April 9th, 2009

Ален де Бенуа. Идея Империи. Часть II



В эпоху апогея Империи Рим вначале создал идею, принцип, позволяющий собрать вместе разные народы без их религиозного обращения и уничтожения самобытности. Принцип imperium, проявившийся даже еще и в республиканском Риме, отражал волю к осуществлению на земле порядка и космической гармонии, вечно находящихся под угрозой.  Римская империя не объявляла себя божеством ревнующим. Следовательно, она признавала иных божеств, ведомых и неведомых, – и это распространялось также на политический порядок. Империя признает чужие культы и правовые коды. Всякий народ волен устраивать свое местожительство в соответствии с традиционной концепцией права. Римское jus распространялось только на отношения индивидов, принадлежавших к разным народам или на отношеня городов. Можно  было быть римским гражданином (civis romanus sum), не теряя национальности.
<>
Будучи универсальной  в своем принципе и призвании, Империя тем не менее не является универсалистской в нынешнем значении этого слова. Ее универсальность не означает распространения на всю Землю.  Расширение ее пределов относится скорее к справедливо видимому устроению, к внутреннему пространству данной цивилизации, к федеративному объединению народов на основе конкретного политического устройства, вне всякой перспективы поглощения или уравнивания кого-либо. Так или иначе с этой точки зрения Империя отличается от гипотетического Всемирного государства или от идеи о том, что существуют универсально приемлемые всегда и везде политико-юридические принципы.

Универсализм, прямо связанный с индивидуализмом,  скорее, растет из того же индивидуалистического корня Государства-нации как основы современного политического универсализма.  На самом деле исторический опыт показывает, что национализм очень часто принимает форму  раздутого до вселенских измерений этноцентризма. Лучше всего напомнить, что французская нация  изображается как  «самая универсальная из всех наций», и такая универсальность проистекает из изначальной национальной модели, предполагающей распространение по всему миру лежащих в ее основе принципов. В эпоху, когда Франция полагала себя «старшей дочерью Церкви», монах Гибер де Ножан в своей Gesta Dei per Francos изображал франков орудием Божиим. Начиная с 1792 года революционный империализм  выражался в  попытках распространения по всей Европе идеи нации. С тех пор всегда раздавалось достаточно голосов, тщившихся убедить всех в том, что французская идея нации подчинена «идее человечеств», и именно это делает ее , в частности, «толерантной». В такой претензии можно сомневаться, ибо она легко переворачиваема: если нация подчинена  человечеству, то и человечество подчинено нации. Как бы завершается это суждение так: кто против такого вывода, тот против человеческого рода.
<>
Сегодня много говорят о новом мировом порядке. Возможно, мировой порядок на самом деле необходим. Но по какому чертежу его строить? По чертежу планетарного потребителя, человека-машины, «ординантропа», или же глядя на горизонты организационного разнообразия живых народов?  Будет ли Земля сведена к однородности чрез приспособительные и обезличивающие способы, для которых  сегодня Форма-Капитал и империализм американского типа остаются единственным вектором, на самом деле, циничнейшим и высокомернейшим ?  Или все же люди обретут себя  в своих верованиях, традициях, способах жизни, в своих всегда в каждом случае единственных путях осмысления мира, путях всегда необходимого сопротивления? Безусловно, сегодня Европа заблокирована, и невозможно  различить даже начала пути  возможного обновления имперской идеи. Но эта идея существует. Она должна только (при)обрести форму. Юлиус Эвола писал: «Только идея образует отечество <…> Ни землячество, ни общий язык, ни даже кровь соединяющая или разделяющая, но соединенность или разделенность с одной, главной идеей» . В эпоху Столетней войны девиз Луи  д’Эстутвиля  был  примерно о том же: “Где честь, где верность. Только там отечество». Идея нации – о том, что только свое достойно. Идея  Империи  о том, что только достойное – свое.

См.
МАТЕРИАЛ ПОЛНОСТЬЮ

"Русская партия внутри КПРФ"



Владимир Степанович Никитин, Председатель ЦКРК  КПРФ, депутат Госдумы.

ПЕРЕПОСТ:

На мой взгляд, затянувшееся торможение интеграционных процессов на постсоветском пространстве вызвано в первую очередь тем, что во внешней и внутренней политике всеми ветвями власти России не учитывается должным образом именно цивилизационное измерение. У России до сих пор нет своего внятного цивилизационного проекта с самобытной моделью развития и ценностными ориентирами. В отличие от нас, в новейшей истории уже четко заявлены  такие цивилизационные проекты как: американский, европейский, китайский, японский, исламский и другие. А Россия уже 20 лет пытается копировать западноевропейский цивилизационный проект. Но копия, даже слишком хорошая, всегда на рынке ценится ниже оригинала.  Поэтому наши традиционные соседи в условиях процессов глобализации стремятся в большей мере укреплять свои отношения с "Оригиналом", а не с "Копией". Создание межгосударственного объединения ГУАМ на практике подтверждает, что в новейшей истории цивилизационное измерение является приоритетным по сравнению с идеологическим и религиозным. В ГУАМе  на основе вектора западной цивилизации объединились христианские Грузия и Украина, мусульманский Азербайджан и коммунистическая Молдова.
Многие  соседи России на постсоветском пространстве прямо заявляют, что Россия сама не хочет быть самобытной Державой. При этом они ссылаются на высказывания одного их руководителей страны, что СНГ создавалось в первую очередь не для интеграции, а для цивилизованного развода. Исходя из такой перспективы отношений, многие из стран СНГ до сих пор не поддержали позицию России по признанию независимости республик Абхазия и Южная Осетия. Отсутствие у России самобытного цивилизационного проекта, основанного на культурно-цивилизационных традициях страны и менталитете российского народа, тормозит  создание Союзного государства с Белоруссией.  Руководство Белоруссии, следующее традиционной русско-российской цивилизационной модели развития,  не желает менять её на российскую копию модели западного образца. Такова воля белорусского народа. Нужно отметить его мудрость и хорошее знание истории нашего общего государства.
Известный историк  Г.В. Вернадский в своей книге "Начертание русской истории" указал, что Россия успешно развивалась только тогда, когда у власти и народа было единое миросозерцание. У нынешней российской власти и народа такого единства в миросозерцании нет. Власть ориентирована на западную модель развития и её ценности, а народ желает жить по заветам предков.

Полностью см.

http://kprf.ru/dep/63794.html