January 12th, 2009

Советская номенклатура: несостоявшаяся инициация

Сегодня, когда Россия вместе с остальным миром вступает в невиданный кризис – не только экономический, но и политический, и военный, — она вновь, если ей, да и другим странам тоже, суждено из него выйти, может оказаться в ситуации, подобной сложившейся после гражданской войны, когда все приходилось начинать сначала. Совершенно очевидно, что успешный исход «от смерти к жизни» зависит прежде всего от тех, кого современная политология именует «элитами». Устойчивость элит связана с их укорененностью в историческом бытии своего народа, сущностном с ним единстве. Если этого нет, правящие элиты, уходя со сцены, тянут в погибель и народы. Понять причины каждой такой исторической катастрофы – задача политико-исторической науки и публицистики, иначе выход из тупика будет входом в новый тупик.

В 1924 году, сразу же после смерти «вождя мирового пролетариата», Иосиф Сталин объявил о так называемом «ленинском призыве в партию». Массовым образом ряды «революционного авангарда рабочего класса», состоявшего тогда из рабочих в лучшем случае на четверть, не просто пополнили – заполнили — «рабочие от станка». Кто это были такие? Прежде всего, сдвинувшиеся в города русские крестьяне, утратившие связи с родной землей, но сохранившие о ней генетическую, «нутряную» память. Эти люди не имели ничего общего с Лениным и «ленинской гвардией» — интеллигентной и в основном нерусской. Но также имели они и очень мало общего с «Русью уходящей». Отличались от нее даже и внешне: удивительно, но сразу же после марта 1917, после отречения народа от Царя, внезапно изменились лица русских людей. «Башкирские, прямо сахалинские», — как написал Бунин в «Окаянных днях». Но это были именно русские люди. Просто Русь обернулась иной своей стороной, иным, «подземным» лицом.
ДАЛЕЕ