Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Поэма

ТОРЖЕСТВО  ДИАЛЕКТИКИ

ПОЭМА


Спросите  хоть у  старого эвенка,
Хоть у  младой  китаянки Ван-Ван,
Кем  ьыл  Владлен Васильнвч Быленков –
Молчанье птиц ответом будет вам.

Оно  всегда  вступает, обрывая
Речь позапредыдущего огня
Когда  как ткань сияет  огневая
Оборванного огненного дня

Да, Котлован, да, Колывань вполземья,
Да, Чевенгур, да, нерушимый Че,
Порукой  будет солнечное семя
Саян-синицы на  Сиян- плече.

Но точных слов не будет ни сегодня,
Ни завтра, ни  в иные времена.
Сесть у Кремля и  выйти  вверх на Сходне…
И что  ?  Одна, огромная  страна.

Одна на всех. На вся. Лесные дали
Страна.  Струна. Немыслимый Союз.
Флот Океанский.  Ордена, медали,
И  двести гроз,  и с ними двести-груз

Другой такой никто не ведал грозды.
В которой   жизнь  и  смерть едины влет
Мы  звездами  вздвигалися  на  звезды
Крестами  погружалися нод лед

Страна  всех нас.  Извечно  обрученных
На все оставшиеся времена.
Мечтателей, читателей,ученых
Всех обреченных  страшная  страна.  

+     +    +   

Про  что  я  здесь ?   Про  четырех хозяек?
Про их не мне протягутый ранет ?
Ах как я так  ?  Я ль зарюсь на глаза их,
Враг Пастернака, Клюева адепт.

Скажи, поэт, о чем  крутится ветер,
Как даже Пушкин некогда смолчал,
О чем все есть и нет чего на свете,
Для ветра все -  овраг, а не причал

А там, в овраге, будь хоть частью лисом
Хоть  почвой роз, хоть  слушателем гроз.
«Езерский» потому и недописан,
Что в нем «Зачем» неправилен вопрос.

Не  сметь себя ни помнить, ни касаться,
Ни  с чем остаться,  выжить  ни за чем,
Не  чувствовать, не жить, не  прилепляться.
Быть только дудкой.  Более – ничем.

+    +     +   

Но все,  что нам несут и слух, и зренье,
Все то, что мы историей зрвем,
Есть лишь безчисленное повторенье
Безсмысленно летящего в проем
Медлу  созданием и мирозданьем,
Меж вечностью и веком, меж судеб,
Судебных дел и судных заседаний
Пробелов, проблесков, побед и бед.
А потому и не ищи, читатель,
Кто  здесь есть кто, а кто  туман-оглы.
Случайны  совпаденья. Век – предстатель.
Все прочее – заборы и углы.

=    +    +   

Кем  был Быленков ?  Не  был он рабочим
Он даже не крестьянствовал, и не
Был  посылаем  ясно и не очень
В ближайший космос на  стальном коне.
Он  философствовал, что было, впрочем,
Отделам кадров ясно не вполне.

Он философствовал во времена те,
Когда лишь мыслью меряли страну,
А мысль  страною меряли.  В гранате,
В граните, в гроб кидая  старину.

Кидали все. Кидали всех. Килали…
Но, с колоколен брошенные в грязь
Летели ввысь и озаряли дали –
Летим! - кричали -  долбаный карась!

Да, было  философствовать опасно –
Не  страха ради не сносить главы.
Нет, смысл в смешеньи был и всех  и нас, но
Ни всех, ни нас уж нет  в  черте Москвы.

Быленков был.  Он  вправду был философ.
Но не из тех,  кто волею Кремля
Не вызывал вопросов у матросов
Отправленного  в вечность корабля

Два корабля  на самом деле  было,
Один из них ущел  на волю волн
Второго , тонущего,  в небо  взмыла
Небесная бизань, и с нею всплыло
Земное на небесный  произвол..

Быленков не был среди тех, ни этих.
Он от старин  был долог и далек
Чему порукой было имя. Нети
Таких имен несли  и  клик и клек
И  клеммы  клятв  всех,  кто  за кдек полег.

Он  был из новых, полупролетарцев,
Хотя отец, писатель детских книг
По матушке носил фамидью . Старцев,
А те происходили  из   расстриг.
Но поп-расстрига – он не поп, распоп он
В  нем  совершился  к новой жизни сдвиг
Без кумача и без креста лег в гроб он,
Как, например, крестьянин-трудовие,
И это не считали за крамолу
Ни для учебы, ни для  комсомола.

Потом  пробил неотвратимый час.
Будил народы  Молотова глас..
Владлен, смотав на берегах  Перервы
Кружки,   вращалки, блесны,  в сорок первом
Обнял отца и вышел под свинец.
Как  под венец он шел, как под венец.

+    +    +  

Он  возвращался, предъявляя  орден
И партбилет, и  волю  мылить морды
Тем, кто по справке  отсиделся  здесь…
Но и не только…
Музыку  и спесь…
Спесь тайной  воли… 
Вагнер, Шуберт, Гегедь…
Да, да, и сумрачный  германский гений
Его коснул, как ясеня дисток.
Дух Геттингена.  Ветер и потов. 

+   +   +  

Владлен Быленков в Университете
Уча по грекам греков, жил, как ветер,
Как лист, вольнее  вольного певца
Четыре, три послевоенных года
Дышали  вправду  воздухом свободы,
Хоть кто-то скажет, что не до конца.

Но  до конца не надо.  Все  мы помним,
Чем Александр закончил,  прежле Комнин,
Чем  Кеннеди, чем  всякий,  имый  стать,
Дозволивый  на всяко дозволять  

Свобола  -  это музыка  и слово,
Любовь  и смерть, сеть, полная улова\
Грибы и травы, Моцарт и Гомер,
Не  к власти путь, не  бегство от былого,
Не  смена  вех,  не  перемены вер.

К  тому  же  расхождений  с  диаматом
Быленков не искал.  Аристократом
Себя не числил он. А дивных роз
Религии не принимал  всерьез.
Не то, что против  был. Но явь забвений
Ему сокрыла  навь Богоявлений
В  порядке  слов  здесь двойственны черты.
А смысл, читатель, выбираешь ты.
.

«Могучий некрещеный позвоночник».=
Писал поэт.  Быленкову источник 
Не  Библия  была, но Гераклит
И Энгельс,  с ним единсущно слит.
Да, годы щди, и годы неспроста те =
Он  позже  сомневался  в диамате,
Считая в нем деления некстати
Одной  двух материализмов стати..

Он видел круг миров, где нет конца,
Нет цели, нет начала вечных звений.
Он сам был там, и так  его же гений
Ему его не открывал лица.

Лицо  всегда  до  времени сокрыто,
А время  есть  сокрытое лицо
Имен, времен,  Тартарии  и  Крита
В  немых  глазах  грузинки Мацацо.

Так!  Сколько глаз после войны на рынке
Центральном  промелькало в те года…
Быленкова  окликнул кто-то «Сынку!»
Он обернулся. Никого.  Звезда
Сияет красная на переходе
В метропровод. И никого. Народ
Бежит-снует о тридевятом годе.
О Перекопском взятии  поет.

Быленков  улыбнулся.  Этот оклик
Он слышал в детстве. Это был отец ? 
Нет, не отец.  Кто ? 
Пустельга, дымок ли
Над озером, где город Повенец.


+   +   +  

Иначе ль, так…  Бежади дети, даты.
Светился  Кремль,  и рядом  ГУМ-кристалл…
Быленков стал  звездою диамата,
Сам не заметив, как он ею стал.

А  дальще  площвдь Старая темнела,
Решали там. Но кто-то иногда,
Бровь приподняв и как-то так несмело
И вяло толк сбивал  вопросом «Да?»

+     +    +     

Читатель, не о том  сия поэма.
Здесь не Павленков и не  ЖЗЛ.
Былекнов  не  намек, Быленков – тема
О том, как  мира  ум  восстать посмел
Сам на себя, насилья  мир  разрушив\
До основанья, а затем….  Зачем ?
Нам не дано предугадать, а души
Суть  дань  совсем не этим и не тем.

+    +    +

Гавана. Фестиваль.  Фидель.  Быленков
С  флажеом  СССР.  Он чуть поддат.
С ним рядом русская  студентка Ленка,
Кубинская  студентка Каридад
С кем быть ему ?  С  обеми, конечно…
Причем, немедленно и  вне времен!
Люблвь – огонь, , огонь  пребудет вечно.
Самой материи есть свойство он.
А у  материи  конца ль,  начала
Нет. Здесь он это понял. У причала
Они  стоят.  Их переукачало –
Елену, Каридад, Владлена. Сон…
Сон наяву,  в дадонях махаон

Так!  Ксть любовь -  огонь по Гераклиту,
Он обоюдоостр, и он – война.
В нем  смертные и   боги  равно слиты
( не Бог, а боги,  что  марксисту  плиты
Краеугольные и письмена)
В единоимена и времена

Дее  равные, две разные подруги…
Но…  То  Гавана, Запада черты
В Москве  все  возвращается на круги
Отмеренной  моральной правоты
Арманд Инессы  стерлися черты.
Топи  в  «Столичной»  мужески порывы!
То дождь, то снег. Ну да, порою  срывы…
Но остается  мысль. Ея цветы.

Он  понял:  мысль  извечна,  и  вот в  этом
Он  расходился  и  со Старой, и
С коллегами  Она  не  скоротечна,
И не  от  нерввных отблесков. свои
Она несет истоки огневые
Едино  с  основанием ея.
Все остальное – только роковые
Перераспределенья Бытия.


Да,  пролетариата  поколенья
В истории  есть цвет,   акме мышленья
Да, мысль – огонь.  В нем  зреют  имена
Жреца, бойца,ловца. Нго орудья
Одноименно  Эрос и Война
Людей с богами. Боги – те же люди.
Взаимной  гибелью их жизнь полна.

«Но Ленин  признавал основой атом,
А не огонь» - не самый по уму
Из них  последний  разъяснял ему
Куратор  Старой  площади,  имевшй
Авторитет  не  только  посреди
Своих, но у седых научных певчих
И даже у француза Гароди.
Он также   объяснял  - спокойно, тихо,
Что есть причинно-следственая  нить
Как всеоснова снов, лищь ей хранить
Начало и конец, и  с Вами лихо
Не  нам, Владлен Васильевич, будить.

Им возражать  ?  Откуда эта  странность
Искать во всем начало и конец ?
Из  Библии ?  А как же их  сохранность,
Стерильный, вечно мятный леденец ?
Не лучше ли с позиции марксизма
Признать  хотя  бы  в  виде механизма
Двух  парадигм, ну, или психодрам…
Есть круг и линия,  Они  издревле.
Есть Махабхарата, есть Авраам.
По кругу все у бабушки в деревне.
По линии  соседка  Мариам
Борисовна, из Гнесинки, как в храм
На кофе  прерываяся едва лищь,
К концу времен   таинственно  ведет
С учениками   вдаль  стремленьем клавиш
В этюдах Черни распорядок нот.

Религия ?  Октябрь закрыл страницу.
Да, Бога нет.  Но, приглянись, и вдруг -
У тех, кто выжил, столь же разны лица:
Меж Фуделем и Лосевым граница
Опять все та же: линия и круг.

+   +   +  

Мышление  -  огонь.,  огонь -  мышленье,
И это все  материя., во всем
Повсюдувечносущая, при всем
При том и неуничтожима
И неуничтоэаемо держима,
Когда свои восходы и режимы
В себе удерживет, и вполне.

Но кто же все же дал ей  свойства эти ?
(Быленков хмыкнул – вот он, геморрой…)
Что подразумевает на планете,
Да и вокруг планеты  этот рой
Круговращения ?  Или все  иначе ?
И,  значит, диния…  Ог…  Света
                                         …  к плачу… ?
Все  ж Бог ?  Нет, только  вечная  задача.
И вечный  круг. Все линии  впридачу
Навязывает буржуазный  строй.

Вот, кстати, вам и сущность атеизма.
Всего лишь круг. Иного не дано.
Но те, кто хочет силой…Нет, оно
Не верно и не  обусловлено.
Кто верит – невиновен.  Род, харизма…
Все это  родовых корней полно
И даже Марксом не отменено
Насилье здесь вполне обречено.

(  окончание  далее)

+ + +

ПОЭМА

(окончание)


+    +    +   

Повис  над рельсами зефир.
Едва-едва  гудит клавир.
Опять все тот  же Доницетти.
В  поселке вновь  и вновь  его
Играли  вдоль  и  вдрызг  всего
На день Руси  Тысячелетья.

А,  значит,это было,   бы-
                                           ло,
                   было, коли да кабы
Росли  грибы  бы  вдоль железной
Дороги, в огороде, где
Лишь  огороди  по гряде
Ну совершенно безполезны


+    +    +

Четыредесять лет вперед
Без  четырех  Крым. Год  на  год.
Последний  век чреды грядущей.
Наш  Гончий  в  реку  входит  вброд.
Заканчивая оборот  ?
Последний  -  значит, безбород,
Безросписен,  безволк, безрод,
Изгиба  в  холке  не  имущий. 


+   +   +  

Кумир,  Земир. Ночной  зефир.
Cейчас  - похоже на  чифир.
Тогда  еще огонь  и море
В  опоре  и взаимном  споре.
Тогда  еще  была вода.
Еще ходили поезда
В Москву в любую  непогоду.
От Балтики  летел состав.
В  озерах,  вовсе не  устав,
Мелькали, как  полуустав,
Гряды, изгибы, гады, годы.
И Питиримск-Волоколамск,
И вдруг  зачем-то Нижнекамск
(Да, надо ж  так примститься  сброду),
И  Новый  Иеросалим уже,
И Снигири, и Дедовск…
                               Лже-
Состав  уже  гремит по ходу.


+   +   +

И  все  ж…  Тогда,  в поселке  дач-
               ном  был  много нам удач,
Любовных,  явных,  тайно,  сходно…
Марина милою  была,
И отражали зеркала
Речное рондо -  рялно, родно.

…………………….
……………………..
……………………..
……………………..


+     +     +

Потом уж  все  иначе шло.
Потом  уж все иначе было.
Мелькнуло  ль  счастье и ушло,
В  иное  что перетекло.
Но  все, что было, то  могила
Не  повторяется беда
Никак,  нигде и никогда
А  если  все же ?  Ах,  ну  да.
Уж  полночь  Борману  пробила.


+     +     +     

Что сон ?   Что песня ?  Зеркала ?
Любовь и кровь  и все дела ?
Мара  морей  минует мимо
Что означают купола
На память Иеросалима ?
Ну  да,  поэма. Будто  бы
Был Патриарх,  была свобода…
Ах, это сладостное  бы
О  вероятности судьбы
Иной у  русского народа… 

Народ…  О чем они  кричат
И  философствуют  булатом ?
Убит, убит,  убит… - все  чат,
Все рождено галлюцинатом.
Народ есть вечный кокон,  сон,
Предмировое  Онаон
Преждерожденный  первоатом.

Кто  ж  выдумал  ему,  когда,
Мечты, что как  бы  изначальны ?
Топил Добрыня города,
Топил  суда Ильич печальный
Исаич  тоже  приложил
Свое  брадатое  мочало…
За всем за сим  «Чтоб ты  так  жил» -
Оно одно, одно звучало.

Да, это именно.   Оно
Иль  тоже  нет ?  Иль тоже  мимо ?
Февраль.  Открытое окно
Для  вести  Иерусалима.
Будь стар  ты, нов ли, пой наон
Или партес  - все  буре  в  тон…
Тебе  судья лишь  Гедеон
Раавой  Русь-эрец  хранима.
Есть Пантократор.  Нет  Царя
Нам  Узурпатора не  надо.
И Космократора не надо.
И Автократора не надо
И Иллюстратора  не надо.
И Терминатора не надо.
Не надо, ничего не надо
У алтаря, у алтаря!  

Но,  разойдяся  с  площадей,
Мы, как  бы  вскользь  сказали как  бы
И вся  грамматика  идей
Перевратилася  в  мукакбу
В макумбу,  в  вуду,  в  мудуду,
В  кумыса  конского  коренья
И  в  сказочное  «Ей, гряду!
Последнего  стихотворенья.

О, сердца вещего  струя,
О, серлце  полное тревоги,
О,как ты бьешься на пороге
Как бы двойного бытия.



+      +       + 

                                                                                                                               п
Про  Новый  Иеросалим
Была  поэма неудачей
Писавший не был нефилим
Не   по нему была задача
А Никон кем был ?  Кто к  нему
Прикладом  в кедлью постучался,
Какие  письма  и к кому
Подписывал  и  отмечался ?...
Писавший,  больше не летай.
Пускай умолкнут  суперструны,
А  ты,  читавший, почитай
Про  ссору  Митры  и Варуны.

+   +   +     

- Так  Вы  что, тоже  о весне,
О сне, о  муромской сосне,
О сказке, Вас коснувшей  былью ?
-  Ну да,  о  сне,  скорей о  сне.
О  Третьей  мировой  войне,
Которую  мы  все забыли.
-  Как так ?  Она  же  впереди.
Босфор не  взят. Царя  не жди.
Все  скользко. Сроки не  пробили.

-  Она давным давно прошла .
Не  помните ?  Ее забыли.
И Царь уж  был, Москва была
В слезах и  снах. Колокола…
И  мы  уже  в  Царьград  входили.

Он  вдруг  свернул  лицо назад.
Его  сверкнул затылый зад
На солнце,  ибо  лыс был  весь  он.
Пыталась по стеклу  оса
Пробиться  тщетно в  небеса.
В  окне  мелькали грады-веси.

Он  дальше  ехал вот такой. 
Свою коньячную  рюмаху
Он оборачивал рукой
Через плечо,  и  вот,  с  размаху
Ее  впускал,  как  дидаскал,
Немного  окропив  рубаху
И,  странно дело,  но оно
Казалось ровно  все  равно.

-   Забыли всё ?  -  Он вдруг  спросил
Вдруг показалось,  он  без  сил –
Вы  вправду  это все  забыли ?
Не  надо только на  абы
Ведь  либо жили, либо бы…
Эх, если  бы  да да кабы…

Но  мы  уже  за  это пили.

-  Кто  ?   -   Были муж, его  жена,
Ея  сестра,  их  всех волна,
Соседей  куча  у  окна,
И сказки общие, и  были.

Да, вот еще. Там был один
Какой-то странный  господин
Тогда  товарищ.  Был  однн.
В  смысле  один.  Не  без  седин.
Все  улыбался непреложно.
Всплывает вот  из ничего
Фамилья  странная его –
Семизалупенко,  возможно.

Настала  полночь.  Били в ночь
Прикладом в двери.  Встала дочь.
Взяла  бокал,  влила отравы.
Чуть пригубила.  Вышла прочь.
Пешком пошла  до  переправы.


+   +   +        

«Вот-вот.  Вот в  этом  смысл,  вот- вот…
Не попадает  год на год.
А смысл иной  не проканает.
Судьбу Жиронды  и Горы
Решают вилы-топоры,
А  почему  летят миры
Всегда и только в  тарары,
И до  сих пор никто не знает.

И  мы не будем  здесь  про  то,
Кто прав, а  кто  лишь конь в пальто.
Аминослав  и  Сурукто,
Каценоглу,  Инлрон,  Острище,
И  Рулоакр, и бен Хазан –
Един обман,  един  фазан.
Все эти  сказки для  пейзан,
Просвищет на могиле нищий.

Но  дель  не в этом.  Не  ищи
Ни  прапращуки, ни пращи.
Все – или  так, или обратно,
И  Миротавр, и Мор-глава
Сверхагадически  елва 
  ли не  инаковероятны».

Так Костомаров говорил,
И Мохнорылов говорил,
И  Трупострупов говорил,
И Широпаев  говорил,
И  Брюс,  и Стросс, 
И  Бланк,  и Бовин.
И  повторяют  поезда
По день  по  сей  сии  всегда
Слова-права  про нет и да
Качая годы-города
И дискурс весь  али-дада
И  безлюбовен и  безкровен.

Об этом пишет  В.Коровин.


+     +     +          

Невесть зачем, куда  -  не  весть
Звезда  к звезде нисходит взглядом…
Конца  единой  плоти  несть.
Они от детства жили рялом.
Каток,  поток, собачий круг,
Коньки, носки,  собакодраки,
Без  всяких сдвинули порук
Все  их секреты, руки-раки,
Четырнадцатая весна
Уж их  застала  онона.

Святыми  не были они…
Порой  надолго отплывали
На  край  далече…  Годы, дни…
Но  неизменно.  Вновь.  Трава  ли,
Листва ли, птицы  ли, цветы.
И вновь, и  снова. Я  и  Ты.

Еще  в Румянцеве  он жил.
Да, да,  в поселке том  у  края
Отца  уж  старости кружил 
Самум, но все-таки свежил 
Лищь  сад,  где  батя  в  образ  рая
Посев  посеяв и  присев
Все  любоаался на  посев
Любой  весной  возле сарая,
Егор Егорович, Герой
Еще  Союза, в  горний  строй
Пророчил  сына,  Снег, походы,,
Сын пацифистом не был, нет
Но  он  в  искусствах видел  свет.

В  те  годы  счастья  и   тумана
Она  служила  у  Царя.
Он не  служил, писал романы.
Царь  появился вдруг.  Заря
Была  мгновенною и рваной
Босфор.  Начало  декабря.
Простившись на века  с  нирваной,
Без  слез,  без  страха,  не прося
Все хоронили всех и  вся.

А  через  год пошли  парады,
Богослужения, награды,
Он тоже ездил  в Цареград,
Стоял  под сводами Софии
Партесом пел катавасии,.
Писал  роман  «Державин рад…»


+   +   +   

В  тот год,  зимой, царьградский  сон
Их вновь  соединил у  моря
Позором не был страсти звон
Все  было  решено  навскоре
Она  ждала венца,  и он
Уже, казалось, был не в споре.

Через  нелелю  во  свое
Сверхбытие  им  путь  под своды…
В  тот  день  он  сильно ждал  ее.
Она его ждала  все годы.
Что  было  -  тоже…  но…  Свое,
Свое… не  вышнее,  не  воды
Живой  Реки, не  Пир  Вина.
А  Пир  и  Долг  одно…  Она
Она хотела несвободы.
Припоминая,  что  должна.
Что  Бытие  - очаг  Исхода.

+   +   +

Она спешила.  Все  дела…
Того-сего,  Тра-та-ла-ла…
Внезапно  в  Павшине сошла.
Поправив челку,  прибрала
Сам-бровь косметикой  нехитрой,
Остановилась.  Как пчела,
К  шоссе взвилась,  точней, взвила
Ее  рдяная  взвесь  in vitro

Она  пересекла шоссе.
Перебежала к  буеракам
Оврагам,  перелескам.  Все
Кто  жил здесь, были  к местным дракам
Привычны  Ныне  тихо. Но
Как бы  куда-то. Как  окно.

Она  чуть  улыбнулась. Взгорок.
Торчок  железный за  торчком.
Колючки  проволочной  морок
Не зацепиться  б…  Все  пучком.
Там речка.  Некогда  Гремучка,
А ныне  местная вонючка,
Заросшая лишь ивняком.
Ах  ива, ива, Дездемона,
Офелия…  Нет, Добросклона…
Три  дня уже гнетет  карман
В  плаще  языческий  роман.

К ней сзади  подошел  Соловый,
В том  ракурсе, что Соловьев,
Пять  раз  в  бегах,  три  раза  вдовый,
И всякий раз  вот это -  ров,
Тень перелеска, тучи птичьи 
Вонючий  сульфур приграничья.

Чуть  дрогнув,  чуть  на склон  взойдя,
Она глаза  закрыла. Он  же
Встал  перед нею, словно  должен
Вернуть ей  денег и дождя.
Достал  -  да, да, майор, вот это  -
Ударил ниже живота,
И окропилася  планета,
Как  тот и те, как ты и та.


+    +    +  

- Бери шинель, пошли домой –
Мне утром говорил  немой
У  железнодорожной  кручи.
Он был не наш, не их, не мой,
Он слушал тучи -  тот немой,
И  слушал тучи,  слушал тучи.

+     +     +   

Так  мы сидели, говоря,
Что не заря горит, горя,
Что все зазря,  что не зазря,
Все повторяли, повторя-
   ли, повторяли,  повторяя-
       ли, повторяли, повторя-
           ли,  повторяли, повторяли.

Мы  повторял,  повторяя… -
ли повторяли, повторя=
   ли  повторяли –
         ловторяя-
             ли, повторяли, повторяли…
Что  вси  и вся  сие  труха,
Пути сухого  сушь-соха…
Идти,  шептать «Купиль-доха»
Осталось…  Только  не зазря ли ?

Но  где  труха,  там Троерух,
Аквамарин, как  море, сух
В челнах  Еленв ли, Марины
Совы  же имя  София,
И Сам  наполнен по края
В  Нея влия  века-старины. 


-  Нет, не зазря -  мы повторя-
     ли, повторяли,  повторя
        ли, повторяли,  повторя,
Что не зазря,  нет, не зазря,
Ни  гул  Ни  взмахи   Пустыря,
Ни тишина Нетопыря,
Ни вождь, ни дождь, ни Доницетти …
Невероятно, но Оно
Идет на ны  с  платформы  Дно,
И  опускается на  дно
Больничное, где умер  Петя.

Он  умер. Царствие  с Небес
На них, на нас,  на лис, на лес,
На вероятные пределы
Нисходит,  восходя  везде. 
Как  музыканты  на  воде,
Летают волки по  байде,
И  нету  дела, нету дела,
Что умер  Петя, и нигде
Все нету  дела, нету дела.

Да,  нету … Именно  вот  так,
Не нет, а  именно вот нету
Все  = буерак,   буряк,  барак - 
Ни  смять, ни  справить песню  эту,
Когда  в поселке жгут листву,
И чьи-то думы  на плаву
Уходят  вплавь  за  даль удела
Удела  нет -  вот  в  чем  все дело.
Ни в  небесах, ни  на воде,
Ни даже  на Чигирь-звезде
Что умер  Петя,  нет, нигде
Все  нету дела,  нету  дела.


2016

Статья на портале "Катехон"

ЗЛО  НАЗВАНО  ПО  ИМЕНИ






На  память  Торжества Православия,  20  марта 2016  года Святейший  Патриарх  Московский  и  всея Руси Кирилл   сделал заявление,  которое  не  только  невозможно  переоценить,  но невозможно и  не признать первым и  единственным  в  новейшей  истории.

По словам Патриарха, универсальным критерием истины в наше время стал человек и его права. Из-за этого "началось революционное изгнание Бога из человеческой жизни, из жизни общества". И  вот  "Сегодня мы говорим о глобальной ереси человекопоклонничества, нового идолопоклонства, исторгающего Бога из человеческой жизни. Ничего подобного в глобальном масштабе никогда не было. Именно на преодоление этой ереси современности, последствия которой могут иметь апокалиптические события, Церковь должна направлять силу своей защиты, своего слова, своей мысли", — заявил патриарх (obelarus.info/news/world/2016/03/20/patriarh-kirill-prava-cheloveka-global-naya-eres.html ).

В  Советском  Союзе  «права человека»  не  соблюдали,  и  совершенно  правильно делали. Но  при  этом  СССР  аккуратно  подписывал все  «международные  конвенции»  на  эту  тему,  и  в  завершении  -  погибельный  для  себя  Заключительный  акт  Совещания  по  европейской  безопасности  и  сотрудничеству  в  Женеве 1975 года с  его т.н.  «третьей  корзиной» ,  касающейся  прав  человека.  Против  этого  боролся  «советский  Победоносцев»  М.А.Суслов,  но ему  нечего  было противопоставить  «прельстительным  сетям» :  cоветские консерваторы  не  имели  идеологической  альтернативы,  и потому сами  путались  в  трех  соснах.


Дело  в  том, что  «права  человека»  не  соблюдали,  но признавали.  Более  того,  пытались  доказать,  что  «марксизм-ленинизм» неразрывно  с  ними  связан  (что  так),  да  еще при  этом  их  «возносит на небывалую  высоту» (что уже не  так).  Действуя  в  защиту  нашей  государственности,  наших  геополитических  интересов,  нашей  идентичности  (пусть  искаженной  и  неполной),  мы  постоянно занимались  тем, что  оправдывались.  И  проиграли  -  позорно  и  с  треском. Суслов  и  его  сторонники  хотели  «заморозить  ситуацию». Но  и этого  не  вышло,  хотя  человек,  всю  жизнь верный  себе,  проходивший в  одном  костюме  и  галошах, не может  не  вызывать острого    сострадания.

Мы  проиграли потому, что  играли  чужой  крапленой  колодой.  Ну,  если  мягко,  на  чужом  поле. На  том, на котором выросли  и либерализм, и  коммунизм, которое   сегодня  Русский  Патриарх  называет  «глобальной ересью человекопоклонничества, нового идолопоклонства».

Можно  некоторым  образом  поспорить  о  слове  «ересь».  Строго говоря,  ересь  в  православном   понимании это  нарушение  Символа  веры,  осужденное  одним  из Седми  Вселенских  соборов,  а  все  последующие  ереси так или  иначе  под  эти  определения  подпадают.  «Права  человека» вообще  находятся  вне  Символа  Можно,  конечно,  говорить, что  эта  идея  как-то  связана  с  ранним христианством,  прежде  всего  с  идеей  равенства  людей  пред  Богом  (при  этом  никогда  не говорится,  что  речь  даже  у  ранних  христиан  всегда  лишь  о  равенстве  перед  лицом  спасения  души), и  «антропологическими  вопросами»  блаженного  Августина, но  ведь  «работать» она начинает  лишь  тогда, когда  происходит  «обрезание  Бога», «обрезание  вертикали», что, кстати,  было  понято  не  только  Православием,  но и католицизмом  (по  крайней мере,  понималось  - до  Ватикана-II ).  Поэтому  все же  не  «ересь»,  нет…  Но  вот  «идолопоклонство» -  да,  однозначно.  Со всеми  вытекающими последствиями,  включая  человеческие  жертвоприношения - от  умученного  в  Гааге  Милошевича до  всесожжения  в  Одессе. 

Никакое  не  русское  «родноверие»,  не германский «вотанизм»,  не  кельтский  «неодруидизм»,  а  именно  вот  это.

Французский  философ  Ален  де  Бенуа в  своей  статье,  так  и  названной -  «Религия  прав  человека» -  писал::  «На вопрос, как получилось так, что столь многие представители сравнительно различных идеологий смогли сойтись на понятии «прав человека», один из членов той комиссии, которая была уполномочена разработать Всеобщую декларацию прав человека, решение о принятии которой было принято ООН в 1948 году, ответил так, что действительно согласие вокруг этого понятия существует, при условии, однако, что никто не задает вопрос «почему»»  Автору  этих  строк  уже доводилось  всмпоминать это выдающееся  свидетельство  того,  что  перед нами  именно новая  религия,  точнее,  антирелигия,  проистекающая,  как  любая религия  или  антирелигия,  не  из  человеческих  источников.  Кто есть  отец  лжи, мы  хорошо знаем.
 
Антирелигия  «прав  человека»  направлена  против  всех  ос новных  религий  мира, и  прежде  всего  против  Христианства  как  религии  Богочеловечества,  Боговоплощения  и Воскресения  Сына  Божия.  Однако  -  обратим  внимание -  на протяжении  трехсот  лет,  когда она открыто  была  явлена  буржуазными  революциями XVIII в,  практически  никто  из  архиереев  -  мы  говорим  здесь  о  Русской  Церкви -  не  подвергал  ее  развернутому  обличению.  Не  произошло  этого и в  XX веке,  причем  ни  в  Московской  Патриархии, ни  в  РПЦЗ, ни  у  «катакомбников».  Во  втором  и  третьем  случае  говорили лишь  о  коммунизме  и  «большевизме»,  русском  «прочтении»  коммунизма. «Всеобщую  декларацию прав  человека»  поддерживали  самые консервативные  архиереи  РПЦЗ.   О  главном -  религии  «человекопоклонства» молчали. Понятно,  что в  МП  было то же самое,  и  не случайно:   в  СССР  одним  из  основных  положений  было  «все во  имя (sic!)    человека,  все  для блага  человека».

К  слову.  Владимир  Набоков как-то  написал, что советскую  экономику  погубил  культ  экономики.  Точно  так  же  культ  человека  погубил и самого человека.  У  нас  -  пока  -  просто деградация  и  дегенерация,  в  Европе  -  «трансгуманизм».  Хотите,  чтобы  чего-то  не  стало  вовсе ?  Объявите  это  высшей  ценностью,  и  идол  будет  неминуемо  попран.

Если  жизнь  человека  принадлежит  -  уже  прежде  Всеобщего Воскресения  мертвым  или  при  Нем,  в  данном  случае  не  имеет  значения -  Вечному  Царствию,  емуже  несть  конца,  то никаких  «прав человека»  нет,  поскольку  любое   мучение  (не  говоря  о  утеснении)  в  этом  случае  мгновенно .  Земная  жизнь есть  епитимия,  то есть  именно  «нарушение  прав  человека». Мгновенное  очищение  пред  вечностью.  Как,  впрочем,  и сама  смерть.  Если  же  мы  предпочитаем  «права»  (на  самом  деле    не существующие ),  то  мы  лишаем  себя  живота   вечнаго,  избирая  для себя «смерть  вторую».  В  этом, кстати,  смысл знаменитой  переписки благоверного  Царя Иоанна  Грозного с  князем Андреем Курбским -  о  законе  Моисеовом, «царевой грозе», казни  и  пытке.   В  этом  сотериологическая  (спасающая)  миссия  Царской власти.

Но  и  в  ограниченной  (условно)  земными  мерами  жизни «права  человека»  суть  мнимость.  Возьмем  простейший  пример.  Работает  ядерный  реактор.  Приходит  охранник  с  поста  или  уборщица  и требуют  «порулить».  Чем  все  это заканчивается.  ?  Может  ли  человек,  не  знающий  тонкостей    дипломатической  политики  или  тем более государственных  секретов, высказываться  по вопросам  политики  и  тем  более  чего-то здесь требовать ?  Вправе  ли толпы  вообще  требовать смены  власти,  совершенно  не зная  того,  с  чем  этой власти приходится  сталкиваться ?   И -  напротив,  с  другой  стороны:  может ли  чиновник  или  партийный  идеолог  вмешиваться  в  вопросы  философских  школ,  научного  метода  или художественного стиля, ?



Все это  вопросы,  поражающие  своей очевидностью,  но  «замазанные»  всей  современной  жизнью,  ея  мрапком  и  мороком. Но  они  же  упираются  в  вещи  еще  более  очевидные.  Удел  человеческий   -  не  абстракный  «статус»  и  «право», но и  религиозная,  и  этническаая и социально-трудовая  принадлежность каждого , и  еще его  вековое  родословие,  одаренность  или  бездарность,  история  верности  или  предательства, мужестао  или  трусость, красота  или  безобразие,  интеллектуальная  мощь  или безсилие,  и  даже  «маленькая  доброта». Нет  и не  может  быть  единой  меры  человека,  его  «прав».

Но  в  этом  случае…

Если  действительно серьезно  отнестись  к  словам  Святейшего  -  а  точнее,  к  словам, сказанным  через  него (другого  нет)….

Если  сегодня  выздоравливающая  Россия  действительно  становится  защитницей  Христианства  и  вообще   живой  жизни  для  всего  мира,  то 

С чего нужно начать срочно ?

Во-первых,   с изъятия положений о "человеке как высшей ценности... и проч.»  из Конституции (мирным путем, через общенародный  референдум или  Конституционое Совещание,  как это  предусмотрено  в  самом  Основном  законе).

Во-вторых,  идти к пересмотру или коректировке иных связанных с ними статей Основного Закона .(тем же путем)..  Соответствующая глава  Конституции могла  бы  иметь  название  «Положение,  права  и  обязанности  граждан (подданных)  России»

В-третьих (это кажется  более  сложным,  но  это необходимо) Если  признать,  что  перед  нами,  действительно,  новая  религия (  а это так),  всем  т.н.  «правозащитным» организациям и  движениям  следует  придать   статус религиозных, рассматривая при этом саму эту религию как нетрадиционную.  Что  означает  как  минимум  прекращение  ея  государственной  поддержки. (думаю,  пока  «на  минимуме»  остановиться  достаточно)

Автор  этих  строк,  принадлежа  к  РПЦ  МП,  в  то же  время  до  сих  пор  не  во  всем  соглашался  с  рядом  позиций  Патриарха  Кирилла, прежде  всего в  области экуменизма  (собственно,  вопросы  по  экуменизму  остаются).  Однако,  похоже,  происходит  действительно  Великий  поворот. Хотел  этого  Святейший  или  нет,  но  он  бросил  вызов  мировому  злу. Назвав  его  прямо  и по  имени.

Теперь главное  -  ни шагу  назад.

http://katehon.com/ru/article/zlo-nazvano-po-imeni-eres-chelovekopoklonnichestva

+ + +

АНТИ- - ШИРОПАЕВ

Краткий ответ Алексею Широпаеву  на  его  «Тезисы  к  Форуму…  и проч»
http://anonymouse.org/cgi-bin/anon-www.cgi/http://www.kasparov.ru/material.php?id=56DC2288267D3


БЕЗ  ГНЕВА  И  ПРИСТРАСТИЯ


1 Пересмотр  Конституции  в  рамках  механизма,  предусмотренного  самой  Конституцией.
Упразднение  парламентаризма  и  постепенный переход  к  законосовещательному  представительству.  Профсоюзы,   корпрорации, объединения  рабочих  и  работодателей  и  проч. -  вместо партий. Представителдьство областей  образования,  науки и культуры
«Честных выборов»  не бывает по  определению  Исход любых  «выборов» (кроме, возможно,  местных)  решают деньги,  кланы  и сферы  влияния.  Институт выборов  можно  сохранять  лишь  на  местном  уровне  (до города  районного значения)  и  внутри производмтьвенных и  общественных обзединений.

2  Не  «федерализм»,  а  единое государство  с  сильным  Главой  и  широким местным  самоуправлением,  в  разных  формах,  культурно-нациолнальной  и  религиозной  автономией.  «Двойное право» -  общероссийское  и  местно-традиционное  при  использование  первого при  коллизиях. Представительство от  земель  и областей  в высшем  законосовещании.  Русский  народ  -  государствообразующий.  Русофобию -  под запрет.  Всем  коренным  народам -  всю  полноту развития и представительства.

3  Всеобщая  политическая  амнистия  (кроме  случаев  прямого  предательства  и  работы  на  испостранные спкцслужбы).  Участие в жизни  государства  «с чистого  листа».  Не желающие  принять  новых  условий  жизни страны  могут ее  покинуть.

4 Воссоединение  Великороссов, Малороссов,  Русинов  и  Белорусов  в  Единую  Русь.  Все  условия  по самоуправлению и  проч. – в  соответствии  с  2. В этом  случае  возможно возвращение  столицы  (или  одной  из  столиц)  в  Киев.  В  случае  военно-политической  невозможности -  возвращение  в  состав  России  всех  ея  земель,  «подаренных»  коммунистами, начиная  с  1918 года, а  также  прямая поддержка  Карпатской  Руси

5 Вопрос о Крыме  на повестке  дня  не  стоит  вообще.  Крым  есть  Россия.

6 Больше  -  ни одного  предательства.  Защита  лично  Башара Асада  - дело  чести.  Защита  Христианства  по всему  Ближнему  и  Среднему  Востоку.  Остальное  -  обсуждается.

Иран  - главный  союзник  на  Блинем  Востоке.  Мир  и  сотрудничество  с Государством  Израиль.

Постепенное восполнение Русской   геополитики  линией  «Арктика-Индия»

7 Осуждение  экономической  политики  Правительства  РФ  как  абсолютно  антисоциальной   и антинациональной (антирусской).  Отставка  Д.Медведева  и  всего экономического  блока  с  переводом  всех  на  бухгалтерские  должности  в  низшем  звене управления  в  регионах..
Закрытие  и  расформирование  всех  центров  «экономческой»  и  «юридической»  теории,  ответственных  за  нынешнее  положение.  Разработка основ  органической экономики  и  права. В  перспективе  -  социализм без  марксизма.

Примерно  так в целом.  Возможны варианты.

+ + +

+     +     +    

Оставьте  его в тишине
Хотя бы  на время  парада,
Оставьте его на войне
Средь  улиц  егоже и града.

Оставьте в деревне его,
С  пропятыми   возле овина.
Он  Самого  зов Самого
Исполнил, но  наполовину.

Оставьте  его.  Он вернул
Вторую  по  адресу  пулей.
И  вот он один.  Только  гул
Родимый  в  уральском июле

Его  не  оставит, и он
Свой  сон  о своем Цареграде
Несет  в  упоительный  сон
Народа о дантовом  аде.

Оставьте  его. Он  уже
В  медвежью  уверовал  лапу
И  там  же  стоит  - на барже,
Откуда  и он  -  по  этапу.

(no subject)

ПОЧЕМУ  ИМЕННО  И ТОЛЬКО  ДУГИН  ?

ПОТОМУ  ЧТО  ИМЕННО  И  ТОЛЬКО  ТАК.



________________________________________________________________________________


ТАМ, ГДЕ ЛЕЖИТ РОДИНА...

Facebook VK blogger LiveJournal Twitter Google+ Email Print Share
19.02.2016

Где лежит Родина? Где место России?

Каждая точка пространства отлична от другой точки. Их порядок, их содержание, их смысл предопределены от века. В бытии ничего не равно самому себе или чему-то другому. Реальность открыта лучам духа, который везде присутствует, наполняет собой все. И это световое измерение наделяет каждую точку священным качеством. Tout se tient. Нет ничего случайного.

Пространство живет своим пульсом. В каждой точке пространства — свои законы и нормативы, свои константы и свои процессы. Современная физика—наука мертвая, раз не знает этого. Это физика железного века, физика духовного антихриста. Она (как и остальные сугубо современные науки) имеет дело с мертвым количественным миром, которого не существует. Она способствует убийству живого священного бытия, утверждая о его природе зловещие примитивные небылицы. Не человек, а пространство произошло от обезьяны, а люди от Света. Но какая это была обезьяна!

Русское пространство произошло от медведя, борова и яблока. Так назывались в сакральной географии земли Северо-Востока Евразии. Земля вепря, позже медведя. Варахи. Или «яблоневая страна» — Джамбудвипа. На Востоке у одних народов, и на Севере у других находится рай. Нордический евразийский рай. Отсюда и волшебные яблоки Гесперид, Древо познания, молодильные яблоки скандинавских мифов. Отсюда особый пронзительный метафизический вкус русской антоновки. Помощь яблони в русских сказках заблудшим в магические регионы Севера добрым молодцам и красным девицам.

Мировая история в пространственно-символическом смысле шла с Севера на Юг и с Востока на Запад. Она шла прочь от истоков. Шла «от», а не «к». В ней проматывалась вечность, простираясь плоскостью времени. В ней разбазаривалось животворное райское качество, обращаясь в темные механизмы количества, пока не исчезло окончательно в колышащей ся массе капитала. Случайно ли нынешние гегемоны и властители финансов и материй сгрудились на Западе? Окопались там?

Нет. В этом закон пространства. Капитал побеждает там, где гибнет солнце. У этих гадов и климат сочинский даже на наших широтах. А у нас пляжи покрыты снегом. Наше пространство туристически не ценно, не привлекательно для капитала. Просто потому, что это пространство рая, а оттуда кое-кого настолько давно погнали, что стерлась даже память. И построили они город на холме, и истребили краснокожих дикарей, и открыли салуны и таверны, и стали торговать, завозить черный живой товар, размножаться, давать в долг и соблюдать права человека.

Русь, пусть железная и падшая, пусть Вавилон, тысячекратно ближе к раю, чем не-Русь. Даже сегодня, даже с расквашенным лицом, с размазанной по щекам тушью, с оборванной прядью, осоловелым нестоличным взглядом, захватанной уголовниками грудью.

Но мы знаем, чем «бысть место лобное»… Мы принесены в жертву заклания, в жертву всесожжения «новым мировым порядком», но это искупительное страдание.

Воюя с Западом, мы воюем с собственной смертью.

Мы—райский град Евразии, апокалиптический свидетель, обличающий в последний раз крепость апостасии, зарвавшегося от своей безнаказанности гуманитарного антихриста.

На пороге миллениума Россия раскинулась на широтах утерянного рая. Он закрыт и для нас, но остались щели, сквозь которые лупит палящий русское сердце огонь.

Небесный Иерусалим — вот наша Россия. Он сомкнется с медведеобразными очертаниями наших просторов, когда ткань истории истончится до папиросной пленки. И башни двенадцати краев его совпадут с далекими заставами наших пограничников, заброшенных на последних рубежах, смотрящих в ночь невразумительных и агрессивных народов, рассевшихся вокруг и затаивших баранью злобу.

Правительство Нового Иерусалима. Парламент праведных, воссиявших аки солнце. Министерство Внутренних Дел карающих ангельских полчищ. Архангел Михаил на жеребце в яблоках.

Оставаясь на месте, мы окажемся впереди всех…

Будьте верными земле, будьте верными нашей земле. Другой такой нет.

На грани миллениума, на грани смерти и воскресения, гибели и возрождения. На грани вечного вопроса о вечности, о бытии, о небытии.

А.Г.Дугин/ МЫ И МИЛЛЕНИУМ/ Русская Вещь, Арктогея, 2001

Газета "Завтра", 1999


http://katehon.com/ru/article/tam-gde-lezhit-rodina

Идеология

ДУГИН И РЕШЕТНИКОВ ПРЕДСТАВИЛИ ДОКЛАД В РИСИ

Facebook VK blogger LiveJournal Twitter Google+ Email Print Share
19.02.2016

Доклад «Американская идеология и претензии США на глобальное доминирование» представлен 19 февраля 2016 года в Российский институт стратегических исследований (РИСИ) при Администрации Президента России. Документ подготовлен совместными усилиями РИСИ и аналитического центра "Катехон".

РИСИ – крупнейшее отечественное аналитическое и научно-исследовательское учреждение, созданное по инициативе президента Российской Федерации.

"Катехон" - независимый международный аналитический центр, приоритетно занимающийся исследованиями в области теоретической и прикладной геополитики.

В мероприятии приняли участие:

• Дугин Александр Гельевич, философ, социолог, политолог, директор аналитического центра «Катехон»;
• Решетников Леонид Петрович, директор РИСИ;
• Глущенко Юрий Николаевич, ведущий научный сотрудник РИСИ;
• Михайлов Сергей Александрович, старший научный сотрудник РИСИ;
• Савин Леонид Владимирович, главный редактор сайта «Катехон»;
• Бовдунов Александр Леонидович, главный аналитик центра «Катехон»;
• Дугина Дарья Александровна, руководитель европейского отдела аналитического центра «Катехон».
• Дамиянович Игор, координатор общественного движения "Против НАТО".

На встрече присутствовали представители российского МИДа и посольств иностранных государств.

Как сообщает ИА "Новороссия", в ходе мероприятия перед собравшимися выступил профессор, известный российский общественный деятель, философ, политолог, социолог, геополитик и лидер Международного «Евразийского движения» Александр Дугин. «Стоит строго отделять американскую идеологию, которая начинается с набора предписывающих аксиом. Это именно идеология, какой была идеология СССР, но Советского Союза нет, а США продолжают настаивать на своей правоте. Достоинство человека по отношению к идеологии состоит в том, что её можно принять или отказаться от неё», сказал он.

По словам Дугина, прописанный в Конституции отказ от идеологии по сути не соблюдается, так как либерализм — одна из версий американской идеологии.

«Мы свободны признать догматы и основные положения той или иной веры, идеологии. Американцы так не говорят, они говорят с точки зрения истины. Таким образом, идеологизировано наше сознание, наша реклама, наше образование, наша конституция… и эта идеология американская, либеральная. Так, сам догмат об отсутствии идеологии в нашей Конституции является идеологическим либеральным догматом», - уверен лидер МЕД.

Дугин также напомнил, что согласно либеральным американским нормам, государствам запрещено иметь идеологию. «Это идеологический тезис. Либералы, которые писали нашу конституцию, заложили в нее элемент своей идеологии. Она теперь должна быть предписана не только нам, но и всем другим государствам. Американцы настаивают на этом как на безусловной истине», - заявил профессор.

По мнению Дугина, в основе американской идеологии лежит англосаксонская. «Существует две версии этой американской идеологии – консервативная и либеральная - условно разделение на республиканцев и демократов», - отметил он.

«Правоконсервативная республиканская версия связана с протестантским мировоззрением. Оно заключается в том, что существует некий избранные 10 колен Израиля, которые странным образом должны вспомнить о своей избранной природе и должны вернуться от ветхозаветного христианства – и основать Пятую империю, - рассказал философ. - Идея миссии англосаксов еще с XIX века существовал. Этот миф строится на избранности англосаксонской расы и протестантской религии. А их [американцев, - ред.] успехи в XX веке трактуются как успехи религиозного толка. 1825 год – Manifest destiny – предназначение англосаксонских элит. Это серьезно. Даже сейчас существует огромное количество проповедников этого толка. Здесь мы имеем дело с фанатиками, которые со времен Кромвеля принесли на алтарь своей идеологии миллионы людей. Это правая, консервативная, фундаменталистская версия».

Дугин обратил внимание на то, что «…левая секулярная версия – это освобождение гей-браков. Неслучайно Клинтон собрала послов и сказала, что продвижение гей-браков – это идеологическая задача всех миссия США. Эта версия идеологии подразумевает освобождение от всех форм коллективной идентичности».

Особую болезненную версию породили Мормоны, отметил Дугин. «Это чистая клиника, уже не согласующаяся ни с чем. Эти люди правят Америкой. США – это страна бесноватых», - не сомневается он.

Главная идея доклада «Американская идеология и претензии США на глобальное доминирование» - либерализм является тоталитарной идеологической системой, на которой базируется глобальное доминирование США.

Сергей Михайлов, старший научный сотрудник РИСИ, представил доклад "Идеология американской исключительности и ее исторические корни".

— Они убеждены, что у них, пуритан, нет пути назад. Они уверены, что мир обречен на гибель во грехе, а на них возложена миссия по спасению небольшой группы в числе первых поселенцев в США. С самого начала они понимали себя как «людей бога», puritas – чистых христиан, которые призваны от лица чистого христианства имеют права диктовать нормы и правила остальному миру. Эта пуританская линия сохранилась (о богоизбранности американской нации) не исчезла со временем, а лишь утвердилась, — отметил эксперт.

— Этому способствовали многие факторы. Удаленность от Европы, благоприятные условия для освоения земель и колонизации. Это как бы практически подтверждало верность пуританских мессианских идей. События XIX лишь утвердили американцев в своей избранности. Теперь американцы считали себя признанными освободить мир от монархических режимов. Здесь мы видим переход от религиозного мессианства к политическому.

С этого момента, после войны с Мексикой, когда был оглашен принцип Manifest destiny, американцы начинают говорить не от своего имени, а от имени всего человечества.

Это позволяло обосновывать претензию США практически на любую территорию. Первый прецедент этого произошел в период Первой мировой войны, когда Вудро Вильсон выступил с принципами универсальных международных положений. «Мы требуем следования этих принципов и для других. Они не относятся исключительно к нам, но ко всем нациям», - Вильсон.

Американская элита также непосредственно связывает свое существование с прогрессом и как следствие, с глобализмом – продвижением либеральной демократии и рыночного устройства во всем мире, — добавил он.

Леонид Савин, главный редактор сайта «Катехон», представил доклад на тему: "Образование как инструмент геополитики США".

Военные структуры США также работают над образовательными системами. Сознание американцев милитаризовано. Они понимают себя, как «собак, защищающих овец от опасных волков», — заметил Савин.

По сути, это внедрение образа глобального врага, образа «другого», который понимался как враг глобальный.

— Императивы внешней политики изменчивы. Сначала война с коммунизмом, потом – с наркотраффиком, далее – с терроризмом, и, наконец, тираноборчество. США видят себя в качестве мирового субъекта, который ведет войну идей, военная сила является лишь завершающим этапом, — сообщил эксперт.

Также перед собравшимися выступил Александр Бовдунов, главный аналитик центра «Катехон», который сделал сообщение на тему "Влияние американской идеологии на изучение международных отношений в России и российское экспертное сообщество". Он отметил, что американский либерализм — это идейная база, которая лежит в основании политологического образования и образования в сфере международных отношений, они, вообще, в значительной мере заимствованы из американских учебников. Американская идеология и мировоззрение подаются как универсальные, ориентированные на глобализацию.

— Вводится такая дисциплина, например, как глобалистика. Через эту и другие дисциплины транслируется классический либеральный нарратив Запада. Отличительные черты: наличие общих ценностей у России и США и рассмотрение державных изменений в России как негативный элемент. Необходимость продолжение либеральных изменений. В особо изощренных учебниках для международников авторы пытаются сочетать глобалистский либеральный дискурс с патриотическими тенденциями, — рассказал Бовдунов.

После выступила руководитель европейского отдела аналитического центра «Катехон», Дарья Дугина с сообщением "Американская идеология на примере современной французской политики".

В своем докладе Дарья Дугина отметила, что после 1968 года американская идеология оказывает все более глубокое влияние на французскую политику, на левых и правых. При этом правые забывают о защите традиционных консервативных ценностей, а левые забывают о защите трудящихся и борются лишь за права различных меньшинств.

— Что касается Саркози, мы видим, как Франция переходит под контроль США. Саркози осуществляет вхождение Франции в НАТО – это официальное предательство голистской идеологии. Вся политическая жизнь Франции сводится к заведомо предсказуемой игре условных левых с условными правыми, которые в той или иной мере поддерживают США и атлантическую геополитическую ориентацию, — сообщила Дарья. — Правящая идеология основана на сочетании правого глобализма и леволиберального интернационализма. Можно ли вообще говорить об альтернативе американской идеологии. Нет, скорее делаются разными силами шаги в этом направлении. Так, на этом пути стоит Национальный фронт, который ищет экономические и политические парадигмальные ответы на вызовы американской идеологической экспансии. Соответственно сегодня прощупывается альтернатива, но ее как таковой еще нет. Программа Народного фронта объединяет в себе правильные левые и правильные тезисы, составляя оппозицию либерально-демократическому центру французской политики. Также в этом направлении работают видные французские интеллектуалы. Точки противостояния нащупывают такие мыслители, как Ален Сораль, — рассказала она.

Последним выступил гость из Черногории Игор Дамиянович, координатор общественного движения "Против НАТО", который представил доклад на тему "Влияние США на политическую ситуацию в Черногории через черногорские СМИ"

В конце мероприятия состоялась дискуссия и чаепитие.

Александр Бовдунов, Леонид Савин и Александр Дугин (слева направо)

+ + +

САМОЛЕТ,  МАРИНА,  ТЕНЬ  БАЛЕТА…



Приснопоминаемый  полковник,
Дед Володя,  кличка  Крокодил
Как  расскажет всякий   уголовник, 
С  пушкой  на  воров  один ходил.

Марьиною  рощей порожденный.
С детства  бил шпану  и бит  был  ей.
Потому  про  путь,  ему  сужденный,
Кроме  МУРа, не было идей

Был  при  том любитель  «Илиады».
В  подлиннике.  Странная  черта,
Согласитесь, паче  для  баллады
Про   среднестатичного  мента

И  при этом сам  в каком-то  роде
Скиф  ли,  варвар ,  эллин ли,  вандал
Ахиллесовой  пятой  Володя
Словно  грек  аттический  страдал

Не  боялся  замерзать  в болоте,
Херил  Смерть Легавым От Ножа,
Но  летать  боялся в  самолете,
До  последней  дрожи-виража

Нет, не  взрыв  на высоте  полета
Был причиной  ужаса его
Он  боялся, что возьмут пилота
В  плен, а  с ним  Володю самого…

Кто ?  Конечно, инопланетяне,
Что  глядят на нас  из темноты,
Чье  в ночи  фигурное катанье
Не мытьем, так  катаньем на  ты…

Перехватят  ли,  возьмут  на  волок
Инопланетяне  экипаж,
Все одно  -  с откоса  в  мартиролог
Сумрачной  истории пропаж…

А летать  немало  выпадало,
И  во Внукове его всегда
Выводили  под  руки  с  вокзала,
Говоря,  что  горе не  беда.

А  потом, в  машине,  выше  меры
Добирая, гордый,  что  живой,
Наизусть  по-гречески  Гомера
Он  читал с подъятой головой.

А  еще  он  жил  в  Большом  балете,
Не преувеличивая,  жил –
Сколько  дам знавал на  этом  свете,
Были  все  балетных  вен и жил.

Так и жил -  в  подвалах и  кулисах,
С  вечной  пушкою под  пиджаком,
Вечно он  кадрил   лису  Алису,
Жестко  игнорируя  партком.

Чтец  Гомера,  фат,  любовник  розы,
Пораженный  странною  судьбой :
Балерины,  уголовный  розыск,
Страх  пред самолетом  роковой…

Ох,  уж  эти  были балерины,
Ох, уж это  вечное   ла-ла,
И  жена последняя  Марина
Тоже  балериною была.


Правда,  из массовки,  Впрочем, лучше
Так,  чем  вечный с примою  обвал
Зла любовь  последняя, что  Тютчев,
Кажется, единый  понимал.

Годы  шли.  Старел.  Но вот  про Бога
Все откладывал он, говоря :
«Мало ли  мне  париться  здесь,  много,
Хватит  моего календаря…»

Верен  был пословице  старинной -
К  Богу  вечером  пойдешь,  душа…
Но  внезапно,  ночью, под Мариной,
Сердце  в  яму рухнуло,  спеша.

Провожали выстрелами  в  воздух,
Водкою  и  гимном.  Только  вот
Над  погостом,  ночью,  небом  в  звездах
Делал  круг  за  кругом  самолет.

А  с  утра  здесь  рядом,  у  витрины
Били  в  лвери,  буйно,  как  Борей 
Двое  трехметровых,  и  Марина
На  пуантах зябла у  дверей.

А еще  подальше,  возле  талых
Набережных,  взмытых  на  волнах,
Сам  Володя  у  машины  ждал  их
В  синих  тренировочных  штанах.

Кто  они ?  Чуть выше,  чуть короче…
Оба лва  не  бритые вполне.
Многовидно  населенье  ночи
Пребывающее  лнем на дне.…

Пребывающее. Пребывая
При-бывая.  В  ночь из ничего.
Забывая  это  За- бывая
То  и  это, это  и  того.

Сколько  их,  ушедших тьмой  в те  нети,
В  те  тенета, в  тени  те,  в  те  не…
Много, друг Горацио, на свете
И  не  снилось  никому  вполне

Только  вот  в    помине  ни  в  природе
На  кладбище,  где  цветет  ранет,
Нет   могилы,  нет  нигде  Володи.
Ни  Марины-балерины  нет.

Где  они ?  И  были  ли  вообще-то ?
Все  тщета. Гремучее ведро.
Самолет.  Марина.  Тень  балета.
Сказка про  полковника   УГРО

Говорят, что  он,  Володя,  вечный.
Кто же  знает, что есть вечность,  век…
Странный  человек он  был,  конечно,
Ну, а кто  не странный  человек…

Сколько  нас,  в Отечестве  бездомных
И  бездонных -  красная  руда…
Вышних  троп  не  счесть,  не  счесть  и  донных.
Дивен  Бог,  и горе  не  беда.





КОЛО          


Он  везде  и  нигде  -
разговор  на звезде.
Вопрошает кабила  кабил: 
-  Ты ответь  мне,  о, ба,
Кто  у  женщины  ба –
Кто баба или  тот, кто убил ? 

Ба  молчит.  Ибо   ба
Глух  и  нем как  судьба
И  не  слышит кабила кабил
Баба  есть.  Есть  баба.
Есть  один путь-арба,
Его ба,  убивая, пробил.

- Ну, так  взявшись  за гуж,
не  тужи, коль  не  уж,
коль  сам-ключ в  колыбели забыл,
но  скажи, Гиндукуш,
кто  у  женщины  муж –
тот,  кто  муж  или тот, кто убил ?

Расплывается  ночь.
Карфаген ея дочь.
Карачун  как  археодебил.
-  Но  ответь, Кара-сын,
кто  у женщины  сын –
тот,  кто сын,  или  тот,  кто убил ? 

Есть у  женщины  та-
йна  от  губ  до  хвоста :
дескать, баи  любили  кобыл…
Но  ответь,  Казем-бей –
кто любовник у  ней –
кто любил  или тот, кто  убил.

Кто убил,  тот  и лю-
бил:  он  Ладо  и  Лю-
ли-лю-ли  эту  Лейлу-ла-ла

Так  проснудся  подлунный  Кондратьев  Дебил,
жеребенок могил,  он  и  впрямь  позабыл,
сколько  их  он  во  сне ль, наяву  ли  убил,
разбивая  о  коло  кола.

(no subject)

(Анонимно) on Февраль, 18, 2016 05:42 (UTC)
Адрес IP:(46.165.220.246)
НУ ЧТО, ГРЕБНИК-ХУЕПЛЕТ, АЛКАШ СМРАДНЫЙ, НЕ УНИМАЕШЬСЯ?
(Ответить) (Ветвь дискуссии) (Link)
<input ... > Удалить Spam Скрыть Заморозить Отслеживать
________________________________________________________________________________

Уважаемые  анонимы !

Даже если  вы  и  правы  в  оценке  моей смрадной персоны,  гарантировать  ВАШУ   безопасность  после  МОЕЙ  смерти  я  не могу.

Про мой ЖЖ

Меня  спрашивают:  почему  я  сохраняю  в  журнале  анонимны  и  другие записи  с  издевательствами  и  угрозами ?

И  вообще,  что происходит  с этим  журналом ?

Кратко отвечу.

Во-первых,  считаю, что  банить и  прятать - от слабрсти.   Ну,  а  во-вторых, все, что  здесь  написано в обличение, мне  на  пользу.  Сказанное  обо  мне лично  - чистая  правда.  Поэтому,  кто  бы они  были, люди  или бесы, они  помогают  моей  душе  очиститься  от  скверны.

Более  того,  если  бы они  попытались  что-то  мне  уже не  сказать, а  сделать, это  тоже  было бы на пользу.  Если бы  я  был  праведным  и духовным  человеком,  я бы  их  прямо  на  это  благословил.  Но, поскольку это  не  так, пусть  будет так,  как Бог даст.  И  им и   мне.

Дальше  уже  некоторые  оттенки.

Когда они корят меня  социально-классовым происхождением, они тоже  правы.  Да,  дитя  номенклатуры,  да,  изнеженный, блатной, ничего  не  сделавший своими  руками.  Все  правда. Но  отцом горжусь, и  вообще-то  за  моего отца  кто-то  может и  перо  получить.   Как,  собственно, и  я  от  вас  жду.

От  того,  что я пишу,  я  не  отрекусь  и  не  "завалю  ебало", как  они  "советуют". Потому,  что  верные вещи  принадлежат  не нам, и  порой  могут "проходить"  даже  через  такое  "гавно" (как  они  пишут),  как я.  Почему  так  присходит, нам  не  ведомо.

Что касается собственно  идейной  стороны  их писанины,  то  тут  все  очевидно. Это  враги России,  а  посему,  если это  люди,  они  рано  или  поздно  заработают  вышку. Причем  говорю  это  не от  себя,  а  повторяя  за  преп.  Серафимом  Саровским.

Все  сказанное  здесь,  в  равной  степени относится  к  Горскому  и некоторым другим.

Вот,  собственно,  главное.