August 1st, 2015

Ради напоминания :)

Оригинал взят у kadykchanskiy в На каком языке говорим?
Мы все уверены в том, что наш язык и есть русский. А санскрит тогда что?


Санскрит - "мёртвый язык". Его, как и  латынь, никогда не использовали для общения в быту. Однако в санскрите 70% совпадений с современным русским языком, следовательно оба этих языка не более, чем диалекты одного общего. Общего языка наших предков.

Но вот незадача... Индусы на санскрите не говорят, а мы говорим... Значит, что?




Вынесено из комментариев

Оригинал взят у bogomilos в Вынесено из комментариев
Оригинал взят у awas1952 в Вынесено из комментариев
katyn_ru 2015-08-01 11:08:22

Так называемый «литературный украинский язык» — искусственный язык, созданный в 1870-е. Создавался он в рамках одной и той же научной школы практически одновременно с ещё двумя искусственными языками — ивритом и эсперанто. Формально разработчики у этих трёх языков были разные, но на деле конструировали они свои искусственные языки по схожим лингвистическим принципам и методикам. Головным научным коллективом данного направления лингвистики, в некотором роде — его визитной карточкой, считались «польские профессора Львовского университета» (которые при ближайшем рассмотрении в большинстве своём почему-то оказывались не поляками, а этническими евреями).

Однако цели у создателей трёх языков были разные.

Иврит и эсперанто задумывались как максимально комфортные и удобные языки межэтнического общения. Иврит — для носителей трёх самых крупных еврейских языков: идиша, сефардского и арамейского языков. Эсперанто — для носителей языков романской группы.

«Литературный украинский язык» задумывался и разрабатывался для совершенно другой цели — для максимального отдаления и обособления его носителей от великорусского языка. Руководствуясь этой целью, лексику «литературного украинского языка» сверх всяких разумных пределов перегрузили заимствованиями и новосозданными словами.

В результате получился лингвистический уродец. Заимствованные из других языков (в основном — из польского) слова плохо встраивались в базовые синтаксические конструкции, оставшиеся едиными с великорусским языком. А наспех сконструированные неологизмы в большинстве случаев оказались дефектными с точки зрения своей образности — поскольку создавались неестественным путём и не проходили многолетней «обкатки» в повседневной разговорной речи. Классические примеры таких неудачных неологизмов — литературные украинские слова «пароплав» (пароход) и «порохотяг» (пылесос). Недостатки в образности этих слов вроде бы незначительные и смысл обоих терминов вроде бы понятен. Однако русские аналоги ощутимо точнее в смысловом отношении. Пароход с помощью пара именно «ходит» (движется), а не «плавает» (плавучесть ему обеспечивает не пар, а сила Архимеда). И пылесос пыль именно «сосёт» (всасывает с потоком воздуха), а не «тянет» (поскольку «тянут» предметы обычно за веревку или ручку).

В итоге в «литературном украинском языке» оказалось затруднено нормальное функционирование лингвистической цепочки «мыслеобраз» —> «фонема» —> «морфема» —> «словоформа». Из-за этого «литературный украинский язык» на подсознательном уровне воспринимается как дискомфортный даже его носителями, которые в раннем детстве начинали говорить на этом языке в семье, учились на нём в школе и постоянно используют его для повседневного общения в быту.

На уровне конкретного человека эта дискомфортность может никак не проявляться и даже не осознаваться. Однако когда таким дискомфортным языком пользуются миллионы людей, то это неизбежно приводит к негативным последствиям. В случае с «литературным украинским языком» негативные последствия проявляются в форме дробления языка на множество наречий и диалектов (считается, что в современном украинском языке 525 диалектов разной степени обособленности), возникновения многочисленных «суржиков», широкого использования вместо «литературного украинского языка» его носителями для различных надобностей русского языка — как более точного, образного и информационно насыщенного (особенно часто замена украинского языка на русский происходит у украиноговорящих в экстремальных ситуациях).

Все же

(кратко)

Россия  без  Малороссии,  Новороссии,  Западного  края,  без  Киева,  Одессы  и  Карпат,   - то  же самое,  что  Сербия без Косова.  Сербия  без  Косова  сейчас  поддерживает  антироссийские санкции.  Вот  что такое  "малая  Сербия",  даже  с  националистами  у  власти.

Окончаптельное  отделение  Западного  края повлечет  за  собой  отделение  Сибири.

Ни  о  какой  Империи  без  Киева,  Одессы  и  Карпат  быть  не  может.  В  лучшем  случае  - малая "русская  республика", разрезвннвя  мусульманским  (  все  более  салафитским)  Поволжьем..

Тем  более  не  может  быть  и  речи  о  восстановлении  Монархии.  Над кем  царствовать  ?

Аргумент,  что  "хохлы оскотинились, и  этот  балласт  лучше  сбросить"  все  же  не  работает.  Оскотинились  все.  Просто  все  по-разному.

А  ключ  один:  соединение опричного  управления  с  культурной  автономией.