May 9th, 2009

Русская Победа и несостоявшийся союз.


Разумеется, в Германии были силы, стремившиеся остановить неумолимо надвигавшуюся континентальную бойню. Были они и в Советском Союзе. Речь шла о том, кто с кем в союзе будет осуществлять передел мира – Германия в союзе с СССР против Англии и США, СССР в союзе с Англией и США против Германии, Германия, Англия и США в союзе против СССР. Первый вариант был для нас наиболее благоприятен, третий был самым неблагоприятным.

 Если бы «пакт Молотова-Риббентропа» 1939 года был соблюден обеими сторонами, мировая история пошла бы по совершенно иному пути. Однако осуществился второй, «средний» для России и губительный для Германии исторический вариант. Ответственность за нарушение пакта 1939 года целиком лежит лично на Адольфе Гитлере и его ближайшем окружении.

 Сегодня в некоторых кругах, называющих себя «националистическими», стал весьма моден т.н. «русский гитлеризм». Он проявляется в том, что на щит как «русские герои» и «борцы с большевизмом» поднимаются генералы Власов, Краснов, фон Паннвиц, создатели т.н. «Локотской республики» и другие русские, воевавшие на стороне Гитлера. На самом деле здесь все очень просто. Адольф Гитлер действительно многое сделал в 30-е годы для Германии, резко поднял ее экономику, наладил жизнь народа, возвысил армию и флот. Этого не отнять. Но это – для Германии. Говорить о «русском гитлеризме» после того, что произошло 21 июня 1941 года — преступно. И сотрудничество с врагами собственной страны не может быть оправдано никакими идеологическими мотивировками. Wright or wrongthis is my country, – говорят старинные противники России англичане. И в этом они полностью правы. 

См. в:

http://russianews.ru/policy/23569/

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ см.

http://www.pravaya.ru/dailynews/17043

Сталин, Церковь, Израиль. Управление историей.


Известно, что после встречи с Патриарщим Местоблюстителем Митрополитом Сергием в 1943 году Сталин, провожая его, сказал загадочную фразу : "Пока что, Владыко, это самое большее, что я могу для вас сделать". 

Смысл этой фразы Вождя не разгадан.

Что он мог иметь в виду ?

Как и все мировые правители, Сталин очевидным образом зависел от правителей подлинных ( хотя после1937 года он, конечно, сумел обрести от них большую независимость, чем другие, что и позволило ему начать реставрацию Империи ). Церковь, конечно, была ему нужна. Но вот в этом вопросе он был связан более, чем в других.

С началом войны было принято решение о создании государства Израиль ( собственно, и сама Вторая мировая была развязана ради этого ). И понадобилась Русская молитва об Израиле. Именно православная молитва, которая совершается за каждым богослужением. Сталин, которого в этом поддержали "западные союзники", получает "отмашку".

Сам он эту "отмашку" использует, разумеется, в своих интересах, пытаясь привлечь Церковь к "Проекту Константинополь" и  ускоренно продолжить воссоздание Империи. Задача мировых правителей - использовать момент для создания Израиля, нейтрализовав "третьеримские" планы Вождя.

В 1948 году создается государство Израиль  ( с "точки зрения" Хозяев - подобие Regnum Sanctum внутри Imperium Ultimum Сталина ), и от самого Нового Императора им необходимо как можно быстрее избавиться. Пока Сталин еще жив,  ближневосточное государство усиленно "накачивают" Русской молитвой. В 1953 году Сталин умирает ( как бы то ни было, и по какой бы то ни было причине ) . Израиль уже крепко стоит на ногах.

Пришедший к власти после "разоблачения культа личности" Хрущев получает противоположного рода "отмашку" - начинается не только "возврат к ленинским принципам", но и прежде всего атеистическая кампания.

Однако  "показывать последнего попа по телевизору", как о том мечтает провинциальный троцкист "дорогой Никита Сергеевич", тоже не входит в планы Хозяев.  Церковь "консервируют" до начала перестройки. Чтобы потом запустить в дело уже прямо в собственных интересах.

Лукашенко. Рим.


Принципиальную позицию в отношении России и Российского руководства президент Белоруссии высказал в декабре прошлого года во время встречи с президентом РФ Дмитрием Медведевым. С одной стороны: «Россия – это наше братское государство, так настроен белорусский народ. Нравится кому-то или нет, но мы исходим из этих позиций и мы будем действовать в этом направлении, именно так, даже если бы я этого не хотел». С другой: «Я могу официально заявить, что мы сегодня ничего не собираемся выпрашивать».
Можно говорить – и это будет правильно – о неприятии самой личности белорусского «батьки» — славянина, крестьянина по рождению и воспитанию – московской «элитой», в особенности из т.н. «экономического блока». Однако за этим стоит более фундаментальное различие – несовместимость нынешней белорусской, в целом социалистической, экономической системы и системы российской (точнее, ее отсутствия). Александр Лукашенко совершенно справедливо оберегает белорусские предприятия от «приватизации», на чем настаивают его российские «партнеры» (а европейские – нет). Он настаивает в отношениях с Россией на дешевых нефти и газе – по естественной «советской» логике: если у нас союз, то о каких «мировых ценах» может идти речь? А российским энергетикам не нужен союз, но нужно продавать. И так далее, и так далее… Все это, впрочем, общеизвестно.
В каком-то смысле можно говорить, что все эти годы движение Александра Лукашенко в сторону России было односторонним: идея славянского единства не может быть близка тем, кто определяет сегодня российскую политику. Вопреки его собственным предпочтениям – а Лукашенко и политическую свою систему выстраивал по советским и доперестроечным восточно-европейским образцам, вопреки неприятию им «евростандартов» в области «прав человека», места оппозиции и проч., – его, по сути, обрекли двигаться в сторону Запада.
<...>
Так или иначе – вопреки всем предположениям – руководство Русской Православной Церкви отчетливо дистанцировалось от президента Белоруссии. И.о. представителя Московского Патриархата при европейских международных организациях протоиерей Антоний Ильин сказал о предполагаемой встрече Патриарха Кирилла и Папы Бенедикта XVI так: «Она не должна быть неким шоу перед телекамерами, а должна стать плодом очень серьезной, вдумчивой дискуссии о существующих проблемах, чтобы сама встреча оказалась не пусковым механизмом для их решения, а неким итогом серьезных консультаций». По сути, это стало ответом Московской Патриархии на слова Александра Лукашенко о том, что встреча может состояться в ближайшее время, – комментирует близкий к руководству МП портал «Интерфакс-религия». Однако – и это уже совсем новый аспект – признав, что у Московского патриархата по-прежнему существует «определенный объем озабоченностей, касающихся и проблем с унией на Западной Украине, и, в меньшей степени уже, прозелитизма на канонической территории Московского патриархата», о. Антоний заявил, что встреча Патриарха и Папы «могла бы быть не только и, может быть, не столько разговором о проблемах двусторонней повестки, сколько выходом на понимание важности общего свидетельства о традиционных христианских ценностях в единой Европе» (там же). Мы можем говорить с католиками о единой Европе без Лукашенко – таков подтекст.
<...>
«Заблудился я в небе – что делать?» – эти слова поэта, похоже, достаточно точно характеризуют нынешнюю ситуацию Александра Григорьевича Лукашенко. Совершенно очевидно, "лишнего человека" после той «перезагрузки», которая идет сегодня в мире и которая призвана, по замыслу ее авторов, завершиться установлением «нового мирового порядка», — «последнего советского человека», быть может, и вообще «последнего человека» среди участников мирового покера.

Полностью см.
 http://www.pravaya.ru/look/17046