 1993 году вернулась в Россию.  С 1995 года преподает историю иудаизма, историю толкования Ветхого Завета, раввинистическую литературу и библейский иврит в Центре изучения религий РГГУ. С 1996 года -  те  же предметы  и раннехристианскую литературу в Библейско-богословском  институте   ап. Андрея.

Разумеется,  интервью  нгачнается  со ставшего  притчей  во  языцех  «казуса  Энтео»,  Разумеется,  уважаемая  Анна  Ильинична  называет  его  «погромом»,  употребляет  в отношении  «православных  активистов»  все  возможные  и  невозможные  ругательства  от  !язычества»  до  чуть  ли  ни  «сатанизма».  Разумеется, при  этом,  она  далеко  не  во всем неправа,  хотя  бы  в силу  хорошего образования  и  научной подготовки.  В  частности, справедливы  упоминания о галичии  в  современном  «полуправославном»  сознании ереси  докетизма -  отрицания  телесного  нгачала,  в  частности, при воплозении  Исуса  Христа.  Но  это  именно  частности.

Как  и  в недавних  «театральных  конфликтах»,  все  здесь  -  с  обеих  сторон  - оказывается  «не  о  том». Между  церковным  и  «культупным»  сознанием  не  может  не  быть  напряженности, и  она  всегда  трагична -    в  истории, и  в  личных  биографиях  Культура,  отделяющаяся  от  культа,  не  может  от  него  не  отчуждаться,  не  идти  по  пути  «забвения  бытия».  Это  не  политическая,  а  онтологическая проблема.  Чего  не  понимают  ни  «защитники  культуры»,  ни  «защитники  Церкви»,  зовя  друг  друга  -  «глухих»  -  «на  суд  судьи  глухого».

А  в  качестве  такого  «суда»  -  все те  же  «общечеловеческие»  «ценности  права»,  столь  же, если  не  более , дплекие  от  святоотеческой  традиции,  чем  любое  «современное  искусство».

«Когда Александр Сергеевич Есенин-Вольпин провозгласил девиз демократического движения — «Пусть исполняют свои законы», было еще неясно, в какой мере они, государство, не исполняют свои законы. ..» -  говорит  Шмаина-Великанова. Сейчас  мы знаем,  как  было  на  самом  деле.  Именно  «соблюдение  законов»  в  частности  о  «суверенитете  республик»  привело  к  крушению страны  в  1991 году.  Не  вообще  законов, а  «несродных»,  «чуждых»  законов, о  чем  предупреждали  еще  начиная с Григория  Сковороды и  славянофилов.



И  вот  в  связи  с этим видим: есть  нечто,  Шмаину-Великанову и  Энтео  объединяющее  гораздо  более,  чем  разделяющее  Это  органическое,  внутреннее неприятие   живой  жизни,   Поэтому  государство  -  Шмаина-Великанова  говорит  об  этом  прямо -  «Царское»,  «сталинское»  или  нынешнее  -  всегда  «они».  И  она  прямо  этих  «они»  именует -  «мафия», «КГБ»…  и  проч. Ну,  и  народ… «Евангелие наш человек не читает, как он не читал в свое время «Капитал»»  (да  даже  если  и  так!), Естественно,  упоминается  и  советское наследие. Ну, а  для  Энтео  оно  вообще  едва  ли  не  главый  враг,    пострашнее  покойного  Сидура… И  он тоже говорит  л  приятии  «либеральных  ценностей»…  Все  это  есть  мировоззрение  и  чувствование  «малого  народа»  (  по  Кошену и Шафаревичу)  -  вне зависимости  от  узко  понятого  национального.

«Right or wrongthis is my country»  -  говорят  наши  главные  геополитические противники -  англичане,  И  потому побеждают  на  протяжении  всей   истории.  Именно  поэтому  они  и  навящали всем  свое  как  «общечеловеческое».

И,  наконец,  собственно  о  Церкви.  Анна  Ильинична  утвержает, что  самое  страшное   -«когда предполагается, что для церкви не действуют нормы общечеловеческого общежития, которые действуют повсюду в мире». Да,  не действуют!   Именно  потому, что  Церковь -  Богочеловеческий,  а  не  человеческий  организм,  и  враиа  адовы  Ее, в  отличии,  от  всего  человеческого, не  одолевают.

Но  вот  тут-то  о    вратах  и  речь… Они  прежде  всего  -  ложь

И   именно  в  эти врата  вводят  призывы  создавать  в  рамках  РПЦ  общины   по образу «Исповеднической  Церкви»    в  Германии  30-х -  40-х,   противоставшей  т.н. «Немецкой  Церкви»,  которая «среди прочего …  должна была таким образом препарировать Евангелие, чтобы из него никак не следовало, что Христос и апостолы были евреями...»  Не  будем  последние  утверждения  ни  подтверждать, ни  оспаривать,  но  все  же  думаю,  что  разговор  о  «национальности»  Предвечного Сына  Божия неуместен. Сама же параллель  глубоко  лжива,  и  не  только по невозможности  параллелей  между  протестантизмом  и  Православием,  но  и  ( раз  уж  так,  давайте  откровенно) по…   составу  значитепльной  части  современного  духовенства,  уж  никак  не  похожего  на  «Немецкую  Церковь»…



Им -  на  самом  деле  всем  участникам  «церковных  разборок» -  не  нравится  “Имперская  Церковь»…  Это  понятно.  Но  вот  нам  нравится.  И  Церковь,  и  Империя,  и  наша  Византийско-Русская  церковная  традиция.  И  здесь  ничего  не  поделаешь.  Но  об  этом  разговор  впереди.   И  об   «общинной  реформации»  тоже.


 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
26 July 2015 @ 08:09 pm
«ВРЕМЯ  ПОСЛЕ  РОССИИ»  НАСТУПИТЬ  НЕ  ДОЛЖНО


Как    это  может  -  но  не должно -   быть




Всего  этого  очень  бы  не  хотелось.

«Гадания»  бывают  ошибочны.  В  лучшем случае,  неточны.  Однако  тенденции  и  направления  все  же,  как правило, просматриваются.

Высказанное  здесь  -  только  предположения  о  поведении  участников  возможных  политических  событий,  сделанные на  основе  их  взгдядов,  высказываний  и  поведения.  Никому  ничего не  приписывается.

Возможно, кто-то  поведет  себя  не так  или   не совсем  так.  Возможно,  такж, все сложится  и  совсем  иначе -  скорее  всего,  с  гораздо  большей  кровью  и  с  интервенцией,  подобной  той,  что была в 1918-1922.  Этот  «вариант»   нельзя  называть   лучшим  -  ибо  все  худшие,  кроме  одного  (какого  -  легко  понять) -  но он самый  «спокойный»  и  безкровный,  точнее,  «малокровный».



Нельзя  не учитывать  всевозможные  «помехи»,  например,  «фактор  ИГИЛ».  Нельзя  не  учитывать  и  того,  что  «мировое  сообщество»  просто  примет  решение  о  начале  против  нас  большой  войны,  и  тогда все  пойдет,  разумеется,  совсем  иначе.  Более  того,  именно  в  этом  случае  Россия,  возможно,  и  выживет.  Так  бывало  в  истории почти  всегда.

Однако…

По  нашему  скромному  суждению  именно  такой,  точнее,  примерно  такой,  вариант  именно  как наиболее  «динамичный и  экономичный» разработан,  одобрен, и,  возможно,  уже  даже  проплачен  «мировым  сообществом»  Его,  как  и  любые  другие,  еще  можно  предотвратить,  но  для  этого  нужна  политическая  воля.

Итак… 

Исполняется  «голубая  мечта»  либералов,  «уменьшительных националистов»  и прочей «приличной, рукопожатной  публики», а  также  широкого  диапозона  «среднего»  и  «креативного»   «клпссов». Происходят  некие  события.  О  степенги  их  длительности,  массовости,  кровавости  и  проч.  гадать  не  будем.  Может  быть  и  так,  и  эдак.  А  может  быть  и  «все  по тихому». Причиной  может  быть  Украина,  а  может  быть  и  не  Украина.  В результате неких событий (или, наоборот, совершенно неожиданно) Путин уходит или просто неким образом исчезает из власти. З  Запад немедленно объявляет о перемене курса в отношении России и пожеланиях "демократических реформ" и прекращения "агрессивного курса". Большинство  санкций  снято.  В магазинах  Москвы  и Питера  -  хамон,  виски  всех  сортов и  проч.  Оживает  банковсепя  система.  На  лицах  «офисного  планктона» засияли  улыбки…



Посол  США  открыто  приглашает  лидеров  «российской оппозиции» и  «настоятельно  рекомендует»  воздерживаться  от  крайних  форм протеста  и отстаивать  демократию  демократическими  методами.  Указания приняты к исполнению..  «Теперь,  когда  тирана  нет,  мы  все  вместе  должны  пойти  навстречу  оставшейся,  разумной и  цивилизованной  части  власти»  -  в  один  голос утверждают Латынина и  Альбац, Навальный и  ЯшинБоровой и  ШиропаевЗильбертруд и  Демушкин.  Немного  подумав,  к  ним присоединяются    национал-лемократы  Крылова и  «Божья  воля» Энтео. Происходит  встреча при  закрытых дверях   протоиерея  Всеволода Чаплина  и  Алексея  Навального.  РПЦ  призывает   воздерживаться  от  взаимной  ненависти  и насилия. В  то  же  время на окраитнах  Москвы полицией    жестко  подавлены  выступления  правых  скинхедов  и  левых  анархистов.  Есть  убитые  и  раненые с обеих  сторон.  Навальный,  Яшин  и  Энтео  осудили  зачннщиков  безпорядков.

Жириновский приветствовал  перемены  и  провозгласил победу  свободы,  за  которую всю  жизнь  боролся. Зюганов от  комментариев  отказался,  но  обещал  не дать в  обиду  Мавзолей  и только  что  возвращенный  на старое место   памятник  Дзержинскому на  Лубянке.

К  «россиянам»  обращается  исполняющий  обязанности Президента  премьер  Дмитрий  Медведев.  Помимо  аналогичных  призывов  к сдержанности  и  соблюдению  демократических  процедур  он  призывает  еще  и  к национальному  единству.  Также  Медведев  объявляет  дату  будущих  президентских  выборов.



Вскоре  из  Европы  самолетом в  Киев,  а  из  Киева  на  поезде  в Москву  прибывает  Михаил Ходорковский.  На  Киевском  вокзале  его  встречают  огромные  толпы.  На площали перед  вокзалом   мгновенно сооружается  трибуна.  Выступление  Ходорковского,  заканчивающееся словами  «Тирана  больше  нет.  Я  вернулся  в  Россию,  а  Россия возвращается  в Европу»  в  прямом  эфире  транслируют  все  СМИ  России  и  мира. 

Вскоре  оказывается,  что  на выборах  две  наиболее  популярные  кандидатуры  -  Ходорковский  и  заявивший  о противостоянии  ему  Игорь Стрелков.  Пресса,  пока  формально  не  поддерживая  ни  того  ни  другого и  выступающая  скорее  в  пользу  также  заявившего об   участии  в  выборах  Медведева,  называет при  этом  Холорковского  представитилем  «партии  мира»  а  Стрелкова  -  «партии войны».  Понятно, что  «электорат»  у  обоих  противоположен.  Однако  ситуация  имеет  и  некие  новые  черты. Ходорковского  поддерживает  значительная  бывшая  «антипутинская»  часть  «русских националистов»:  сторонники  отделения  Кавказа  и  «антикадыровцы»,  ориентированные  на  Европу адепты  «белого  мира»,  «русские сепаратисты»  и  «федералисты»  =  сторонники  «русских  республик»  Залесья,  Сибирской  республики  и проч., , «непримипимые  белые»,  но…  -  парадоксально  -  также  и  «непримиримые  красные,  ультракоммунисты  и  троцкисты…  А социально  на  его  стороне  в  основном  «креативный  класс»,  но  также и  «средний»  значительная часть  чиновничества,   интеллигенция,  большинство  крупных  и  мелких  собственников.  Кроме  того,  у  Ходорковского  самые  большие  ( даже больше,  чем  у  Медведева)  возможности  свою  кампанию  финансировать.  За него  весь  «цивилизованны  мир».



«Электорат»  Стрелкова -  большинство  людей  с  патриотическими  взглядами,  причем  как  бывшмх  сторонников Путина,  так  и  бывших  его  противников,  не  веривших  в патриотзм Путина и  полагавших  его  тайным  ставленником Запада,    будто  он  «все  слил» и т.д.…  При  этом  все  они  -  и первые  и  вторые -  как  правило  люди  с  если  не  анти-,  то  некоммунистическими  взглядами,  хотя  и не воинственно  антисоветскими,  каковые  почти  все  -  за  Ходорковского.  Признаюсь,  и  сам  в  такой  ситуации  был  бы  за Стрелкова,  если  бы  не было  «все  схвачено  и  за  все  уплачено».

В  президентской  гонке  также  участвуют  Медведев,  Зюганов и  Жириновский.  На  Медведева  активно  рабртает  «административняй  ресурс»,  но  большнство  его  потенциального  электората  уже  у  Ходорковского.  «Электорат»  Зюганова  в  значительной  степени  тожн разделен  -  между  Ходорковским  (собственно  «марксисты-ленинцы») и Стрелковым  («державники»)

В  результате  первого  тура  распределение  голосов  оказывается  примерно следующм ;

Стрелков - ок. 20 проц.
Ходорковский - ок.20 проц.
Медведев - ок. 15 проц.
Зюганов - ок 10 проц.
Жириновский - ок 5 проц.
Не явились ок 10 проц.

Объявляется второй  тур,  в  который  выходят  Стрелков  и  Ходорковский.

Второй  тур  начинается  с  главной  пиар-темы  «Хотят  ли  русские  войны?»  Большинство  СМИ  начинает  открытую кампаню против  Стрелкова  под  лозунгом «Гиркин -  это война»,  расписывая  на  своих  страницах и показывая на  экране.  Двум  или  трем  газетам  и  каналам разрешается  робко защищать  Стрелкова, агитация  за которого  активно  идет  в Интернете  ( но  в   Интернете  же  идет  и  агитация  за МБХ). Ходорковского пиарят не только как жертву режима и будущего борца  с  коррупцией, но и как православного. Постоянно  муссируется  тема  «Ходорковский -  враг  Кадырова».  Также по  всем  каналам  ТВ  показывают покойную  мать  МБХ  Марину  Филипповну.  А  Стрелкова именуют  Гиркиным,  одновременно  называя  «черносотенцем». Им  начинают  просто  пугать  обывателя. Кое-где  происходят  столкновения  между  сторонниками  обоих  кандидатов,  но  полиция  их  разгоняет,  и  серьезных  жертв  нет.  Медведев  призывает  своих  сторонников  голосовать  за  Ходорковского,  Зюганов  и  Жириновский  отказываются  отвечать  на  вопросы  и  комментировать  ситуацию.



Во  втором  туре  соотношение голосов  оказывается  примерно  таким  :

Неявка - ок. 15-20 проц.
От  проголосовавших:
Ходорковский - ок. 60 проц.
Стрелков - ок. 40 проц.
Неявка - ок. 15-20 проц.


Президентом РФ объявляется Ходорковский.  Он  сразу  же  объявляет о "возобновлении европейского выбора" начале "демократических реформ", борьбе с коррупцией и - самое главное - переходу к "подлинному федерализму", то есть , переводя на обычный язык, разделения страны и превращения бывших регионов в сферы влияния ( в лучшем случае) иностранных государств. Ходорковский – как «глава  ликвидационной комиссии» - начинает  выполнять  свою  главную  задачу:  переговоры  с  центральными  и  региональными  элитами об  условиях  «роспуска РФ»  и  о  вхождении  части  «российской  элиты»  в  «золотой  миллиард» …  Будут  сделаны  «предложения,  которые  невозможно  не  принять».  И  они  будут  приняты.

Далее - …

Что  будет  «после  России»,  предсказывать  не  берусь

\Помимо  прочего,  надежда  автора  этих  строк еще  и в  том,  что  кто-то  из  предполагаемых  «героев» ( понятно, кого я  здесь  имею в  виду и  к  кому,  по  сути,  обращаюсь)  от  участия  во  всем  этом  откажется.

Остается  лишь  добавить,  что  «на  случай  чего»  будет  предусмотрен  «дублер»"  МБХ .  Скорее  всего  им  может  стать Михаил Касьянов.  Возможен и  как  бы  более  «софт»  вариант,  при  котором  к  власти  будет  приведен,  например, Кудрин.   В  любом  случае  конечный  результат  окажется  примернор  таким  же.

А теперь давайте все вместе - и господа, и товарищи – отбросив  идеологические  и  пмрочие  споры в  частности,  спор  «красных»  и  «белых»,   крепко подумаем : нам все это вообще-то  надо ?



«Время  после  России»  наступить  не  должно.


http://zavtra.ru/content/view/posle-rossii/
 
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
04 April 2015 @ 09:54 am
Мой бывший  друг  и  соратник  по  Монархическому  движению  80-х  ( почти юности)  Вячеслав Демин  сегодня  выступает не  только как оппонент, но и как прямой  противник.

http://slawademin.livejournal.com/16323.html?mode=reply#add_comment
http://slawademin.livejournal.com/16501.html#comments

В  целом  ничего  страшногоь  в этом нет. Тем  более,  что делает это он честно и добросовестн, в отличии  от  всяких  мразей, даже  произносить  фамилии которых  рвотно.
Дело  в  другом. Не  в  личном  споре.
Сегодня  действительно  "всплыли"  два  -  не  один -  "Русских  Дазайна".
Древнейших.
Да,
"Вольга и Микула",
"Пламень" и "Окаяннве дни"
Да,  "Крымнаш и Намкрыш",  как  уже  выражались -  конечно, это малая частность.
Это  гораздо  серьезнее, чем  тема  "малого народа" по Шафаревичу.  Хотя  -  да,  реально произошло  соединение  "Вольги", "Бунина" и  т.д.  с  "малым  народом".. Это  "змей-Гедеонов" ( потомок библейских судей)  у Пимена  Карпова. Все  сходится  с предельной  точностью.

Да,  Победитель  и Примириткль  -  Царь Белый и Красный.  Будет, будет !
Но, видимо, уже  после  морей  крови  -  белой (голубой)  и  красной (черной).

Здесь  нет правых  и неправых.  Прав  тот,  кто  до  конца  будет  стоять  в  том и на том,  в  чем  и на чем он стоит.
Заранее  приняв  проигрыш  как победу и победу  как проигрыш.
А  предатель - под  самым  благовидным предлогом -  будет  последней и окончательной мразью.

Это  убьет  то.



l
 
 
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
Нечто очень субъектитвное,  но примерно  в  таком духе  высказывался  также  на  домашних беседах  Владимир Николаевич Лосский

__________________________________________________________________________________________________


Оригинал взят у az118 в Святая Троица против гомосексуализма внутри Себя и филиокве
отношения Лиц Святой Троицы должны быть не двоичными (парными), а троичными

                
    Бог     рождает      Бог      зачинает     Бог
   Начало ----->----- Сын-Слово -----<----- Дух-Святой
    \ \ \                /   \                / / /
     \ \ --------<-------     -------->------- / /
      \ \   рождается в         рождается от  / /
       \ \              испускает            / /
        \ ------------------>---------------- /
         -------------------<-----------------
                      исходит от

Бог-Начало испуcкает Бога-Духа на Бога-Сына
 Бог-Дух исходит от Бога-Начала на Бога-Сына
  Бог-Сын рождается от Бога-Духа в Боге-Начале
 Бог-Дух зачинает Бога-Сына в Боге-Начале
Бог-Начало рождает Бога-Сына от Бога-Духа





Очевидно, что Бог-Начало - не Бог-Отец (не Б-г Авраама), а Богородица, предел которой - Россия

это снимает проблему филиокве, каковое было бы естественным для гомосексуального варианта "Бог-Начало = Бог-Отец".

Однако при этом центральный догмат иудео-христианства о творении из ничего становится ложным, что влечет изменение содержания догмата о двух природах Бога-Сына, поскольку у всего сущего оказывается одна начальная Природа - Богородица, а причина порчи природ сущих родов не в ничтожности ничито, а в сокрытии Святой Троицы в массе потомков и их отпадении от Бога-Начала, Бога-Сына и звакрытии от Бгога-Духа за горами сущего, принимаемого за Бытие.