ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ (karpets) wrote,
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
karpets

Categories:

О Мамлееве

ХОД  К  ФОМИЧЕВЫМ



Россия не принадлежит «мировой цивилизации». Поэтому русофобы правы. Но только тогда, когда они говорят до конца, до предела.

Так, как говорит о Мамлееве русский - именно так - русофоб поэт Алексей Широпаев.

«Мамлеев - это следующий шаг после Достоевского. Шаг, который Достоевский не мог или не хотел сделать. Мамлеев - это Достоевский после Гулага, после опыта массовых убийств, коммунального ада и советской "бытовухи". После опыта советского расчеловечивания. Совок содрал религиозно-культурные покровы, обнажив бездны и пространства, которые Достоевскому и не снились. Вернее, именно снились - а Мамлеев их увидел. То, что для Достоевского было предчувствием, для Мамлеева стало реальностью, явью нави. Именно Мамлееву, а не Достоевскому, открылся настоящий русский тип. Это тип пограничный лишь внешне, на самом деле он - запредельный. Именно Мамлеев открыл Россию как некую опасную, экстремальную зону, воронку-бездну, само приближение к которой искажает все пространственно-временные связи и психику. Россия Мамлеевна - это земной ад, послание бездны, голос из Ничто. Если поверить Мамлееву, что мир создан Крысой с целью мучить людишек, то Россия - центр такой вселенной, главная ставка метафизической Крысы.

Мамлеева можно считать русофобом, Мамлеева можно считать супер-русофилом, но все это не то, мимо. Важно другое: совок выдал конечный тип русского человека, открыл его метафизически, а Мамлеев познал этот тип. Познал настолько, что русских смело можно называть мамлеевцами. Мы все мамлеевцы в большей или меньшей степени. Скажем, Путин - абсолютно мамлеевский тип, и внешность соответствующая. Его рассуждения о "сакральном Крыме" - абсолютно мамлеевские. Представьте себе Путина в майке на общей кухне, а лучше - тихим, безликим обитателем коммуналки, время от времени что-то бормочущим о традиционных ценностях, глухо разговаривающим за закрытой дверью своей комнатки с некими сущностями. А потом однажды приходят менты и выясняется, что парень-то - серийный маньяк.

Достоевщина - это всего лишь предбанник мамлеевщины. Россия - это мамлеевщина. Мир - это мамлеевщина, а в центре его млеет мамка-Россия. И даже уход Мамлеева выпал на самое мамлеевское время года - позднюю, сыроватую, депрессивную осень, когда опавшие листья, кажется, источают запах тлена, тайных захоронений, невысказанный ужас, жуткую бытовуху бытия. Точнее, небытия»

Все дело в том, что есть две русофобии. Одна предполагает, что русского можно все-таки «сделать человеком» - через «рынок и демократию», люстрации, толерантность, кормление хамоном…. Другая трезво понимает, что «Россию надо упразднить» ( А. Широпаев).

Поразительно совпадение с «Новогодним» Марины Цветаевой, обращенном к Европе, к Германии - в лице Райнера Марии Рильке.

… Связь кровная у нас с тем светом:

На Руси бывал - тот свет на этом Зрел….

Настоящая, глубинная русофобия - страх «этого света» («бытоулучшительного»», по выражению преп. Серафима Саровского ) перед «тем» - огнем поядающим - на самом деле этим же. Это панические письма князя Андрея Курбского к Грозному Царю, спокойно объясняющему о спасительной миссии ужаса.

Приходится говорить о Широпаеве. В последнее время он всех более говорит о главном. О бездне. Значит, говорит она сама. Широпаев всерьез становится «философским агентом» Смерти. Причем «смерти второй», наступающей тогда, когда нет исцеления. В том смысле через страх и ужас, пытку и «смерть первую». Здесь уже не важно, на чью сторону встает «кто-то» - каждый должен доделать до конца свое дело. Потом, как мусор, будут выметены те и другие.

Слово «небытие» произнесено Широпаевым - в связи с Мамлеевым. Теперь - о Мамлееве.

Мамлеевых как бы два. Или действительно два. Мамлеев «Шатунов» и Мамлеев «России вечной». Посредине - «Судьба Бытия».

Червивое, изъеденное дырами пространство окружало ее со всех сторон. А изнутри точно подкатывались к горлу черти. Это было так странно, что ей не пришло в голову ни встать, ни звать на помощь. На минуту у нее мелькнула мысль, что она наоборот, выздоравливает. В комнате было чуть светло. Вдруг она увидела в полутьме, сквозь боль и реальность, что половица в углу медленно приподнимается и чья-то громоздкая, черная, согнутая фигура вылезает из-под пола. Хотя сердце ее заколотилось, она не вскрикнула, словно этот человек был лишь продолжением ее безмерного, предсмертного состояния. В то же мгновение, червивое, в дырах пространство скомкалось в Лидиных глазах и молниеносно вошло в эту фигуру, которая теперь осталась единственной концентрацией Лидинькиной агонии, одна в комнате. Федор, словно прячась от самого себя, подошел к постели и сел на стул. - Попасть надо в точку, попасть, - думал он. - Чтоб охватить душу. Омыть. Только: когда смерть... смерть, самое главное, - и он тревожно, но с опустошением, взглянул на Лидиньку. Та смотрела на него ошалело-изумленно. - Не балуй, Лидинька, - тихо вымолвил Соннов, притронувшись к ее одеялке, - не дай Бог прирежу. Я ведь чудной. Поговорить надо. («Шатуны»)

Это - хаос. Из него рождается - сквозь Смерть - «Поговорить надо». Слово. Логос.

Федор рыл ход к Фомичевчым.

Это Слово маньяка-убийцы («Вритра-хан», убивающий змея) и Слово философа, «Рачителя Мудрости».

«Бытие содержится в Божественном Ничто в своем непроявленном, скрытом, потенциальном состоянии, и Божественное "по ту сторону бытия" и Божественном.

Бытие составляют Метафизически Единое, образуя одну и ту же "природу" Бога. Ибо в Боге нет дуализма, а, напротив, метафизическое единство. Он един по своей "Сути".

Бытие есть то, что тем или другим путем знает о себе - ибо даже ощущение является знанием о себе. Очевидно, что полностью мертвого, бессознательного на сто процентов бытия не может существовать как бытия, ибо то, что абсолютно мертво, не знает о себе и не есть бытие. Вместе с тем в Бездне, в транс-тьме принципа самосоотнесенности (принципа бытия) не существует. Все как бы становится потусторонним самому себе. Эта полная потусторонность по отношению к самому себе (абсолютное отсутствие имманентности) и означает, кроме прочего, отсутствие бытия, и она определяет новый принцип, принцип Ночи.

Однако, если говорить об общих мотивах, т. е. "почему" бессмертное Я "хочет" уйти в Ночь, то это может быть вызвано также особым посвящением, которое открывает "Глаз в Бездну" и дает потребность в истинно-трансцендентной жизни, разрушающей прежние принципы, основанные на идее реализации…

Остается теперь сказать несколько слов о том парадоксальном существе, которое вступает в "контакт" с Бездной, т. е. о существе Последней доктрины (которое может быть в некоторых случаях "человеком" - конечно, только с внешней стороны). Это "существо" одновременно включает в себя и абсолютную полноту, и абсолютную лишенность, и волю к "смерти", и безмертие, и вечную самосохранность, и риск "самоуничтожения", и абсолютный нарциссизм, и попытку выйти за Себя, и Бога, и "Анти-Бога" - это "существо" подлинный парадокс парадоксов, и даже сам факт его существования может быть как бы поставлен под вопрос, ибо в своем важнейшем аспекте оно выходит за пределы Реальности, за пределы мира Абсолюта. О большем трудно говорить, ибо Последняя доктрина не продолжает Традицию, а оставляет ее, сохраняя в то же время ее, но где-то в стороне как первый инеобходимый этап… («Судьба Бытия»)

Через Слово-Логос Мамлеев «выходит» к Христианству, Православию, каковое для него (прошедшего к тому же совершенно профессиональное, академическое изучение индийской ведической философии) есть выстраданная судьба России и ея Призвание.

В основе мамлеевского «Русского Христианства» ( не как догматической религии, а как «Богомировоззрения» ) -знаменитые есенинские строки:

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою

Сам Мамлеев понимает это таким образом:

Россия здесь и цель, и осуществленная реальность одновременно: в ее видимом бытии есть, кажется, вся ее тайна, не нуждающаяся в какой-либо исторической реализации, ее надо только видеть, понять, а с другой стороны, в ней видится нечто иное, что не под силу никакой истории, о чем можно говорить только в терминах космологической реализации, в терминах Вечной России». А «…во Вселенной должны существовать аналоги «земной» России. Обобщая, вот эту Россию мы и будем называть Космологической Россией (или Космологическими Россиями, вариациями Космологической России)

«Зазор» между есенинским стихотворением и собственно Христианством, особенно ранним, апостольско-керигматическим, вселенским, аскетическо-левым очевиден. Это Русское Христианство. Но если оно перестанет быть таковым, оно перестанет быть вообще, и как Христианство тоже. Так горбачевский «чистый социализм», пережитый Мамлееевым в его собственной судьбе, перестал и быть социализмом, и быть.

Убедителен ли Мамлеев - историософ, Мамлеев = идеолог ? Наконец, как христианин? Да, убедителен потому что Хаос у него в конечном счете на стороне Логоса (как у Достоевского, Тютчева…)

Но - при этом - вновь - «Новогоднее»

Сколько раз на школьном табурете: Что за горы там? Какие реки? Хороши ландшафты без туристов? Не ошиблась, Райнер — рай — гористый, Грозовой? Не притязаний вдовьих — Не один ведь рай, над ним другой ведь Рай? Террасами? Сужу по Татрам — Рай не может не амфитеатром Быть. (А занавес над кем-то спущен… ) Не ошиблась, Райнер, Бог — растущий Баобаб? Не Золотой Людовик— Не один ведь Бог? Над ним другой ведь Бог?

Это может быть понято только через Того, Кто именуется у св. Дионисия Ареопагита как HYPERTHEOS апофатического богословия. А историческая судьба России выступает как ея катафатическая судьба.

В калом-то смысде можно относить «систему» Мамлеева к описанному в книге А. Г. Дугина «Мартин Хайдеггер: последний бог» (М, 2913) «открытому платонизму»

В семидесятые годы прошлого века советский философ Эвальд Васильевич Ильенков ((1924-1979) предпринял попытку создать на основе «марксизма-ленинизма» своеобразный советский «закрытый платонизм», более близкий к самому Платону. Сам марксизм для Ильенкова, конечно, как и для всей советской философии - язык, он выбран как неизбежность - мог быть и другой. Место же платоновской «Идеи Блага», закрывшей у Платона Бытие Сущим, у Ильенкова занял «Мыслящий разум».

"Формы более высокоорганизованной, чем мыслящий мозг, не только не знает наука, но и философия принципиально не может допустить даже в качестве возможного, ибо это допущение делает невозможной самое философию - писал Ильенков в «Космологии духа» - Путь далее «вверх» исключен. Мыслящая материя мозга, формой движения которой является мышление, есть абсолютно высший и непереходимый предел поступательного развития» Русский философ Ильенков оказался заложником не только Платона, но и ветхозаветной теологии (при личном отрицании религий). «Мыслящий разум» лишь «дает начало процессу обратного возрождения умирающих миров в форму раскаленной туманности». «Гераклитов огонь» - вне «гераклитова логоса»…

Эвальд Васильевич Ильенков покончил с собой, перерезав себе горло сапожным ножом. «Кто смел себя убить, тайну обмана узнал. Дальше нет свободы» - строго по Кириллову из «Бесов»… В каком-то смысле судьба его (как и философия) противоположна судьбе Юрия Витальевича Мамлеева, ушедшего путем всея земли.

Две русские судьбы.

Возвращаясь к «русофобии». По сути то же самое - в зеркальном отражении «антисемитизма» Благодушные еврейские либералы готовы предоставить своим «юристам и экономистам» «воспитание» русских . Получается плоский и унылый (в отличии от Широпаева) русский либерал и русофоб Витя Ерофеев. А русские патриоты ратуют за «ассимиляцию» - коммунистическую или православную. Получаются или Кобзон, или Пастернак.

Друг друга отражают зеркала,

Взаимно искажая отраженья

(Г. Иванов)

А между тем…

Преподобный Серафим Саровский говорил Мотовилову, что есть только два народа исторической судьбы - Русские (Преподобный сказал «Славяне») и Евреи.

Поэтому…

И …


НО

Евреям в «линейной» истории оставлены хотя бы 144 тысячи девственников Апокалипсиса. Нам, русским , не оставлено даже этого. У нас «экспроприировали» наше Его же Царствию несть конца. Нам не оставлено ничего.

Но именно в этом и есть наше пред евреями (и уж тем более пред «положительными народами» ) преимущество.

Наша «мамлеевщина»

Видны какие-то мрачные сгустки тревожащей однозначности… Это безсмысленный хаос человеческой памяти, темный, как грозовая тяжелая туча, плывет мимо моей души… Теперь-то я могу сказать вам все. Здесь нечего искать разгадки мира или общения с Богом. Здесь все так же глухо заколочено, как и в земном мире. И та же странная иррациональная воля, только еще более оголенная, ведет вас к концу... Нет милых частностей, запаха цветов, плеска воды... Все обнажено и подчинено всеобщему. Я еще могу продолжать мой рассказ, но скоро наступит и мой черед... Так же как на земле постепенно распадается на части и растворяется в окружающем наш труп, так же и здесь распадается душа. Разваливается, как гниющий череп... Память, воображение, мышление, воля... Взятые по отдельности, они не представляют духовной жизни, так же как оторванные куски тела только напоминают о некогда жившем человеке... А нас уже нет... Хе-хе... Сейчас со стороны мне даже интересно наблюдать, как распадается человеческая душа... Как будто присутствуешь при конце света... А скоро наступит и моя гибель, ибо, разделенный, я потеряю себя... («Яма»)

Никаких иллюзий. Делай, что должен, и будь что будет.

Точнее, чего не будет.

То, что делает ( ?) шатун Федор Соннов, и то, что (не) делает - «философ» суть одно и то же.

Это убьет то.



http://evrazia.org/article/2755

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments