Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

(no subject)

Дугин  о  Мамлееве

ТЕМНА ВОДА


"Вы включаете в Schein все богатство мира

и вы отрицаете объективность Schein'а!"

В.И.Ленин (о Гегеле в "Философских тетрадях")

Юрий Витальевич Мамлеев не совсем писатель, назвать его произведения литературой не поворачивается язык. Но и не философ он. Где-то посередине, где художество плюет на стиль, а умозрение не ведает строгости. Но не вся ли русская литература такова? Всегда слишком умна для belle-lettre, но слишком растрепана для философского трактата... Все, что выпадает из этого определения - Набоков, например, - не особенно интересно, не особенно русское. В русском тексте должна быть, по определению, неряшливость (от полноты чувств и интуиций), сумбур, глубина, похохатывание, переходящее в слезливый припадок и особая прозорливость, сдобренная тоской. Концепция бросается в болтанку стихии и обретает особое анормальное бытие, гражданство, место в уникальной вселенной русской словесности. Конечно, не всякий туда попадает - в эту словесность, в мир нашего национального интеллекта. Мамлеев - вне всяких сомнений, литератор России.

1 Неизвестные монстры 60-х

Мамлеев в "Шатунах" сформулировал миф, от которого не свободен никто. Это жуткое в своей телесности проклятие, угаданного и какого-то далекого смысла, пробившегося к нам и понуждающего нас к чему-то, что мы никак не можем ухватить. Не образы, не слова и тем более не сюжет важны в "Шатунах". Там содержится некоторое присутствие, не тождественное ничему по отдельности. В романе зарыто $нечто#. Нечто нероманическое. Как будто держишь в руках не книгу, а пустое место, воронку, ехидную, черную, засасывающую в себя большие предметы. "Шатуны" - это тайное зерно 60-х. В нонконформистком подполье тоже была иерархия. Самый внешний фланг - либерально настроенные чиновники и интеллигенты, не порывающие с системой. Эти вообще мало интересны, кормились объедками и все больше по задам. Далее - политические антисоветчики (кстати, как левые, так и правые, как западники, так и славянофилы, не надо забывать; на каждого Сахарова был Шафаревич, а на каждого Буковского - Осипов) и художническая богема. Эти были вне социума, под надзором, но все же в промежуточном состоянии, читали плохой самиздат и урывали крохи от внутреннего круга. В центре же внутреннего круга, т.н. "шизодидов" восседал на своем Южинском сам Юрий Витальевич Мамлеев и еще несколько "высших неизвестных", "метафизические". О них то и написан роман "Шатуны". Реалистичное повествование с наивным желанием красоты стиля о том, что было для внутреннего круга будничным.

"Свиньи, когда видят меня, блюют", - говорит в одной из песен

Лотреамона его главный герой Мальдорор. Приблизительно такую же натуральную реакцию вызывал мамлеевский мир у неподготовленного внешнего круга. Говорят, в 60-е одна случайная затесавшаяся на чтения Мамлеева дамочка из "внешних" поступила в точности, как те свиньи. Ее кавалер, пошедший пятнами инженеришка, разозлившись, будто бы кричал Мамлееву: "Какой вы писатель?! Вы даже мне ботинки поцеловать не достойны..." "А вот и достоин," - ухмыльнулся Юрий Витальевич и полез под стол исполнить...

Если верить прекрасному русскому философу Сковороде, то "нужно везде видеть надвое", "всякая вещь двоится". За формой из праха проступает иная сторона. Если углубиться в эту иную сторону, сам мир праха, обычный, предстанет совсем в новом свете (или в новой тьме). "Шатуны" это развитие такого теургического реализма применительно к нашей духовной ситуации.

2 "Преступник" Мамлеев

Когда в декабре 1983 года меня привезли на Лубянку, отняв архивы Мамлеева, которые мне передал на хранение один "высший неизвестный" (так до сих пор и не вернули), задан был вопрос с угрозой - "а не стоит ли за литературой Мамлеева социального подтекста?" Тогда казалось, что очень косвенно, но стоял, поскольку жить в "Шатунах" и смотреть телевизор одновременно было практически невозможно. Какой-то глубинный приговор системе... да, просвечивал, но уж, конечно, поздний, рыхлый, косноязычный совдеп был слишком жалким объектом для разрушительного воздействия мамлеевщины. Надо было брать шире, подумать об основах современного мира, а может, и вообще всего человечества. Очень уже вселенской была страшная проблематика, обнаруженная "метафизическими"...

Сейчас "Шатуны" изданы отдельным изданием, открыто, причем уже повторно. Сам Мамлеев иногда показывается на телеэкране с кошечкой и мягко машет ручкой. Приехал из эмиграции, член Пенклуба, его теперь можно встретить чуть ли не с министром... А я бы на месте нынешних властей запретил бы все произведения этого писателя с еще большим основанием, чем были у застойных гэбэшников. Вы только почитайте, что там написано:

"Прижав парня к дереву, Федор пошуровал у него в животе ножом, как будто хотел найти и убить там еще что-то живое, но неизвестное. Потом положил убиенного на Божию травку и оттащил чуть в сторону, к полянке".

Это уже на первой странице, а дальше все идет по нарастающей. Если быть внимательным, то мы обнаружим здесь некоторые обертона, которые резко и наотмашь отличают мамлеевский текст от ставшей привычно "чернухи". У Мамлеева за видимым мракобесием явно проступает какая-то нагрузка, какой-то невероятно важный смысл, какая-то жуткая истинность... Вспоминается Савинков, писатель и террорист ("Конь бледный") или Жан Рэ, черный фантаст и реальный гробокопатель. Интересный питерский литератор Кушев, остроумно помешавшийся на Достоевском, доказал в своей брошюре "730 шагов", что Федор Михайлович сам убил старуху процентщицу. Точно так же совершенно ясно, что сам Мамлеев каким-то далеко не невинным образом причастен к тому, что описывает.

Но не в убийстве главное, хотя главный герой "Шатунов" именно убийца, Федор Соннов, причем Мамлеев поясняет, что мол, не простой он убийца, а $метафизический#.

3 Wanderer in Nichts

И снова к Сковороде, к его раздвоению вещей. Недаром его считают первым настоящим русским философом.

$Кого# ищет убить Федор?

Если есть $две# стороны у вещи, и если вторую сторону можно как-то схватить, значит, иное из отрицательной категории переходит в положительную. И наоборот, привычное, ординарное, становится сомнительным, недоказанным, проблематичным. Вот что гнетет всех пресонажей Мамлеева. Это ключ ко всякому "шатуну". Федор Соннов на практике воплощает глубинную мысль Сковороды самым прямым и бесхитростным образом: если жизнь души больше, чем жизнь тела, то миг убийства становится сугубо гносеологическим моментом, волшебной точкой, где иное проступает воочию, наглядно. Федор стремится использовать отходящую душу каждой новой жертвы своей как трамвай в потустороннее, как лифт, который унес бы его в мир более подлинный, чем безвоздушные тени земли. Это русский народ, беременный метафизическим бунтом, плотски и жадно жаждущий плеромы. Руша, он освобождает сокровенное нутро. Преступая, он жертвенно размазывает по горизонтали самого себя, чтобы проступила вертикаль. Страшный и громоздкий, мутный мыслями и неохватный локтями, несет он сквозь века тяжелую мучительную думу об Ином.

Убийца Федор, на самом деле, никого не убивает. Он силится мыслить, тянется осознать себя, шум русской своей крови, завороженной миссией, заколдованной пробуждением, обрученной с последней тайной. Федор свидетельствует о том, что не может в нем уместиться, что давит всех нас изнутри.

"Радость великую ты несешь людям, Федя", - вспомнил он сейчас, добредя до скамейки, слова Ипатьевны. В воздухе или в воображении носились образы убиенных; они становились его ангелами-хранителями." Действительно, "радость великую". Озарение нездешней свободой. Все остальные простонародные персонажи "Шатунов" - скопцы, идиоты, юродивые, сырая-земля Клавуня, самоед Петенька, русские тантристы Лида и Паша Фомичевы и т.д. - лишь антураж "метафизического убийцы", спектр не совсем радикального опыта, подпитанного, однако, верным импульсом. Особенно выразителен Петя, поедавший самого себя, вначале прыщи и ссадины, потом и свою кровь с мяском. Так втягивается существо внутрь себя, ко второй стороне вещей. Прагматичные индусы называет это "практикой черепахи". Это ближе всего к Федору, "путнику в ничто". Wanderer in Nichts.

4 Русская метафизическая элита

Федор - народ. Он понимает все конкретно. Мыслит руками, животом, телом. Есть в "Шатунах" и другой полюс - "метафизические". Интеллектуалы, подводящие под животворное народное мракобесие теоретическую основу. Здесь у Мамлеева образы более индивидуализированы, узнаваемы. Суперсолипсист Извицкий, влюбленный в свое я, как в телесную женщину, или еще более плотски. Узнаются явные черты одного гениального поэта и мистика. Извицкий - эстетический экстремист религии "я". Это специальная эзотерическая доктрина, согласно которой второй стороны вещей можно достичь бесконечно утончая свое субъектное начало. Ускользнуть по нити в зеркальный мир через самозабвенную любовь к себе. Оперативно магический нарциссизм, когда каменеет оригинал, но водное отражение обретает особую невыразимо наполненную жизнь. Бытие в подводных лесах.

Анна Барская - alter ego одной очень известной в Москве особы. Юрий Витальевич до своего неумного отъезда зарубеж (что забыл этот глубинно, до визга, русский писатель в скучнейшей Америке, никто не может сказать, тем более он сам) называл ее "духовной дочерью". Самая безумная и очаровательная женщина шизоидных 60-х. "Мать русской революции". Жена одного из лучших нонконформистских художников, - отравившегося такой лошадиной дозой наркотиков, от которой могли бы умереть все калифорнийские хиппи вместе взятые, - она пыталась донести "метафизическое" и до внешних кругов подполья. Лишенная Мамлеева в потерявшем тугой объем 60-х позднем Совдепе, Анна Барская лишь комментировала прошлое и пила с художничками. Часто перед ее квартирой в Филях на коврике лежал пьяненький Зверев. (Говорят, у него была бумага от какого-то министерства, подтверждающая, что он - национальное достояние и поэтому в вытрезвитель его забирать не нужно.)

Превратившийся в куро-трупа профессор Христофоров - мамлеевская сатира на тех "внешних", которые, заинтересовавшись "метафизическими", шарахались от их постановки вопроса. Проложив между русской метафизической реальностью и собой скверно понятые старые книжки, они зверели где-то между ужасом мысли и блаженным идиотизмом брежневского покоя. В перестройку такие стали главными авторитетами интеллигенции. Мамлеевский куро-труп - это "архитектор перестройки".

И наконец, главный герой - сам Анатолий Юрьевич Падов. Ясно, что здесь много автобиографических черт. Интеллектуальный двойник простонародного Федора. Русская метафизическая элита. Так же неистребима в нашей истории, как и вдохновенный странным духом народ наш. Углубленная в себя, часто неразличимая за щелкунами-проходимцами, лезущими на передний план, она существует из века в век - в тайных обществах, под сводами царских библиотек, в радикальных оппозиционных движениях, в центре заговоров, в какой-нибудь провинции, занесенной снегами, но чаще всего в Москве. Истинная аристократия. Живой прототип Извицкого как-то рассказывал мне, что наткнулся в Ленинской библиотеке на редчайший энигматический трактат алхимика Сандивогиуса "О соли" с пометками анонимного читателя XIX века (старая орфография): "Все в России дураки, один я - умный". И приписочка: "Читай трактат Сандивогиуса-сына, обретешь камень." Падов и есть такой "умный".

"Однажды, поздней осенью, когда ветер рвал и метал листья, образуя в простанстве провалы, около одинокого, пригородного шоссе, в канаве, лежал трезвый молодой мужчина в истерзанном костюме и тихонько выл. То был Анатолий Падов".

Он выл от ума, от предельной ясности грандиозной метафизической проблемы, данной русскому сознанию без всяких дополнительных инструментов, напрямую, жестоко и милосердно. "Бездна призывает бездну". - Эти слова Псалтыри служили девизом одного тайного алхимического ордена. Формула истинной мысли. Бездна неопределенности данного, видимого мира, раскатанная, непустая, давящая, поднимает в сознании страшный вопрос о второй стороне реальности. Вторая сторона - не уютная примитивная католическая схемка, где небо и ад, как раек, людишки подобны колесикам. Русский всеохватный масштаб, в нем бескрайняя Россия, тайная, страшная, родная, поглощает человека, растягивает его сознание до своих бесконечных границ, и все для того, чтобы поднять вопрос об Ином, об обратной стороне, еще более великой, более таинственной, более странной, нежели сама наша святая страна. Жизнь и смерть, "я" и больше, чем "я", глубина и бездонность, делающая глубину отмелью. Омут созерцания, восторг невнятного ослепления, тьма невместимой интуиции. Завоешь тут.

5 Девочка, читающая Мамлеева

Что бы ни произошло, как бы все ни повернулось, Мамлеев и его "Шатуны" - это нечто закрытое, не подлежащее профанации, предназначенное для немногих. Глядя на нынешнее ладненькое издание, с ностальгией вспоминаю ксерокопированные томики в зеленом ручном переплете без тиснения (чтобы было непонятно для спецслужб; наивная хитрость), всего экземляров 50, в которых Мамлеев читался в первые годы прошлого десятилетия. Хорошо бы, конечно, если непонятливые "внешние", купив Мамлеева случайно, по недоразумению, поступили как те свиньи у Лотреамона, которых я уже поминал. Боюсь, что теперь такой чистой реакции не дождемся. Приученный к внешне похожему - плоской и совершенно необоснованной чернухе, неоправданным и недостоверным американским ужасам, сводкам дурной криминальной хроники - циничный нынешний читатель, скорее всего, просто не обратит на "Шатунов" внимания. Обнаглевший, утративший позднесоветскую девственность, насмотревшийся триллеров и экранизаций Стивена Кинга, современный русский окончательно потерял последнюю деликатность, минимум которой необходим для того, чтобы испытать отвращение, шок, ужас...

Особенно нервируют постмодернисты, копирующие некоторые узнаваемые интимные мамлеевские мотивы, но разбавленные китчем, желанием поразить, тупой саморекламой, несдержанным арривизмом, полной глухотой к национальной стихии - как в ее "сонновском", так и в ее "падовском" аспекте. Понятно, что остановить гадов никак не получится. А хочется.

Хочется также, чтобы, как на картине гениального Пятницкого, нежный глаз девушки засветился странным сиянием над страницами самиздатовских "Шатунов". В тиши, в тайне, в глубоком и сладком, безумном, московском, страшном, надрывном, слезливом, русском подполье, где вечная зима плоти пестует райский сад истомленного метафизикой духа.

"Девочка, читающая Мамлеева". Так называлась картина Владимира Пятницкого. Смотреть на нее когда-то водили целые делегации метафизиков. Это казалось невероятным парадоксом. - Мамлеева - и читают! Книжка его. Мир перевернулся.

Теперь вот издали. Могут прочесть все, кто захотят. Мир не перевернулся.

Грустно, очень грустно от этого...

Да и не только от этого.

Колено Даново

Оригинал взят у rosh_mosoh в Заговор рыжих



Британской полицией арестован местный житель Марк Колборн, а.к.а. "Рыжий террорист", которого пресса уже вовсю сравнивает с Андерсом Брейвиком.
Террорист готовился застрелить принца Уэльского и герцога Кембриджского из снайперской винтовки. По словам Марка, он хотел это сделать, чтобы принц Гарри мог стать "королем всех арийцев".В своей записной книжке обвиняемый писал, что принца Чарльза «защищают, но не слишком хорошо». Он считал принца Чарльза и принца Уильяма «тиранами», убийство которых «сделает Гарри королем».http://ru-royalty.livejournal.com/3380372.html#cutid1

(no subject)

ПУТИН, ПУТЬ ПРАВОЙ РУКИ И ПУТЬ ЛЕВОЙ РУКИ
Как ни относиться к Путину ( а "личное отношение" здесь вообше невозможно, поскольку речь идет о "знаке" и ""топосе" ), ясно одно. Его цель - "удержать" начало Третьей мировой войны, по крайней мере, "затянуть" его как можно сильнее. Этим продиктованы отказ от ввода войск в Западный край и Новороссию, участие в "минском процессе" и т.д. Но с тем же точно, на самом деле связан и отказ "вынести труп" - согласно почти всем предсказаениям Православных подвижников ( архим Иеронима Чебоксарского, бл. инокини Алипии и др) :- .это было бы прологом войны на всеобщее истребление. (Любопытно, что о скрепляющей мощи "трупа" писал также и Даниил Андреев). Тот не Православный Христианин, кто не противостоит уничтожению Православной Руси.
В данном случае Верховный Правитель строго исполняет миссию "удерживающего ныне" ( 2 Сол., 6-8). Это дополняется антилибертарной политикой и опорой на "моральное бол ьшинство" Но здесь неразрешимая антиномия Христианское эсхатологическое сознание жаждет Конца: "Ей, гряди, Господи Iсусе!", "Маран-афа" . Тот не Христианинр, для кого Второе Пришествие - а, значит, и уничтожение этого мира - нре есть единственое упование и надежда..
Но эту же антиномию можно рассматривать также и в гностическом прочтении - как "путь правой руки" ( то, что делает Путин), и "путь левой руки" - "мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем" ( Блок оказался прав, действительно, "буржуям"). Можно даже применить и герметическую терминологию: "влажный путь" и "сухой путь" (огненный).
В этои и только в этом глубинные корни как "путинизма", так и "антипутинизма". Все остальное в конечном счете не имеет значения.

Вероятное

«Когда вынесут труп, то начнётся война!» предсказание о выносе Ленина из мавзолея


«Когда вынесут труп, то начнётся война!» пророчество о выносе Ленина из мавзолея Ильича


Предсказание:

«Когда вынесут труп, начнётся война», об этом же предсказывал Нострадамус в далёком Средневековье – но не вопрос, доктор мнгого чего напредсказывал, стоит ли ему верить? … думаю, что мы (православные) – воздержимся!

НО! – есть предсказания и “поближе” – если анализировать по принципу – “Классики и современники православия” – то как минимум “ещё два предсказания” – Предсказание Архимандрита Иерониманастоятеля Свято-Троицкого
монастыря города Алатырь
– о приближающейся войне с Китаем, которая, согласно его словам, начнется вноябре ...

… “идём дальше” – Предсказание матушки Алипии Киевской:

«Война начнется на апостолов Петра и Павла в ноябре. Это случится в год, когда вынесут труп» http://hranive.ru/1821/

Вот тут- есть интереснейший факт – предсказание сделано в 1987 году!

Но! – тогда в НОЯБРЕ не было “Петра и Павла” – т.е. не было “дня” этих святых, то есть предсказание не имело смысла, т.к. День первоверховных апостолов Петра и Павла празднуется летом – 29/12 июля.

НО (снова “но” и в нём ценность Предсказания!) – в 1987 году (на время предсказания!) не было святых с такими именами, день памяти которых отмечался бы в ноябре, а вот в 2000 году РПЦ были канонизированы и причислены к новомученикам (пострадавших во времена гонений на Церковь в советские времена) люди с такими именами, причём тут сразу ДВА варианта – Протоиерей Павел (Андреев), иерей Петр (Косменков) и иерей Петр (Орленков), день памяти которых приходится на 16 ноября – эти святые новомученики “логически” не связанны, и вряд ли к ним можно применять предлог “и” (правильнее сказать “Новомученника протоирея Павла, новомученика ирея Петра в миру Косменкова и ирея Петра, в миру Орленкова), а вот диакон Петр (Кравец) и мирянин Павел (Бочаров) из Алма-Атинской епархии, днем памяти которых является 2 ноября – это практически “стопроцентное попадание” в термин “Пётр и Павел в ноябре“!

Итак – 2 ноября – Павел, ПетрДАТА ПРЕДПОЛАГАЕМОГО НАЧАЛА ТРЕТЬЕЙ МИРОВОЙ(предположительно – Китай – “главный участник”)

Про ГОД “ВЫНОСА ТРУПА” – смотрите ленту новостей на данном сайте http://hranive.ru – “два депутата Госдумы от “Единой России” – заявили, что останкам Владимира Ленина не место в сердце нашей страны – с чем, я админ этого сайта и многие православные – согласны!

Вывод:

Ожидаем выноса трупа Володьки Ульянова из московского зикурата и поглядываем в сторону Китаяhttp://hranive.ru/1821/ !

http://hranive.ru/1821/


__________________________________________________________________

Думаю  все  же,  не  Китай...

К моим читателям

Дорогие друзья и уважаемые оппоненты!
Мой журнал был взломан и увешан провокационными картинками. Факт взлома, то есть уголовного преступления (ст. 272 УК РФ) подтвержден конфликтной комиссией ЖЖ:

Dear Владимир Карпец,
Below is an answer to to your support question regarding "[ru] Acct comp:karpets"
Спасибо за ваш ответ. Мы подтвердили факт взлома вашего аккаунта.
С уважением, Конфликтная комиссия Живого Журнала
LiveJournal Team
Разумеется, они оправдывались дескать, ничего не ломали, а хозяин журнала, дескать, оставил кому-то когда-то пароли. Но, даже если бы этот было так, сам факт вхождения в журнал и размещение в нем чужого (к тому же провокационного) контента без согласия владельца — абсолютно то же самое. Но даже это оказалось не так. Журнал был взломан, войти в него было невозможно.
Собственно говоря, я давно чего-то подобного ожидал. Не ожидал только того, что на такое крысятничество способны бывшие друзья. Это подельники по «Артполитинфо» Юрий Горский (см. http://vk.com/wall-57815558_3595) и Татьяна Василенко, перешедшие в прошлом году на сторону евромайдана и сегодня стоящие на позициях «уменьшительного национализма».
Только одна слезливая цитата, но в ней много о том, чего на самом деле хотят эти персонажи:
«И этот альтернативный вариант есть — русский национализм, которой должен привести к построению национального государства без либерал-реваншистов и ура-патриотов. Национального государства, которое, как следствие, будет создано на обломках Российской Федерации с неизбежными территориальными (в силу отсутствия национальной политики РФ) потерями по всем географическим направлениям, так как для настоящего националиста семья всегда дороже, чем дом, в котором она живёт. Ведь рожать — не строить, а ребёнок — не кирпич»
Впрочем, разговаривать о серьезных вещах даже жестко негативных, таких, как сепаратизм и «уменьшительство» с тем, кто занимается подобным, унизительно, тем более, что они к тому же еще и перебежчики.
Моя гипотеза: сейчас идет очевидный «конкурс провокаторов», не только в связи с Украиной, но и в преддверии выборных кампаний. Кто-то подбирает себе работников. Проверки такие всегда грязны. Но это гипотеза, а не утверждение. Да и не так это важно.
Если по-серьезному, то мне безразлично наличие уголовного состава. Награда обычно сама находит героя. Мне важно знать, кто есть кто. И хотелось бы, чтобы это знали и другие, и были осторожны. Так предупреждают о карманниках и наперсточниках. По большому счету этого пока достаточно.

Профессор В. Залесский. Тайна крови

Оригинал взят у rosh_mosoh в Профессор В. Залесский. Тайна крови

Стихийный взрыв негодования всего русского общества по поводу зверского убийства мальчика Андрюши Ющинского, совершенного в марте 1911 г. в Киеве несомненно иудеями и несомненно с ритуальною целью, вызвал появление в печати двух протестов — одного со стороны раввина Цирельсона и с ним 113-ти цадиков и 297-ми духовных раввинов из 279 городов и местечек; другой от 83-х русских ученых и писателей.
Начав и окончив свой „протест" бранью („кровавый навет", „нелепая басня", „гнусное обвинение", „наглое обвинение", „людоедство"), раввины и цадики заявляют, что „почти" все обвинения иудеев в ритуальных убийствах христианских детей „оказывались в результате сплошной провокацией"; утверждают, будто „клеветники" „руководимые Бог ведает какими инстинктами, изобретают какую-то секту хасидов"; приводят выдержку из буллы папы Павла III-го, не верившего в употребление иудеями христианской крови, и ссылаются на разных раввинов и других иудеев, клявшихся в 1655, 1755, 1840 и 1903 годах, что ритуальных убийств христианских детей евреи не совершают.
Какое значение может иметь подобный протест?
Мнение одного папы, или хотя бы даже и четырех пап, которых поименовали раввины, для нас совершенно не обязательно. Нам нужны доказательства. А раввины доказательств не приводят. Они голословно утверждают, что почти (чрезвычайно характерно это „почти") все процессы по обвинению иудеев в ритуальных убийствах христианских детей оказывались провокацией. Но если „почти все", то значит не все! Значит некоторые из подобных процессов возникали не без основания!
Затем раввины говорят, что „клеветники" „изобретают какую-то „секту хасидов". Из этих слов можно бы заключить, что никаких хасидов нет; но сами раввины рассуждают далее о хасидизме.
Наконец, раввины сами клянутся, что у иудеев не бывает ритуальных убийств христианских младенцев, и приводят имена лиц из числа иудеев, в разное время клявшихся в том же.
Но мы отлично знаем, что талмуд разрешает иудеям ложные клятвы. В Шулхан-Арух, Иоре де'а 329,1, Хага, и в комментарии к нему (отдельное № 14 постановление в Хага) говорится, что иудей может давать ложную присягу, объявляя ее в сердце своем недействительной. При этом указываются обстоятельства, когда ложная присяга позволяется. Но это указание, благодаря талмудическим ухищрениям, дает простор какому угодно толкованию: сказано, что ложную присягу можно давать лишь тогда, когда этим не осквернится имя Божие; но если грозит смертная казнь, то можно давать ложную присягу, хотя бы и осквернялось имя Божие; а далее оказывается, что по Талмуду, например, побои хуже смертной казни и т. д. (Шулхан-Арух мною цитирован по сочинению знаменитого гебраиста, доктора Эккера, приват-доцента Королевской Академии в Мюнстере, переведенному А.С. Шмаковым, стр. 89 — 90).
Кто же после этого поверит клятвам иудеев?
Нам нужны факты, а фактов они не приводят. Назвав „почти" все процессы о ритуальных убийствах провокацией, они не разбирают этих процессов и не перечисляют даже их, ограничиваясь кратким упоминанием об одном лишь Кутаисском процессе.
Нисколько не убедительнее составлен и протест 8З-х ученых и писателей.
Если отбросить в изобилии уснащающие этот протест "цветы красноречия", ни в чем не уступающие брани иудейских раввинов („лживая сказка", "прием старого изуверства", „стремление ослепить и затуманить толпу и извратить правосудие", „бойтесь сеющих ложь", „не верьте мрачной неправде" и т. д., и т. д.), то весь протест 83-х сводится к заявлению, что „папы, духовные и светские правители клеймили злое суеверие и раз навсегда запрещали властям придавать расследованию убийств вероисповедное значение".
В качестве подкрепления этих заверений сделана ссылка на слова греческого патриарха Григория и на указ Императора Александра I от 6-го марта 1817 года, подтвержденный в царствование Императора Николая 1 в 1835 г.
Ссылка на патриарха Григория пока не проверена — да кроме того мнение одного лица, хотя бы и патриарха, ни для кого не обязательно. Что же касается указа 6 марта 1817 г., то Г. Г. Замысловский, в №№ 12832 и 12838 „Нов. Врем." (1-го и 7-го декабря 1911 года), доказал, что авторы воззвания извратили смысл указа (6 марта 1817 г., так как после этого указа, якобы раз навсегда воспретившего обвинять иудеев в ритуальных убийствах, сам Государь Император Александр Павлович в 1825 году повелел тщательно расследовать Велижское дело о ритуальном убийстве иудеями малолетнего солдатского сына Федора Емельянова. Значит, запрещения раз навсегда расследовать ритуальные убийства — не было. Г. Г. Замысловский привел выдержку из текста указа 6 марта 1817 года, в котором запрещается не вообще расследовать дела о иудейских ритуальных убийствах, а лишь запрещается преследовать жидов за убийство христианских детей по одному предрассудку, т. е. без надлежащих данных и доказательств.
Так обращаются с правдой 83 ученых и писателей.
Что касается до подтверждения названного указа в 1835 году, то Г. Г. Замысловский не только доказал (см. те же №№ „Нового Времени") неправильность ссылки на это якобы „подтверждение", но и заставил г-на Короленко, который одним из первых подписал протест 83-х, сознаться, что ему не была известна резолюция Императора Николая I 1835 года (см. № 12834 „Нового Времени").
Таким образом оба протеста — и раввинский и писательский — представляют собою, выражаясь юридически, покушение с негодными средствами.
Но так как развязный тон этих протестов и категорические клятвенные заверения их авторов, что всякое обвинение иудеев в ритуальных убийствах есть „ложь", „клевета", „людоедство"— производят впечатление на публику, мы считаем долгом своим представить несколько фактов в опровержение голословных раввинских и писательских протестов.
По вопросу о ритуальных убийствах, совершавшихся иудеями в России, имеется пока еще очень мало исторических, строго проверенных данных, хотя некоторые архивные материалы, представляющие глубокий интерес, уже опубликованы Г. Г. Замысловским в брошюре „Умученные от жидов" ( Оттиск из июньск. книж. жур. „Мирный Труд" за 1911 г.) и г. В. Г. в статье „Дело о ритуальных убийствах и архивная справка" в № 12851 "Нов. Врем." (20 декабря 1911 года).
В иностранной же литературе собрано множество драгоценных материалов, подтверждающих с несомненностью наличность ритуальных убийств иудеями христианских детей. С этими фактами, заимствуя их — как сказано — из иностранной литературы, я считаю необходимым познакомить русских читателей.
Но прежде чем приступить к рассказу — я должен упомянуть о попытках опорочить те исторические данные, которые положены в основу цитируемых нами исследований.
Берлинский профессор Штрак издал в 1891 году книгу под заглавием „Кровь в верованиях и суевериях человечества"; сочинение это выдержало около десяти изданий и последнее издание переведено в 1911 году на русский язык.
В этой своей книге Штрак пытается опорочить все исторические данные, на которые опирается обвинение иудеев в ритуальных убийствах.
Однако арсенал его аргументов оказывается немногим лучше, чем в протестах раввинов и 83-х писателей, так как — во-первых приводимые им соображения или совершенно не касаются существа дела — он отмечает опечатки, ошибки в цитатах, маленькие промахи в хронологии, в географических именах и т. д. (Штрак. "Кровь в верованиях и суевериях человечества", русский перевод. 1911 г., стр. 155—158) или же представляют собою явные натяжки и голословные уверения, рассчитанные на уловление доверчивого читателя.
Например, в отношении тех процессов, где подсудимые иудеи были уличены в ритуальных убийствах, сознались и осуждены судом, как например в знаменитом Триентском процессе 1475 года, в процессе об убийстве о. Фомы в Дамаске в 1840 году и в процессе об убийстве Андрея Такала в Таснаде (в Венгрии) в 1791 году — автор настаивает, что осуждены были невинные и что сознание у них было вынуждено пыткой (О. с., стр., 161, 166 -167, 185).
Между тем применение пыток, по крайней мере для процессов в Дамаске и Таснаде, совершенно не доказано; Штрак, для процесса в Дамаске, ссылается на крещеного иудея Пирица, заявляющего, будто обвиняемых пытали; для процесса в Таснаде на книгу жида Натана.
Хороши свидетельства! Можем ли мы поверить иудеям, удостоверяющим такую нелепость, как применение пыток в Австрии в конце XVIII столетия!? Равным образом не заслуживает именно доверия заявление крещеного иудея, будто в 1840 г. в Дамаске пытали осужденных, потому что в это время даже и в Турции пытки были уже отменены.
Но еще важнее то обстоятельство — совершенно замалчиваемое Штраком — что признание виновных во всех этих процессах совершенно согласно со всеми обстоятельствами дела: были найдены трупы жертв жидовского изуверства, часто с явными следами ритуального убийства, были допрошены свидетели, видевшие многое своими глазами и т. д., и т. д.
Там, где уже никак нельзя отрицать убийства зверского, убийства христиан иудеями из явной ненависти к Христу и Его Религии, там Штрак начинает уверять, что убийство, при этом в виде распятия иудеями христианина несомненно было, но что „ритуального убийства" здесь все-таки не было (О. с., стр. 159-160, 183, 203).
Иногда в подобных рассуждениях Штрак доходит до смешного; например о процессе в Польне, в Чехии, в 1899 году, когда был приговорен к смертной казни через повешение, Иудей Гильзнер за соучастие в убийстве 19-летней девушки Агнесы Груцы, Штрак говорит (О. с., стр. 201, 205), что процесс этот следовало бы пересмотреть... и только!!
Или например аргументирует так —„преследуемые евреи обратились с мольбою о помощи к императору Рудольфу, но „разве они бы это сделали, если бы действительно были виновны!» (О. с., стр. 176).
Удивительнейшая логика! По Штраку выходит, таким образом, что с просьбами о помощи, о помиловании — виновные никогда ни к кому не обращаются!!
Во-вторых, Штрак все свое внимание останавливает на всех многочисленных процессах, где сохранилось мало данных, уличающих иудеев в ритуальных убийствах, именно на процессах очень старинных, ХШ и XIV столетия, или новейших — конца XIX века. Ясно, почему он занимается главным образом этими двумя категориями процессов: старинные процессы забылись, документов не сохранилось или они кратки, темны и неясны; в новейших же процессах иудеи применяли такие утонченные способы запутать дело и скрыть виновников, доходили до такой виртуозности подлогов, газетной шумихи и т. д. (как это имело место, например, в Тисса-Эшларском деле, о котором будет речь ниже), что самое ясное дело становилось сомнительным и правосудию приходилось в бессилии опускать руки. При таких условиях конечно легко критиковать...
В-третьих — двух самых важных, самых доказательных и едва ли не наиболее убедительных процессов — Мецского и Тисса-Эшларского — он совершенно не разбирает. О Тисса-Эшларском процессе (дело об убийстве Эсфири Солимози) он говорит всего лишь два слова, только назвав этот процесс (О. с., стр. 188) , а о Мецском процессе вовсе и не упоминает, как будто бы этого процесса никогда и не было!
Вот к каким приемам прибегают защищающие иудеев, якобы, беспристрастные ученые исследователи!
Закончив это краткое наше вступление, перейдем теперь к ознакомлению с фактами; как они изложены у иностранных писателей, главным образом у Henri Desportes, Le mystere du sang chez les juifs de tous les temps. Paris, Albert Savine, 1890 (12. Rue des Pyramides).
(продолжение следует)

ОДЕССА 2 МАЯ 2014.



СВЯТЫЙ  ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИЧЕ   ЕВСТРАТИЕ  ПЕЧЕРСКИЙ (28 марта/10 апреля 1097)
СВЯТИИ   МУЧЕНИЦЫ  МЛАДЕНЧЕ  ГАВРИИЛЕ  БЕЛОСТОКСКИЙ ( 20  апреля/ 3 мая 1690),
И  ОТРОЧЕ  АНДРЕЕ  КИЕВСКИЙ  (12/25 марта 1911),
МОЛИТЕ  БОГА  О  НАС.


Оригинал взят у nampuom_pycu в Новые факты в расследовании массового убийства в Одесском доме профсоюзов 2 мая 2014 года.


Дело Немцова +

Убийство  Немцова  и  ( пока  косвенная)   пропаганда "Русского  Ислама"

http://www.kommersant.ru/doc/2683274

http://avvakoum.livejournal.com/1395361.html#comments ( с  комментариями)


____________________________________________________________________________________

Вообще-то  исламизация  Третьего  Рима  предсказана  в  "Откровении  Мефодия  Патарского"  как  кара  Божия.

И только  потом  -  Православный  Царь.

Танец смерти

Оригинал взят у rosh_mosoh в Танец смерти

Ассасины практиковали каббалистические методы управления своими последователями и завоевание окружающих народов посредством кровавого ритуального террора в отношении их правящей элиты, идеологическим обоснованием которого являлась каббалистическая идея о переходе властной харизмы ее обладателя в пользу заказчика ритуального убийства.
Идеи каббалы о захвате мировой власти посредством ритуальных убийств представляют собой теоретическое обоснование и практическое развитие обычной военной магии древности с ее институтом кровной мести и ритуальным употреблением крови убитых врагов. Учение о каббалистическом смысле ритуальных убийств ясно излагается в еврейской каббалистической книге «Эц Хаим»: «Всякое животное сохраняет посредством жизни известную частицу святости Всевышнего. А человек, кто бы он ни был, сохраняет этой святости при жизни более, нежели животное. Когда заколешь животное, тогда отходит от него тень святости и обращается в пользу того, кто в снедь это животное употребляет; но пока тень жизни от животного еще не отошла совсем, то сохраняющаяся в нем известная частица святости запрещает нам употреблять его в пищу. Так сказано в Писании и о человеке Числ. 14, 9: «Они нам в снедь, отошла от них тень их». Сие показывает нам намеками, что, так как в них нет уже более той частицы святости, то они, как заколотые животные или хлеб, в снедь нам предоставлены, посему и сказано Числ. 23, 23: «Сие людие (народ израильский) не уснет дондеже снест лов и кровь посеченных испиет»; и сие намекает на людей, не сохраняющих в себе святости свыше. Из всего оного мы заключаем, что убиением и питием крови гоя неверного умножается святость Израиля или евреев» (В кн. Т. И. Буткевич, О смысле и значении кровавых жертвоприношений, в кн. Кровь в верованиях и суевериях человечества, СПб, 1995, с. 280).
Войны древности и Нового времени, происходившие в традиционных обществах, имели откровенно ритуальные цели и смысл. Огромные усилия идеологических спецслужб и пропагандистских ведомств направлены сегодня на то, чтобы скрыть от человечества ритуальный, кровопийственный характер современной войны. «В некоторых примитивных обществах главной целью войны было заполучить живых пленников, чтобы потом бросить их в котел. Известно достаточно случаев, когда крайняя нужда заставляла людей питаться человеческим мясом, однако они не имеют ничего общего с войной. Исторически большинство племен, которые практиковали каннибализм на регулярной основе, делали это не из-за голода; а сама эта мысль, когда ее затрагивали антропологи, зачастую встречала лишь насмешки. Куда бы мы ни посмотрели - на Бразилию ли доколумбовой эпохи, Дагомею XVIII в. или острова Фиджи в XIX столетии, - убитых воинов не съедали немедленно, то же относится и к пленникам. Вместо этого они должны были играть роль «основного блюда» в празднествах, посвященных победе. В той степени, в какой эти празднования вообще имели под собой рациональные основания, последние часто состояли в желании победителей приобрести качества убитого врага, такие, как храбрость. И в Дагомее, и на островах Фиджи этот ход мысли привел к тому, что в случаях, когда пленник не отличался храбростью, устраивали сложные обряды с целью наделить его этим качеством.
Главной целью, ради которой воевали представители высокоразвитых цивилизаций Центральной Америки, позже уничтоженных Кортесом, тоже были пленники, которых брали в огромных количествах. Однако в этом случае пленников ожидала иная судьба, нежели быть зажаренными на костре. Вместо этого их использовали - если такая фраза уместна, поскольку, по всей видимости, все происходило не без их содействия - в жертвоприношениях. Кровь их сердец должна была оплодотворить и обновить Вселенную. Чем храбрее был пленник, тем более он был ценен. Особенно выдающихся держали живыми до одного года, с ними хорошо обращались и одновременно подвергали сложным ритуалам, целью которых было подготовить плененных к предназначенной для них роли. Сами жертвоприношения носили ритуальный характер, их значимость зависела от того, какому богу предназначалась жертва. На жертвоприношения главным богам собиралось огромное число народу, они сопровождались такой пышностью и торжественностью, какую только могли обеспечить эти общества. Акт жертвоприношения был настолько важен для выживания общества, что в отсутствие обычных конфликтов устраивались особые «цветочные войны», во время которых знатные ацтеки сражались друг с другом ради того, чтобы определить будущую жертву. Даже столкнувшись с европейцами, индейцы больше старались пленить своих противников, нежели их убить, - считается, что этот факт сыграл определенную роль в гибели этих аборигенных народностей» (М. ван Кревельд, Трансформация войны, М., 2005, с.227-228).
Загипнотизированному медийными средствами современному читателю трудно представить, что поедание плоти и крови врагов есть не священное предание древности, а вкорененный в современном еврействе «застарелый порок людоедства», по выражению проф. И.А.Сикорского, который в заключении «Экспертизы по делу об убийстве Андрюши Ющинского» пишет: «Из исторического очерка ритуальных убийств и из вердикта присяжных в Киеве об убийстве Ющинского (…) открывшаяся истина принесла с собою некоторые ценные выводы, которые имеют тем более значения, что добыты великим трудом, долгим временем и победою над вековой техникой утаивания и скрывания, которые успели подняться на высоту унаследованной инстинктивной традиции. Выяснилось, что в действительности существует не кровавый навет на евреев, но кровавый пережиток у евреев. Последнее с ясностью и очевидностью в недавнее время снова подтверждено английским историком Фрэзерoм, а свежий факт убийства Ющинского, совершенный во всем объеме расовой и этнической обстановки, показал, что ритуальный пережиток убийства чужих детей («иноплеменных»), до того глубоко вкоренен в недрах расы, что не встречает ни противодействия, ни протеста, но с единодушным упорством замалчивается и отрицается, таясь в памяти расы, как живучее проклятие, как ядовитая язва, наводящая ужас на все человечество и отравляющая национальную душу еврейской расы» ( в кн.: Русская расовая теория до 1917 года, под ред.В.Б. Авдеева, СПб.,2002,с.335).
Переход харизмы убитого врага в пользу убийцы получает отражение в практике изменения или присвоения нового имени убийце, свидетельствующей о установлении кровной связи последнего с убитым.
М. Ходжсон сообщает о соответствующей практике ассасинов: «Тех кто убил аббасидского халифа Мустаршида их товарищи-единоверцы называли «аббасидами» - образцы таких прозвищ можно найти еще в Древнем Риме (Сципион Африканский и др.)» (М. Ходжсон, Орден ассасинов, СПб, 2004, с. 123).
Обычай именословной инверсии существовал и у евреев, как явствует из Священного Писания. Иаков, боровшийся с Богом, получил имя Израиль-Богоборец, а судья Гедеон, разрушивший жертвенник Ваала, - противник Ваала, Иероваал.
Есть указания на то, что подобный обычай бытовал и у горцев Кавказа.
А. Келиматов пишет: «Даже в нынешней Чечне мы встречаем мужчин по имени Сипсо, названных в честь казачьего атамана генерала Слепцова, или Паскоч – в честь царского генерала Паскевича» (А.Келиматов, Чечня: в когтях дьявола или на пути к самоуничтожению, М.,2003, с.186).
Генерал Слепцов был смертельно ранен в одном из сражений Кавказской войны.
Из истории известны многочисленные случаи, указывающие на факт присвоения воинской харизмы убитого, которая должна была распределяться, по-видимому, как обычная военная добыча в соответствии с иерархическим статусом победителей. В «Хронике первых четырех Валуа», источнике XV в., описывается история одного французского солдата, происходившего из низшего сословия, который во время сражения убил графа Сен-Пола. Вместо того чтобы быть награжденным своими командирами, он тут же был ими повешен.
Источники свидетельствуют о непосредственном участии, которое принимали этнические иудеи в мессианических военно-политических операциях ассасинов.
«Вениамин Тудельский, прибывший в Багдад в 1163 г., слышал об исмаилитах, расположившихся в горах (…), там проживали четыре иудейские общины, присоединившиеся к еретикам и участвовавшие в их действиях» (Ходжсон, с.105).
Вот какая оценка дается этим событиям в еврейской каббалистической книге «Зогар»: «Во дни рабби Иосси, засели в горах евреи-разбойники вместе с разбойниками «народов земли». Когда им попадался кто-либо, спрашивали: как тебя зовут? Если он оказывался иудеем, отпускали его, - если же оказывался инородцем, убивали. И сказал р. Иосси: «за все это узрели они счастье будущего века» (Зогар – I, 118, а) (в кн. «Тайна крови» у евреев, Экспертиза И. Е. Пранайтиса, СПб 1913, с. 21).
Под «народами земли» здесь вероятнее всего подразумеваются члены секты исмаилитов –ассасины .
Столицей горных владений ассасинов была крепость «Аламут» - «орлиное гнездо» или «гнездо смерти», которая представляла собой настоящее разбойничье логово, обитатели которого занимались исключительно угоном скота, захватом людей с целью получения выкупа, заказными политическими и ритуальными убийствами и обладали общей казной или «общаком» (М. Ходжсон, с.127), как и современные чеченские горцы.
Применение массового террора в отношении подданных своего государства как средства давления на политическое руководство, поддерживающего требования сепаратистски настроенной части населения о праве на самоопределение, впервые описывается в Библии в книге «Исход» и с тех пор является излюбленным оружием иудейского рассеяния в отношении окружающих народов. «Бысть же в полунощи и Господь порази всякого первенца от земли Египетстей (…) и бысть вопль по всей земли Египетстей, ибо не бысть дом, в нем же не бе мертвеца» (Исх. 12, 29-31).
Дело о ритуальном убийстве евреями Андрюши Ющинского в Киеве в 1911 году или так называемое «дело Бейлиса», показавшее всему христианскому миру необыкновенную криминальную сплоченность талмудического <...>, могло быть осмыслено только по прошествии столетия на фоне чекистского кровавого террора 20-х годов и скоординированного уничтожения заложников в последней чеченской войне как случай применения криминальных управленческих технологий, основанных на идеях и практике каббалы, и возвращающихся к библейскому архетипу: «И рече Господь к Моисею: се, дах тя бога фараону (…), ты возглаголеши ему вся, елика тебе заповедаю (…), и не послушает фараон, и возложу руку Мою на Египет и изведу с силою Моею люди Моя сыны Израилевы от земли Египетския, со отмщением великим» (Исх. 7, 1-4).
В конкретной исторической ситуации Русский Царь, президент или премьер-министр представляют собой фараона, а <...>  могель или чеченский террорист играют роль Моисея, угрожающего казнями египетскими.
Основной специализацией ассасинов, отразившейся в названии этой секты, являлась монополия на производство и распространение гашиша, а также использование этого наркотика при специальной подготовке членов секты к совершению заказных убийств. По другой этимологической версии название «ассасины» происходит от корня «аssir»- кровь, то есть, кровавые, кровопийцы.
Наличие специальной психофизической подготовки, основанной на использовании наркотических препаратов и постгипнотическом внушении, нельзя не заметить и у современных чеченских «шахидов», т.е. «жертвующих собой», «смертников», или «фидаи», как называли убийц-ассасинов и в новое время вообще революционеров-террористов в мусульманских странах Востока.
Множество свидетелей говорят об употреблении чеченскими террористами наркотиков (в Буденновске, Первомайске, Беслане) в качестве психостимулирующего средства. Однако, по замечанию исследователей, применение психотропных средств в стрессовых ситуациях длительного действия (захват, удержание и уничтожение заложников, участие в вооруженном конфликте) в качестве психостимуляторов малоэффективно, и даже небезопасно. И если нельзя отрицать применения наркосредств террористами как установленного факта, то необходимо сделать предположение, что допускаемое рядовым составом употребление наркотиков заменяется у руководителей террористической операции препаратами крови, сенсибилизированной к наркотическому веществу и исключающей возникновение нежелательных побочных эффектов, что подтверждается кровавой практикой ЧК-ГПУ- НКВД 20-х годов.
В журнале «Молодая гвардия» (А. Виноградов, «Бойня», Молодая гвардия, № 11. 1990) опубликована статья А.Виноградова под названием «Бойня», рассказывающая о действиях Чека, в которой цитируется документ-воспоминание перебежчика, сообщающего о практике употребления человеческой крови наряду со спиртом и кокаином, как средства для снятия нервных напряжений, возникающих вследствие непрерывных массовых кровавых расправ над людьми. Слова очевидца: Один из палачей харьковской чеки говорил: «...мучился, да товарищ научил выпить стакан крови. Выпил, сердце как каменным стало» (Архив русской революции, Берлин, 1922, т. 6, 338).
Бывший чекист Г. Агабеков упоминает в своих мемуарах, написанных зарубежом, главаря туркестанской чека— Бокия, о котором десять лет спустя после его кровавых преступлений говорили в Ташкенте, что «он любил питаться сырым мясом и пить свежую человеческую кровь» ( Собеседник. № 287, с. 13).
Современник Кавказской войны XIX века свидетельствует о повадках чеченцев: «Чеченцы с гиком кидались в середину колонны. Начиналась ужасная резня (…). Кровь опьяняла их, омрачала рассудок, глаза их загорались фосфорическим блеском, движения становились ловки и быстры. Такими они становились по рассказам очевидцев, во время резни в Ичкеринских лесах, и такими являлись всегда, когда имели дело со слабыми, расстроенными командами или с одиночными людьми. Таким образом, чеченцы являлись, в сущности, не воинами в обыкновенном смысле этого слова, а просто разбойниками, варварами, действовавшими на войне приемами жестоких и хищных дикарей. Кто-то справедливо заметил, что в типе чеченца, в его нравственном облике, - есть нечто, напоминающее волка. И это верно уже потому, что чеченцы в своих легендах и песнях любят сравнивать героев именно с волками, которые им хорошо известны» («Кавказские войны», СПб, 1885, с.65-84).
В книге Г.А. Тагиева «Ингуши и чеченцы в семье народностей Терской области» приводится множество случаев преступлений чеченцев, совершенных в отношении русского населения в дореволюционной России, которые носят ритуальный (иудейский) антихристианский характер.
«Сожгли возвращавшихся с нефтяных промыслов двух парней, причем, сложив крестом их трупы; оба прострелены общею пулею. Близ хутора Васильева, на земле аула Шама-Юрт, убиты два казака (станицы Калиновской и Савельевской), 16-летняя девица и 10-летний мальчик, которые все брошены в зажженный стог и сожжены. Мальчик, как видно, горел даже живым; а, может быть, и остальные. Потому что в нескольких саженях от стога, на земле найдены были выпавшие из горевшего бешмета крючки и кучка обгоревших, склеившихся в ком, семечек, бывших в кармане мальчика. По-видимому, горевший выскочил из огня, но, отбежав, упал, продолжая гореть, и был снова брошен в костер злодеями. Трупик его найден в стогу вместе с остальными трупами. Казак ст. Тарской Егор Гусаков был в лесу распят ингушами и расстрелян. Той же станицы казака Димитрия Михайлова изранили кинжалами и подожгли. Одного казака ст. Петропавловской, везшего в город Грозный воз помидоров, заставили танцевать на возу.- Ну, танцевай твоя! И наставили винтовки. И танцевал горемычный казак, пока из помидоров сок потек».
Еще больше случаев ритуальных изуверств дает последняя чеченская война.
В 1995 году на Пасху в чеченском селении с говорящим названием Гойское были распяты на крестах трое российских военнослужащих. Чтобы снять тела висевших над чеченскими позициями русских воинов, была предпринята атака, в которой погибло еще несколько бойцов.
На чеченской войне, среди войск спецназа, куда отбирают лучших из лучших, как и в белых частях, познакомившихся с повадками красных комиссаров, действует «одно непреложное правило - не оставлять тела погибших врагам» (Рассказы о чеченской войне, М., 2004, с.203).
Какая невысказанная угроза - от кощунственного надругательства над останками до донорской выемки органов для трансплантации и ритуальной антропофагии - стоит за желанием во что бы то ни стало, даже ценою собственной жизни «поднять» тело павшего товарища?
Мертвых выносят с поля боя наравне с ранеными. «Боевые раны - не только шрамы на теле…». Участникам чеченской войны «была известна горькая правда ученых, что ранение остается в генетической памяти последующих поколений, в нарушении имунной системы детей, правнуков» (Рассказы…, с.338).
А к каким последствиям для живых, для генофонда воюющей страны, может быть, неизвестным «ученым», но испокон веков открытым мудрецам талмуда, красным комиссарам и чеченским бандитам, приводят ритуальные увечья на телах оставленных на поле боя павших бойцов?
А.Артамонов приводит сведения о кощунственном магическом использовании (которое он почему-то называет почитанием) останков убитых врагов. «Тело Абд-ар-Рахмана (арабского полководца, убитого в бою) хазары поместили в большом сосуде и сохраняли в нем; они полагали, что с его помощью можно вызвать дождь и засуху и обеспечить победу в войне. Сведения о почитании хазарами тела убитого врага едва ли вымышленные. Такое почитание близко напоминает сходные обычаи, согласно которым могущественный враг после смерти наделяется магической силой и служит обладателям его останков. Оригинальным здесь является только хранение тела убитого врага в сосуде, вероятно, в законсервированном виде» (Артамонов, с.250).
Он же сообщает об использовании хазарами в битве с арабами головы убитого ими предводителя арабов Дарраха, насаженной на пику в качестве военного трофея для их устрашения (Артамонов, с.297).
В 1999 году в селе Тухчар погибли шестеро российских военнопленных.
«Кровь умученных воинов ваххабиты зачем-то собирали в трехлитровую стеклянную банку. Ради магических целей или чтобы устрашить тухчарцев- парализовать их волю к сопротивлению?» (Рассказы…, с.311).
На протяжении нескольких месяцев, выслушивая объявления диктора в Московском метро, через которое за день проходят около миллиона человек, призывающего сдать для нескольких десятков раненых в результате теракта на Рижской донорскую кровь, городской обыватель невольно должен был придти к мысли о том, что увеличение добычи донорской крови едва ли не являлось одной из необъявленных целей террористов. По сообщениям прессы через считанные минуты после теракта медицинская машина для приема донорской крови стояла непосредственно возле станции метро «Рижская».
Вкус или предвкушение крови человеческой жертвы составляет мистическое переживание в ритуалах культа Ваала. «При служении этому идолу жрецы для привлечения его внимания и милости скакали кругом жертвенника и испускали громкие крики, а в особенных случаях кололи себя ножами и копьями» -сообщает Библейская Энциклопедия (с.102).
Кровавые ритуалы, поразительно напоминающие древнее поклонение Ваалу, много раз описаны очевидцами-участниками последней чеченской войны.
«Перед атаками боевики обязательно танцевали «Зикр» -свой мистический, настраивающий на бой танец. (Тот же ритуальный танец, но с другим названием «Суккот», исполнялся хасидами возле разрушенного танковыми залпами Белого дома – прим.). Потом, продолжая ритмично бить в ладони, быстрой, извивающейся змеей они выдвигались к высоте, а атаковали ее уже бешено воющими волками (…). При таком натиске самое главное -выстоять первые пять минут (…), откормленные свежей бараниной, выросшие в горах, натренированные моджахеды атаковали девятнадцатилетних разведчиков из 205-й мотострелковой бригады федеральных сил, подражая волкам, натурально воя, чтобы устрашить, сломить психику российских юношей, не зная истории или забывая, чьи внуки, правнуки и праправнуки ждут их на высоте…» (Рассказы…, с.249).
По свидетельству историков, с волчьим воем совершали свои внезапные набеги хазары еще во времена Святослава. В житии св. Кирилла, апостола славян, рассказывается о нападении на его миссию отряда хазар, которые скакали, «воя, как волки».


Николай Козлов

Жертвоприношения

Речь  здесь  идет  не  о  разжигании  какой-либо  вражды, а  о  серьезных  научных  исследованиях.  При  этом  надо  иметь  в  виду  еще  и  вот  что.  Ритуальное  убийство  (  не  только  совершаемое  июдеями)  лежит  в  основании  всего  "круговорота  воды  в  природе"  (  как это  раньше  называли  в  учебниках  природоведения)

Жук ел  траву,  жука  клевала  птица,
Хорек  пил  мозг  из  птичьей  головы,
И страхом  перекошенные лица
Ночных  существ  глядели  из травы


( Н.Заболоцкий)

Собственно,  это  и  есть "работа  вражия", от  которой мир  спасает  жертва  Христа  и  таинство  Евхаристии.  Именно  в  этом,  на  самом  деле,  смысл  Христианства,  а  не  в  социально-моральной  проповеди.  И  дело Священсства  -  совершать  Евхаристию,  а  не  свергать  Царей,  т.е.  самим  приобщаться  к тому,  что  они  же  чрез  Жертву  в  алтаре  призваны "ничтожить".



_____________________________________________________________________________________________________________





Оригинал взят у vena45 в Свидетельства о ритуальных убийствах у евреев
Оригинал взят у mediton в Свидетельства о ритуальныхубийствах у евреев.
Оригинал взят у zet09 в Свидетельства о ритуальныхубийствах у евреев



).


КНИГИ АРИЭЛЯ ТОАФФА ОБ ИУДЕЙСКИХ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯХ

Ариэль Тоафф родился в семье главного раввина Рима. Став профессором еврейского религиозного университета «Бар-Илан» в окрестностях Тель-Авива, он снискал себе известность благодаря фундаментальному исследованию средневековой истории евреев. Трехтомная работа Тоаффа «Любовь, труд и смерть. Жизнь евреев в средневековой Умбрии» представляет собой настоящую энциклопедию по этой довольно узкой теме.

При этом, работая над книгой, ученый обнародовал данные, что средневековые общины евреев-ашкеназов в северной Италии практиковали человеческие жертвоприношения. Раввины и их пособники похищали и убивали христианских младенцев, а их кровь использовали в магических ритуалах, стремясь навлечь «дух отмщения на гоев».

Затем в 2007 году им была издана книга «Кровавый Пейсах. Евреи Европы и ритуальные убийства» - где Тоафф попытался смягчить интонации первой книги.

подробнее Кровавая Пасха д-ра Тоаффа
http://zeniuda.blogspot.com/2010/04/blog-post_06.html