ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ (karpets) wrote,
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
karpets

Categories:

"Пламень" или "Окаянные дни"?

История октября 1917 года по-прежнему порождает больше вопросов, чем ответов. Однако все они ведут по ту сторону исторической борьбы «белых» и «красных». Что можно уже сказать точно, так это то, что события 1917 года окончательно показали следующее: так называемая классовая борьба и понятие, взятое из марксизма, служившее идеологической оболочкой революции – а в Европе, где марксизм родился, она действительно была классовой, то есть весьма поверхностной и в конечном счете экономической, а потому легко и закончилась «классовым миром» и появлением европейской социал-демократии в современном смысле – являлась на самом деле не имущественным и социальным противостоянием, но вышедшим на поверхность глубинным разломом, вообще выходящим за рамки «человеческого». 
«Бог шельму метит. Еще в древности была всеобщая ненависть к рыжим, скуластым. Сократ видеть не мог бледных. А современная уголовная антропология установила: у огромного количества так называемых “прирожденных преступников” – бледные лица, большие скулы, грубая нижняя челюсть, глубоко сидящие глаза. <…> А сколько лиц бледных, скуластых, с разительно ассиметрическими чертами среди этих красноармейцев и вообще среди русского простонародья – сколько их, этих атавистических особей, круто замешанных на монгольском атавизме! Весь, Мурома, Чудь белоглазая… И как раз именно из них, из этих самых русичей, издревле славных своей антисоциальностью, давших столько “удалых разбойничков”, столько бродяг, бегунов, а потом хитровцев, босяков, как раз из них и вербовали мы красу, гордость и надежду русской социальной революции. Что ж дивиться результатам?» 
Кто пишет это? Розенберг? Пайпс? Глюксман? Кто-то еще из безчисленных «русофобов»? Нет. Это Иван Александрович Бунин, едва ли не самый русский из русских писателей ушедшего века. «Окаянные дни». Почему он так ненавидел свой собственный народ? Неужели только за сожженные усадьбы? 
А это «с другого берега»: «В молчаливом багровом урагане вставала Русь. Погорала на нескончаемом огне обиды и гнева. Вещие, роковые клики звали ее на кровь. И кровь лилась реками… <…> Запомни, Русь! Отчизна! Запомни! Отомсти! Горы растерзанных, отравленных свинцом сынов твоих, горячей, смертной напоивших кровью досыта поля твои, стучат из могил костьми: “Отомсти!” Тучи сынов твоих, изуродованных, ослепших, сошедших с ума, с оторванными руками и ногами, ползают по площадям и дорогам, немой посылая тебе, отчаянный крик-вопль, смешанный с кровью: “Отомсти!” За обиду смертную! За отравленный свинец! За бойни раненых и безоружных! Миллионы отцов, матерей, сирот, вдов, в тоске и горе неизбывном, клянут тебя, Русь. Зачем, зачем простила поругание, проклятая родина?! О Русь, так отомсти же! Кровью отомсти, солнцем Града, муками! Подобно Светлому, неслыханными муками своими отомстившему поругателям своим…» 
Строки из романа «Пламень» еще одного едва ли не самого русского из русских писателей ушедшего века – Пимена Ивановича Карпова. см. далее

 Размещаю особо для (хотя не только для них)

 

grenzlos и horapollo 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments