ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ (karpets) wrote,
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
karpets

Category:

Фильм «Третий Рим»

От авторов
Сценарий фильма «Третий Рим» был написан в ответ на предложение о создании публицистической документальной киноленты, посвященной истории Русской Православной Церкви. Это предложение поступило к нам осенью 1989 года –то  было время окончательного размежевания вражд овавших не на жизнь, а на смерть двух «мертвецов, воскресших для новых похорон», – либерально-перестроечного и национал-коммунистического лагерей. Тема будущего фильма требовала от его создателей четкого самоопределения в этом противостоянии. Вышло, однако, иначе, и «виной» тому была онтологическая реальность, «строившая» фильм помимо личной воли будущих «авторов». Фильм не только оказался «по ту сторону правого и левого», но и вообще лишенным того все-таки присутствующего в сценарии «публицистического пафоса», который был еще понятен так называемой «общественности», помогавшей в «проталкивании» замысла.
Сценарий был написан достаточно быстро – в декабре 1989 года. Создание же фильма затянулось почти на два года – до октября 1991-го. В результате от сценария сохранилась лишь структура содержательно значимых эпизодов: Псковский вокзал, Спасо-Елеазарово, Новый Иерусалим, Петроград (Санкт-Петербург, Ленинград), Коломенское, «советская постистория», Дивеево, Москва.
Из фильма выпали откровенно публицистические эпизоды «Пушкинская площадь» и «Ленинградский митинг», которые оказались отторгнуты поэтикой картины, ее кинематографической тканью (сценарий опубликован: см. ж. «Литературная учеба». 1994. Кн. 3).
Вообще так случилось, что не мы создавали «Третий Рим», а он создавал, строил нас; сам властно диктовал, что и как делать. Мы были не авторами, но соработниками по раскрытию тайны русской постистории1. Это проявлялось во всем – от присутствия или отсутствия документального материала до погоды на съемках. В итоге фильм обернулся неожиданностью для нас самих: не зритель смотрит «Третий Рим» на экране, а, напротив, кинематограф оказался в данном случае тем «онтологическим окном», сквозь которое на зрителя смотрит Высшая Реальность. В этом радикальное отличие картины от подавляющего большинства современных фильмов «на церковную тему», авторы которых с недавних пор стали именовать себя «православными кинематографистами». (Мы, разумеется, не собираемся отрицать право на существование этих фильмов как части учебного и научно-популярного кино, а также достоинства многих из них в своем роде и жанре.)
Особо хотелось бы упомянуть замечательную работу оператора Григория Ларина с его даром «послушания слышанному», умением понять кажущееся несовершенство – плана, звука, даже пленки – как некую тайную волю «свыше зрящих».
Нам, разумеется, трудно давать здесь какую-то самооценку, но, видимо, ни сценарий, ни фильм все-таки не оказались самодостаточными. Совпадая структурно, архитектонически, они весьма сильно отличаются по своим «внутренним идеям», деспотически диктующим каждому из них свою поэтику и способ восприятия. В целом же фильм и сценарий образуют некое взаимопроникающее условное «двуединство» независимых друг от друга произведений.
Некоторые эпизоды фильма сегодня, видимо, выглядели бы иначе и по некоторым иным основаниям. В частности, В. Карпец, ставший еще в конце 90-х годов прихожанином единоверческого (старообрядного внутри РПЦ МП) храма, несколько иначе рассматривает сегодня историю раскола XVII века и Патриарха Никона. Но мы всё же решили ничего не менять, не прятать и не перемонтировать: «Еже запечатлевахом…»

1994; январь-февраль 2016

Владимир Карпец, Григорий Николаев
1 См. статью Г. Николаева «Монархия sub sресiе еsсhаtоlоgiaе» // «Град Китеж», № 5
(10), 1992: «Если вслед за К. Н. Леонтьевым считать Самодержавие живой душой России, то 2 марта 1917 г. – это дата смерти русского государственного организма, конца русской истории. Тайный смысл “Русской постистории” – Россия лежит в гробу и чает воскресения».



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments