ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ (karpets) wrote,
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
karpets

Categories:

Моя колонка в "Завтра"

«Битва  за  историю»


ГАРИ  СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ


Петербургское  издательство  Quadrivium  опубликовало  ( вслед  за   двухтомником  материалов  Соборов  1666-1667 гг)  «Соловецкий  архив» -    собрание  документов  т.н.  Соловнцкого  сидения 1668-1676 гг  -  противостояния  иноков  Соловецкой обители  и  войск  Царя Алексея  Михайловича,  приведшего  к мученической  смерти  ревнителей  древлего  благочестия.  Составитель  -  Т.Г.Сидаш, редактор  -  К. Я.Кожурин.



Издание  содержит  исторические  материалы,  вероучительные  и  литературные  памятники,  материалы  следствия.  грамоты  и  многое  другое…  Среди  них  есть  «смыслообразующие»: назовем  прежде  всего  произведения  священнодиакона  Игнатия  Соловецкого, сгоревшего  в 1687 г.   в    Палеостровской  гари. 

Напомним.  Радикально  переосмысливая  -  через  изменение  в  Символе  веры  несть  конца на  не  будет  конца -  никонианство  «вводит западный  историал».  Однако  если   еще  даже  на  Соборах  1666-1667 гг  все  было   возможно  «приостановить»,  то  после  Соловецкого  мученичества  путь  открылся  необратимый. Речь  идет  об  одном  и  том же  -  повсюду -   быстром  «перепрограммировании  всего». Церковная  реформа  Никона следует  за календарными  реформами  в  Европе и   совпадает  с  провозглашением  «идеи  прогресса»,  которая,  как  указывал  Ален  де  Бенуа, была там приблизительно к 1680г.   Это  было  первым  провозголашением  пути  к  «глобальному  миру»,  а  России  оставалось  теперь  только к  нему  присоединиться.

Можно в  известном  смысле  проводить  параллель  между  «расстрелом  Соловков»  и   расстрелом  Дома  Советов  в  1993  году -  две фиксация  необратимого  движения  по  одному   пути, и  самое  страшное  -  предопределенному   самим Христианством,  о  чем    и   писал  Игнатий  Соловецкий. ”Черный  диакон»  видит  .эту  черную  тень в  замене  никоновыми  реформаторами  титла  «Исус Христос Царь  Славы»  на  «пилатов  титл»  «Иисус Назарянин  Царь  Иудейский».  Есть  два  Христианства  (как  позже,  в  двадцатом  веке,  будет  два  социализма)

«Сию же титлу ныне новыя злыя еретицы воздвигоша. Зане яже в то время и Нафанаил законник, егда не хотящи воспроповеда ко Христу идущи, равви ты еси царь израилев. обаче аще и тако возгласи рек, но самем Спасителем не ублажися, но паче и поношен бысть, яко боговиднаго ради слова Христова, аще сыном Божиим и проповеда, но то аки бы добродетели ради и по благодати. плотскаго же ради смотрения, человеком равна Христа света помышляет, а не Творца всех и Бога прославляет, и царем израилевым нарицает, а не всех Царя славит. того ради и Спаситель свет наш Христос истинный, истинный по существу Сын Божий, и Сын девичь быв <…> егда славою своею великою прославися, и седит одесную Отеческия славы Божества в небесных. а не в Назарете соводворяяся яко же и прежде.<…>. Нынешнии же еретицы тое вину объявляют, и тако веруют, якоже и древнии жидове. пишут Исус назарянин царь июдейский, а не всей твари Царь».  



На  этом  Игнатий  не  останавливается.  Введение  в  Православие  «июдейского  историала»  он  прямо  отождествляет  с  фигурой  антихриста,  причем  на  основе  видимого  «двойничества» -  «Лев  Христос,  Лев  и  антихрист»,  по  слову св. Ипполита  Римского. «Яко  Исус  несть  Христос,  еже  есть  всея  твари  не  Царь  Славы,  но  июдейский  царь  - той  есть  антихрист»  -  разъясняет    Игнатий.

Приведем  в связи  с этим   комментарий Т.Г.Сидаша: “Имя этот  -  то  общее,  что  нсть  у  образа и  первообраза.  Соответственно  надпись  на  кресте  может  быть  только   «Царь  Славы» <…>  “Царь  Иудейский» -  есть  то,  что  именует  ложное  римско-иудейское  представление  об Иисусе,  а не  действительность. Икона должна  изображать  истинно  сущее,  а  не  кажущееся <…> Историческое  есть  кажущееся,  поклоняться  кажущемуся -  значит поклоняться отцу  всякой  кажимости  и  лжи”.

Более  спорным  с  точки  зрения  догматики  выглядит  некоторое  склонение  Игнатия  к  известному теологумену  о  «Непорочном  зачатии  Божией  Матери». Напомним:  в  XVII веке  эту  идею  разделяли  как  некоторые  новообрядцы  (Димитрий  Ростовский),  так  и  некоторые  старообрядцы ( о.Никита  Добрынин).  Т.Сидаш  считает,  что  «Игнатий  принимает  западное  учение о  непорочном  зачатии Девы Марии в  самом  строгом  католическом  смысле  слова,  т.е.  признает,  что  от  рождения  и до смерти Богорордица  была  лишена  как  первородного,  так  и личного  греха».  Да,  Игнатий  действительно  писал  так.  Однако  он  же  и  разъяснял:  «Аще  и  от  Иоакима,  обаче, якоже  Церковь  исповедует  тогдашним  кондаком  Аннино зачатие,  бывшее  по  Бозе. И  аще  по  Бозе,  то  кроме  всякого  порока  греховннаго.  И  скверны  ни  единыя  не  бысть  причастно  Прснодевы  зачатие».  То есть,  в  отличии  от  католиков  и  Димитрия  Ростовского,  Игнатий  не  «акцентировал  внимания»  на  «скверну»  в  супружестве: существенная  разница  при  формальной  схожести.   Игнатий  скорее  обращает  внимание  на  Предвечность  Пресвятой  Девы,  ”честнейшей  херувим  и  славнейшей  воистину  серафим»,  также  «изымая»  Ее  из  «римско-июдейского  историала»,  обреченного  и  обрученного  антихристу…



Разумеется,  все  это  лишь  малая  часть  «соловецкого  наследия».


http://zavtra.ru/content/view/bitva-za-istoriyu-145/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments