May 23rd, 2009

Смерть советского поэта.

На 86-м году жизни в США  умер советский поэт Александр Межиров.  Выходец, подобно Юрию Трифонову, Булату Окуджаве, Юлиану Семенову или Рою Медведеву, из семьи   "профессиональных революционеров", "ленинской гвардии", он стал, как и все они, каждый в своем роде, "певцом несостоявшейся надежды". Назовем вещи своими именами:  надежды Троцкого, Бухарина, Якира.  Трудно говорить о стихах человека, говорящего по-русски от силы в третьем поколении, но  экзистенциально наиболее сильными и адекватными его сочинениями, безусловно, были "Коммунисты, вперед!" ( от которого он никогда, что делает ему честь, не отрекался ) и "Артиллерия бьет по своим". Как и Трифонов, и особенно Рой Медведев, он этими стихами констатировал : cемейное дело тех, кого он любил, потерпело крушение. По сути, о том же, о крахе несостоявшихся надежд, и его лирика, к которой, впрочем, можно относиться по-разному - дело вкуса и "сродности". Межиров по-своему любил русскую поэзию, особенно Боратынского и Ходасевича, но понимал ее тоже очень по-своему, под определенным углом ( что тоже не подлежит оценке ).

Межиров был обласкан ЦК  ( точнее, той частью ЦК, которая стояла на позициях "еврокоммунизма")и В то же время  ( а, может быть, именно поэтому ) он переписывался со многими диссидентами и часто попадал в соответствующие переделки. Являл он по-своему об разцовый пример позднесоветского "двоемыслия". В своем "антидиссидентском романе"  "Чего же ты хочешь"  Всеволод Кочетов вывел его под именем "поэта Саши Мамонова".

Глубоко не приемля  постепенную русификацию советской жизни и "русскую партию внутри КПСС",
Межиров тем не менее общался с Татьяной Глушковой, Вадимом Кожиновым, Петром Палиевским :
"ему было интересно", и за этот интерес ему часто "влетало" от ближайшего окружения.   В ЦДЛ он
поочередно сидел за "русскими" и "еврейскими " столами. Относились к нему уважительно в любом случае :  он был фронтовиком,  а тогда это еще ставили в заслугу. Впрочем, Татьяна Михайловна Глушкова сравнивала его с сологубовским  Передоновым.

Как бы, впрочем, сам он ни относился к советской жизни, был он ее неотъемлемой частью, ибо только при "совке" можно было быть "профессиональным поэтом" и жить, особенно не задумываясь о деньгах. 

Еще  одна важная черта Межирова - был он еще и профессиональным  игроком на бильярде, знатоком московских бань и уголовного мира,  куда  тоже был вхож.

Вроде бы уехал он в США не потому, что так уж сильно хотел, а потому что сбил кого-то на машине.
 Когда это произошло - а это было совсем недавно - мне уже не доводилось общаться с теми, кто так или иначе соприкасался с ним.

Жизнь Межирова, долгая и "заковыристая"  была  точным образцом жизни представителя одной
из "половин" Союза Советских писателей. В этом смысле он был по-своему образом своей эпохи.

Так или иначе, пусть земля ему будет пухом. 

Анонимы

Я принципиально не закрываю анонимам доступ в этот журнал.  Прекрасно понимаю тех, кто не хочет по тем или иным причинам "светиться" со своими суждениями. Жизнь у нас сложная, и обстоятельства бывают разные.

Но если некто брызжет слюной, да еще и устраивает распальцовки, оставаясь при этом анонимом, то иначе, как паршивым трусом такого не назовешь. Чего испугался ?   Назовись, если такой храбрый   Или  те идеи, которые ты защищаешь на уровне пальцовки,  не стоят того, чтобы раскрывать себя любимого ?

Но тогда идеи говенные (((