January 3rd, 2009

Яроврату

Второе пришествие началось.
Иисус Хрестос (он же Антихрист) - это я. lord_marshal 


Уважаемый Владимир!

К сожалению, после таких сделанных Вами заявлений  я не могу участвовать в Вашем проекте.

Это противоречит той традиции, с которой я себя связал и с которой связаны мои предки на протяжении уже более тысячелетия.

 Ни одно предательство не является в мире нейтральным. Для меня это предательство, не оправданное политическими преимуществами.

 Я также полагаю, что такая постановка вопроса не может быть приемлемой и для тех русских людей, которые связали свое сознательное действие с традициями древних Ариев, потому что так или иначе все это ставит прект в центр т.н. «иудеохристианского дискурса". Впрочем, это дело каждого -  решать.

 При всем том я по-прежнему поддерживаю сам по себе «Технократический проект для России" ,его сторонников Максима Калашникова и Юрия Петухова и готов оказывать этому проекту любое содействие в той части, каковая не противоречит моим убеждениям.

 Простите меня, если чем-то обидел или укорил.


Арийство и Еврейство

На постинг о "еврейском вопросе" ответил Светлане Марковской  markovskaya 
(с поправками):

А если вот так. Без гнева и пристрастия.

Издревле - борьба меж Духом леса и Духом пустыни.

Арийцы - Дух леса. Евреи - Дух пустыни.

Эти вещи не ограничиваются этническим делением, они глубже, и уходят куда-то в миллионы лет.

Как у Георгия Иванова :

"Только звезды ледяные.
Только миллионы лет"

То же с. - "манифестационизм" и "креационизм".

Правы - оба.

 Побеждают - попеременно.

Никакой НЕНАВИСТИ. Но каждый - на стороне СВОЕГО ДУХА. СВОИХ МИЛЛИОНОВ ЛЕТ.

Битва без ненависти.

С пониманием врага.

Верность - своему  "самому самому"

Тогда все выстраивается иначе.

"Мой Христос - не Ваш Христос". Это Победоносцев ( Лес, конечно) - графу Толстому  ( Пустыня, да! )

Первохристианство - победа пустыни. Победа Экклесии над Империей.

Св. Константин, Вселенские Соборы и все последующее - РЕВАНШ ЛЕСА.

"Добрыня огнем, а Путята - мечом"  -  Пустыня"

Но УЖЕ "Слово о Законе и Благодати" - Лес

В этой оптике парадоксально выходит, что Иосиф Волоцкий - Пустыня, а Заволжские старцы - Лес.
А не наоборот, как считать принято.

Революция 1917 - Пустыня. Контрреволюционный переворот 1937 - Лес.

Ленинизм - Пустыня.   Сталинизм - Лес.

Исчезает борьба религий и даже наций.

"Только миллионы лет".

Но каждый - сражайся на своей стороне.

ТАМ - разберемся.

Вот как-то, м.б., так.



Cтатья об Александре Введенском

Евгений Лукин (Санкт-Петербург) :

<...>
Бессмыслица - это тот язык, на котором говорит с человеком запредельное и безграничное. Человеческий разум демонстрирует свое онтологическое бессилие, когда обнаруживает необъяснимую бессвязность мира и раздробленность времени. Познать мир с помощью обычной линейной логики становится невозможно, поскольку его определяющие субстанции, такие как Бог, Время, Пространство, относятся к запредельным и безграничным. Поэтому бессмыслица является тем универсальным инструментом, тем "золотым ключиком", с помощью которого и открываются эти трансцендентные явления.
Это вполне корреспондируется с тертуллианской формулой ("верую, ибо абсурдно"), которая присуща догматике православного христианства, и противоречит основной установке блаженного Августина ("верю, чтобы понимать"), определившей как последующую схоластику римо-католицизма вообще, так и отвлеченную "критику чистого разума" Канта в частности. "Я посягнул на понятия, на исходные обобщения, - утверждает Александр Введенский. - Этим я провел как бы поэтическую критику разума - более основательную, чем та, отвлеченная". Таким образом, "звезда бессмыслицы" Александра Введенского зажигается на нашем духовном небосклоне отнюдь не случайно. Она появляется вследствие русской православной традиции, которая гармонически сочетает рациональное и иррациональное начало, включая сюда и бессмыслицу как явление высшего, неземного порядка.
<...>
К образу Рыси как Русской земли Александр Введенский обращается неоднократно. Так, в поэме "Кругом возможно Бог" (1931) он пишет: "Тут жирная земля лежит как рысь". Ассоциативный ряд "жирная земля - рысь - Русская земля" перекликается с известным риторическим оборотом из "Слова о полку Игореве": "Печаль жирна тече средь земли Рускыи". Вообще реминисценции из этой древнерусской песни постоянно встречаются в произведениях Александра Введенского. Ими насыщена, например, поэма "Минин и Пожарский" (1926). Здесь и "Мономах в кулак свистит", и "славно Дон катит", и "лебедь беленький летит", и "водкой печаль потекла", а целый отрывок построен на прямых ассоциациях с текстом "Слова"
<...>
Детство и юность поэта приходятся на тяжелые, небывалые годы русской истории - Первая мировая война, Февральская и Октябрьская революции, гражданская война. Впоследствии, арестованный в 1931 году, он откровенно говорит на допросах о своих монархических убеждениях и определяет свое политическое кредо тремя словами: "Бог, царь, православие", видя в русском царе "мистическую фигуру - помазанника Божия". Эти убеждения остаются неизменными до конца жизни. В поэме "Минин и Пожарский" поэт называет Уральскую местность, где была казнена царская семья, "адом". А в упомянутой "Элегии", написанной за год до гибели, он признается, что ему всего милей "орла гвоздика", то есть всего дороже образ двуглавого орла - державного символа Российской империи.
<...>
Структурно "Начало поэмы" делится примерно на две равных части. Если первая часть в основном содержит описание реалий гражданской войны ("дни и ночи холод пастбищ голос шашек птичий срам ходит в гости тьма коленей летний штык тягучий ад"), то вторая часть произведения наполнена легендарными, сказочными и мифологическими мотивами. Связующим звеном между ними становится двустишие, отражающее известный летописный сюжет о киевской княгине Ольге, поджегшей в 946 году осажденный древлянский город с помощью воробьев и голубей (обэриутская игра слов: голубь - голубой), снаряженных воспламененными трутами:

скоро сядет на холму воробушек
голубой как утка пиротехничек

Вторая (фантастическая) часть "Начала поэмы" начинается с лубочной картинки постыдного торга между монахом и василием, очевидно, по поводу свадьбы Рыси. Думается, что поэт, создавая образ торгующего монаха, откровенно намекает здесь на фактически коллаборационистскую позицию верхушки Русской православной церкви, приветствовавшей Февральскую революцию, прямым следствием которой становится отречение русского царя от престола. Другую торгующую сторону здесь представляет некий василий. Имя Василий производится от греческого "василевс", однако Александр Введенский пишет это "царственное" имя со строчной буквы, подчеркивая шалопутную, почти скоморошескую суть этого персонажа из "простонародья".


Дурачок василий и монах торгуются у часовни, похожей на "русую жабу". Эта "русая жаба" выглядит той самой сказочной царевной-лягушкой, которая чудесным образом превращается в Василису Премудрую - русский прообраз Софии, Божьей Премудрости. Часовня грустно улыбается, едва прикрываясь платком с "густой каймою", словно догадываясь о лживой, обманной сути третьего рождества - очередного явления на Русскую землю лжепророка, насильственно поддерживаемого штыками:

торг ведет монах с василием
где часовня жабой русою
улыбается густой каймой
на штыки на третье рождество

Наконец, монах с василием договариваются о цене, и начинаются приготовления к жуткой мистерии - свадьбе Рыси: "дым и пень котел и паучок". В котле кипят "кости в жиже бурной" (парафраз стихов из "Слова о полку Игореве": "костьми посеяна, а кровию польяна"), которая затем разливается по стаканам "черным вареньем". Рядом на холме присаживается "пиротехничек" воробей, готовый вот-вот устроить "мировой пожар" (контаминация с известными стихами Александра Блока из поэмы "Двенадцать"). Символ мудрости сова в одночасье оказывается глупой птицей, вдобавок становящейся еще и копилкой, куда, очевидно, попадают деньги, вырученные от торга. Вдалеке сверкают враждебные крепостные башни, умащенные "латинским маслом", откуда несутся не то галки, не то татары, держа перед собою щит голубого цвета - цвета государственной символики "незалежной" Украины.
<...>
Примечательно, что Колхида здесь называется "свиной", вызывая дополнительные ассоциации со стихотворением "Русь" Алексея Крученых, где Русь представляется некой девой, погрязшей "в свинстве", однако спасшейся - "по пояс закопавшись в грязь". Очевидно, неясный образ девы корреспондируется здесь с легендарной царской дочерью, отправленной на заклание к берегу Ласийского заросшего озера (трясины) и спасенной бесстрашным всадником на белом коне - святым Георгием Победоносцем.
Следует отметить, что в поэзии Александра Введенского, пронизанной танатологическими и эсхатологическими мотивами, этот бесстрашный всадник преображается в некую мистическую фигуру, которая, бренча пустым стременем, стремится не к чудесному спасению, а в обратную, зеркальную сторону - к смерти. Известно, что в стихотворении "Элегия" поэт, проецируя на себя образ "бедного всадника", также контаминирует его с героем стихотворения Александра Блока - умершим литератором, за гробом которого рука об руку идут Богородица, являющаяся небесной заступницей Руси, и невеста в траурной вуали, ждущая небесного Жениха.

http://www.igraigr.com/lukin-4.htm

Благодарю atua