February 17th, 2009

Монархия и социализм. Статья о полковнике Зубатове.

«Оседлать тигра» революции – именно это стало целью жизни будущего главы имперской политической полиции. Но оседлать – означает обезглавить. Работать в полиции – не позор, как было принято считать, а действительно означало участие в «контрзаговоре»...
<...>
Зубатов знакомится с Львом Александровичем Тихомировым – тоже бывшим народовольцем (более того, участником и идеологом покушения на Александра II), а затем крупнейшим и в своем роде единственным теоретиком монархической государственности. Взгляды Тихомирова были во многом схожи со взглядами Н.С.Бердяева, а теперь и С.В. Зубатова. В своем главном труде «Монархическая государственность» он говорит о фиктивности теории разделения властей, о мифологичности демократии, о монархе как верховном арбитре народа, о совместимости юридически неограниченного самодержавия с народным самоуправлением и любым, в том числе социалистическим, социально-экономическим устройством, вызывая всем этим крайнее раздражение как революционеров, так и либералов; а в многочисленных статьях – о частичной правоте социализма, теперь уже вызывая раздражение чиновников. Зубатов и Тихомиров сдружились — Сергей Васильевич помогал Льву Александровичу преодолевать недоверие бюрократии, а Лев Александрович «вооружал» его теорией.
<...>
19 февраля 1902 года, в день сороковой годовщины отмены крепостничества, Московское охранное отделение – именно оно – организовала мощную рабочую демонстрацию в поддержку Царя, но с антикапиталистическими требованиями, с возложением венка к памятнику Царя-Освободителя Александра II. В демонстрации, в которой рабочие шли с иконами, хоругвями, портретами Александра II и Николая II, а затем торжественной панихиде приняли участие 50 тысяч рабочих.
Вот некоторые идеи Зубатова, изложенные его же словами:
«Западно-европейский опыт борьбы вредит рабочим. В результате революционной борьбы власть только перемещалась от одних к другим, и ею пользовались те, кто ближе стоял к делам правления, – адвокаты, чиновники, журналисты и тем подобные. Принцип равного раздела всех благ ведет к закрепощению. Какая же будет свобода, если всех заставить жить по одной мерке! Все равно в результате получится перемещение богатств от одних к другим».
«Наличие независимых денежных средств у рабочих союзов должно остановить независимых капиталистов от многих злоупотреблений и уже не даст им возможности произвольно повышать цены на труд <…> Рабочим надо не отрываться от деревни, а использовать ее – один из источников дохода. Земельные участки – побочный источник дохода рабочих. Пусть себе эти участки маленькие, но все же они есть, и если рабочие союзы явятся уже собственниками и не только будут в состоянии давать приют престарелым своим членам, но как крупные землевладельцы приобретут влияние в хозяйстве страны, они тогда прочно станут и им уже легко будет отстаивать свои интересы и проводить желательные реформы».
«Русский образованный слой в течение 200 лет привык к тому, чтобы учиться у Запада <…> Поэтому в России трудно рассчитывать на хороших и полезных руководителей из интеллигенции, которые, как правило, занимаются революционной пропагандой или либеральной деятельностью. Необходимо развивать умственную самостоятельность рабочих и избирать руководителей из их собственной среды <…> Развивать образование рабочих следует для того, чтобы постепенно возникла народная интеллигенция, которая по своему уровню не уступала бы в образовании высшим классам, но тесно была бы связана с рабочей средой. Нужно заботиться не только о светском образовании, но и о духовном развитии рабочих».
Все это на самом деле актуально и сегодня.
И, наконец, пожалуй, главное: «Полное и наибольшее улучшение быта каждого класса, в том числе и рабочего, возможно лишь в той мере, в какой он занимает твердое место среди существующего строя, становясь одним из органов этого строя. Цель борьбы за рабочее дело – материальная независимость рабочих и равные для них права с другими сословиями, превращение рабочего класса в рабочее сословие, в государственно признанный и регулированный класс».
Речь идет здесь, по сути, о восстановлении на новом витке истории старинного земско-сословного, тяглово-трудового строя, формировавшего также и политическую систему Руси-России в виде самодержавной социальной монархии с Земскими соборами. Это было одной из любимых идей Льва Тихомирова. И Сергея Зубатова.
<...>
2 (15) марта 1917 года, сразу же после того, как было объявлено об отречении Царя от престола, Сергей Васильевич Зубатов застрелился. Он сделал то, что должен в таком случае сделать русский офицер. Сергей Васильевич был христианином и, конечно же, знал, что церковный канон воспрещает самоубийство. Но офицер одержал в дуще его верх. «Есть ценности христианские, а есть благородные», – писал Фридрих Ницше.

статья полностью тут