ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ (karpets) wrote,
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
karpets

Categories:

+ + +

САМОЛЕТ,  МАРИНА,  ТЕНЬ  БАЛЕТА…



Приснопоминаемый  полковник,
Дед Володя,  кличка  Крокодил
Как  расскажет всякий   уголовник, 
С  пушкой  на  воров  один ходил.

Марьиною  рощей порожденный.
С детства  бил шпану  и бит  был  ей.
Потому  про  путь,  ему  сужденный,
Кроме  МУРа, не было идей

Был  при  том любитель  «Илиады».
В  подлиннике.  Странная  черта,
Согласитесь, паче  для  баллады
Про   среднестатичного  мента

И  при этом сам  в каком-то  роде
Скиф  ли,  варвар ,  эллин ли,  вандал
Ахиллесовой  пятой  Володя
Словно  грек  аттический  страдал

Не  боялся  замерзать  в болоте,
Херил  Смерть Легавым От Ножа,
Но  летать  боялся в  самолете,
До  последней  дрожи-виража

Нет, не  взрыв  на высоте  полета
Был причиной  ужаса его
Он  боялся, что возьмут пилота
В  плен, а  с ним  Володю самого…

Кто ?  Конечно, инопланетяне,
Что  глядят на нас  из темноты,
Чье  в ночи  фигурное катанье
Не мытьем, так  катаньем на  ты…

Перехватят  ли,  возьмут  на  волок
Инопланетяне  экипаж,
Все одно  -  с откоса  в  мартиролог
Сумрачной  истории пропаж…

А летать  немало  выпадало,
И  во Внукове его всегда
Выводили  под  руки  с  вокзала,
Говоря,  что  горе не  беда.

А  потом, в  машине,  выше  меры
Добирая, гордый,  что  живой,
Наизусть  по-гречески  Гомера
Он  читал с подъятой головой.

А  еще  он  жил  в  Большом  балете,
Не преувеличивая,  жил –
Сколько  дам знавал на  этом  свете,
Были  все  балетных  вен и жил.

Так и жил -  в  подвалах и  кулисах,
С  вечной  пушкою под  пиджаком,
Вечно он  кадрил   лису  Алису,
Жестко  игнорируя  партком.

Чтец  Гомера,  фат,  любовник  розы,
Пораженный  странною  судьбой :
Балерины,  уголовный  розыск,
Страх  пред самолетом  роковой…

Ох,  уж  эти  были балерины,
Ох, уж это  вечное   ла-ла,
И  жена последняя  Марина
Тоже  балериною была.


Правда,  из массовки,  Впрочем, лучше
Так,  чем  вечный с примою  обвал
Зла любовь  последняя, что  Тютчев,
Кажется, единый  понимал.

Годы  шли.  Старел.  Но вот  про Бога
Все откладывал он, говоря :
«Мало ли  мне  париться  здесь,  много,
Хватит  моего календаря…»

Верен  был пословице  старинной -
К  Богу  вечером  пойдешь,  душа…
Но  внезапно,  ночью, под Мариной,
Сердце  в  яму рухнуло,  спеша.

Провожали выстрелами  в  воздух,
Водкою  и  гимном.  Только  вот
Над  погостом,  ночью,  небом  в  звездах
Делал  круг  за  кругом  самолет.

А  с  утра  здесь  рядом,  у  витрины
Били  в  лвери,  буйно,  как  Борей 
Двое  трехметровых,  и  Марина
На  пуантах зябла у  дверей.

А еще  подальше,  возле  талых
Набережных,  взмытых  на  волнах,
Сам  Володя  у  машины  ждал  их
В  синих  тренировочных  штанах.

Кто  они ?  Чуть выше,  чуть короче…
Оба лва  не  бритые вполне.
Многовидно  населенье  ночи
Пребывающее  лнем на дне.…

Пребывающее. Пребывая
При-бывая.  В  ночь из ничего.
Забывая  это  За- бывая
То  и  это, это  и  того.

Сколько  их,  ушедших тьмой  в те  нети,
В  те  тенета, в  тени  те,  в  те  не…
Много, друг Горацио, на свете
И  не  снилось  никому  вполне

Только  вот  в    помине  ни  в  природе
На  кладбище,  где  цветет  ранет,
Нет   могилы,  нет  нигде  Володи.
Ни  Марины-балерины  нет.

Где  они ?  И  были  ли  вообще-то ?
Все  тщета. Гремучее ведро.
Самолет.  Марина.  Тень  балета.
Сказка про  полковника   УГРО

Говорят, что  он,  Володя,  вечный.
Кто же  знает, что есть вечность,  век…
Странный  человек он  был,  конечно,
Ну, а кто  не странный  человек…

Сколько  нас,  в Отечестве  бездомных
И  бездонных -  красная  руда…
Вышних  троп  не  счесть,  не  счесть  и  донных.
Дивен  Бог,  и горе  не  беда.





КОЛО          


Он  везде  и  нигде  -
разговор  на звезде.
Вопрошает кабила  кабил: 
-  Ты ответь  мне,  о, ба,
Кто  у  женщины  ба –
Кто баба или  тот, кто убил ? 

Ба  молчит.  Ибо   ба
Глух  и  нем как  судьба
И  не  слышит кабила кабил
Баба  есть.  Есть  баба.
Есть  один путь-арба,
Его ба,  убивая, пробил.

- Ну, так  взявшись  за гуж,
не  тужи, коль  не  уж,
коль  сам-ключ в  колыбели забыл,
но  скажи, Гиндукуш,
кто  у  женщины  муж –
тот,  кто  муж  или тот, кто убил ?

Расплывается  ночь.
Карфаген ея дочь.
Карачун  как  археодебил.
-  Но  ответь, Кара-сын,
кто  у женщины  сын –
тот,  кто сын,  или  тот,  кто убил ? 

Есть у  женщины  та-
йна  от  губ  до  хвоста :
дескать, баи  любили  кобыл…
Но  ответь,  Казем-бей –
кто любовник у  ней –
кто любил  или тот, кто  убил.

Кто убил,  тот  и лю-
бил:  он  Ладо  и  Лю-
ли-лю-ли  эту  Лейлу-ла-ла

Так  проснудся  подлунный  Кондратьев  Дебил,
жеребенок могил,  он  и  впрямь  позабыл,
сколько  их  он  во  сне ль, наяву  ли  убил,
разбивая  о  коло  кола.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments