ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ (karpets) wrote,
ВЛАДИМИР ИГОРЕВИЧ КАРПЕЦ
karpets

Categories:

Танец смерти

Оригинал взят у rosh_mosoh в Танец смерти

Ассасины практиковали каббалистические методы управления своими последователями и завоевание окружающих народов посредством кровавого ритуального террора в отношении их правящей элиты, идеологическим обоснованием которого являлась каббалистическая идея о переходе властной харизмы ее обладателя в пользу заказчика ритуального убийства.
Идеи каббалы о захвате мировой власти посредством ритуальных убийств представляют собой теоретическое обоснование и практическое развитие обычной военной магии древности с ее институтом кровной мести и ритуальным употреблением крови убитых врагов. Учение о каббалистическом смысле ритуальных убийств ясно излагается в еврейской каббалистической книге «Эц Хаим»: «Всякое животное сохраняет посредством жизни известную частицу святости Всевышнего. А человек, кто бы он ни был, сохраняет этой святости при жизни более, нежели животное. Когда заколешь животное, тогда отходит от него тень святости и обращается в пользу того, кто в снедь это животное употребляет; но пока тень жизни от животного еще не отошла совсем, то сохраняющаяся в нем известная частица святости запрещает нам употреблять его в пищу. Так сказано в Писании и о человеке Числ. 14, 9: «Они нам в снедь, отошла от них тень их». Сие показывает нам намеками, что, так как в них нет уже более той частицы святости, то они, как заколотые животные или хлеб, в снедь нам предоставлены, посему и сказано Числ. 23, 23: «Сие людие (народ израильский) не уснет дондеже снест лов и кровь посеченных испиет»; и сие намекает на людей, не сохраняющих в себе святости свыше. Из всего оного мы заключаем, что убиением и питием крови гоя неверного умножается святость Израиля или евреев» (В кн. Т. И. Буткевич, О смысле и значении кровавых жертвоприношений, в кн. Кровь в верованиях и суевериях человечества, СПб, 1995, с. 280).
Войны древности и Нового времени, происходившие в традиционных обществах, имели откровенно ритуальные цели и смысл. Огромные усилия идеологических спецслужб и пропагандистских ведомств направлены сегодня на то, чтобы скрыть от человечества ритуальный, кровопийственный характер современной войны. «В некоторых примитивных обществах главной целью войны было заполучить живых пленников, чтобы потом бросить их в котел. Известно достаточно случаев, когда крайняя нужда заставляла людей питаться человеческим мясом, однако они не имеют ничего общего с войной. Исторически большинство племен, которые практиковали каннибализм на регулярной основе, делали это не из-за голода; а сама эта мысль, когда ее затрагивали антропологи, зачастую встречала лишь насмешки. Куда бы мы ни посмотрели - на Бразилию ли доколумбовой эпохи, Дагомею XVIII в. или острова Фиджи в XIX столетии, - убитых воинов не съедали немедленно, то же относится и к пленникам. Вместо этого они должны были играть роль «основного блюда» в празднествах, посвященных победе. В той степени, в какой эти празднования вообще имели под собой рациональные основания, последние часто состояли в желании победителей приобрести качества убитого врага, такие, как храбрость. И в Дагомее, и на островах Фиджи этот ход мысли привел к тому, что в случаях, когда пленник не отличался храбростью, устраивали сложные обряды с целью наделить его этим качеством.
Главной целью, ради которой воевали представители высокоразвитых цивилизаций Центральной Америки, позже уничтоженных Кортесом, тоже были пленники, которых брали в огромных количествах. Однако в этом случае пленников ожидала иная судьба, нежели быть зажаренными на костре. Вместо этого их использовали - если такая фраза уместна, поскольку, по всей видимости, все происходило не без их содействия - в жертвоприношениях. Кровь их сердец должна была оплодотворить и обновить Вселенную. Чем храбрее был пленник, тем более он был ценен. Особенно выдающихся держали живыми до одного года, с ними хорошо обращались и одновременно подвергали сложным ритуалам, целью которых было подготовить плененных к предназначенной для них роли. Сами жертвоприношения носили ритуальный характер, их значимость зависела от того, какому богу предназначалась жертва. На жертвоприношения главным богам собиралось огромное число народу, они сопровождались такой пышностью и торжественностью, какую только могли обеспечить эти общества. Акт жертвоприношения был настолько важен для выживания общества, что в отсутствие обычных конфликтов устраивались особые «цветочные войны», во время которых знатные ацтеки сражались друг с другом ради того, чтобы определить будущую жертву. Даже столкнувшись с европейцами, индейцы больше старались пленить своих противников, нежели их убить, - считается, что этот факт сыграл определенную роль в гибели этих аборигенных народностей» (М. ван Кревельд, Трансформация войны, М., 2005, с.227-228).
Загипнотизированному медийными средствами современному читателю трудно представить, что поедание плоти и крови врагов есть не священное предание древности, а вкорененный в современном еврействе «застарелый порок людоедства», по выражению проф. И.А.Сикорского, который в заключении «Экспертизы по делу об убийстве Андрюши Ющинского» пишет: «Из исторического очерка ритуальных убийств и из вердикта присяжных в Киеве об убийстве Ющинского (…) открывшаяся истина принесла с собою некоторые ценные выводы, которые имеют тем более значения, что добыты великим трудом, долгим временем и победою над вековой техникой утаивания и скрывания, которые успели подняться на высоту унаследованной инстинктивной традиции. Выяснилось, что в действительности существует не кровавый навет на евреев, но кровавый пережиток у евреев. Последнее с ясностью и очевидностью в недавнее время снова подтверждено английским историком Фрэзерoм, а свежий факт убийства Ющинского, совершенный во всем объеме расовой и этнической обстановки, показал, что ритуальный пережиток убийства чужих детей («иноплеменных»), до того глубоко вкоренен в недрах расы, что не встречает ни противодействия, ни протеста, но с единодушным упорством замалчивается и отрицается, таясь в памяти расы, как живучее проклятие, как ядовитая язва, наводящая ужас на все человечество и отравляющая национальную душу еврейской расы» ( в кн.: Русская расовая теория до 1917 года, под ред.В.Б. Авдеева, СПб.,2002,с.335).
Переход харизмы убитого врага в пользу убийцы получает отражение в практике изменения или присвоения нового имени убийце, свидетельствующей о установлении кровной связи последнего с убитым.
М. Ходжсон сообщает о соответствующей практике ассасинов: «Тех кто убил аббасидского халифа Мустаршида их товарищи-единоверцы называли «аббасидами» - образцы таких прозвищ можно найти еще в Древнем Риме (Сципион Африканский и др.)» (М. Ходжсон, Орден ассасинов, СПб, 2004, с. 123).
Обычай именословной инверсии существовал и у евреев, как явствует из Священного Писания. Иаков, боровшийся с Богом, получил имя Израиль-Богоборец, а судья Гедеон, разрушивший жертвенник Ваала, - противник Ваала, Иероваал.
Есть указания на то, что подобный обычай бытовал и у горцев Кавказа.
А. Келиматов пишет: «Даже в нынешней Чечне мы встречаем мужчин по имени Сипсо, названных в честь казачьего атамана генерала Слепцова, или Паскоч – в честь царского генерала Паскевича» (А.Келиматов, Чечня: в когтях дьявола или на пути к самоуничтожению, М.,2003, с.186).
Генерал Слепцов был смертельно ранен в одном из сражений Кавказской войны.
Из истории известны многочисленные случаи, указывающие на факт присвоения воинской харизмы убитого, которая должна была распределяться, по-видимому, как обычная военная добыча в соответствии с иерархическим статусом победителей. В «Хронике первых четырех Валуа», источнике XV в., описывается история одного французского солдата, происходившего из низшего сословия, который во время сражения убил графа Сен-Пола. Вместо того чтобы быть награжденным своими командирами, он тут же был ими повешен.
Источники свидетельствуют о непосредственном участии, которое принимали этнические иудеи в мессианических военно-политических операциях ассасинов.
«Вениамин Тудельский, прибывший в Багдад в 1163 г., слышал об исмаилитах, расположившихся в горах (…), там проживали четыре иудейские общины, присоединившиеся к еретикам и участвовавшие в их действиях» (Ходжсон, с.105).
Вот какая оценка дается этим событиям в еврейской каббалистической книге «Зогар»: «Во дни рабби Иосси, засели в горах евреи-разбойники вместе с разбойниками «народов земли». Когда им попадался кто-либо, спрашивали: как тебя зовут? Если он оказывался иудеем, отпускали его, - если же оказывался инородцем, убивали. И сказал р. Иосси: «за все это узрели они счастье будущего века» (Зогар – I, 118, а) (в кн. «Тайна крови» у евреев, Экспертиза И. Е. Пранайтиса, СПб 1913, с. 21).
Под «народами земли» здесь вероятнее всего подразумеваются члены секты исмаилитов –ассасины .
Столицей горных владений ассасинов была крепость «Аламут» - «орлиное гнездо» или «гнездо смерти», которая представляла собой настоящее разбойничье логово, обитатели которого занимались исключительно угоном скота, захватом людей с целью получения выкупа, заказными политическими и ритуальными убийствами и обладали общей казной или «общаком» (М. Ходжсон, с.127), как и современные чеченские горцы.
Применение массового террора в отношении подданных своего государства как средства давления на политическое руководство, поддерживающего требования сепаратистски настроенной части населения о праве на самоопределение, впервые описывается в Библии в книге «Исход» и с тех пор является излюбленным оружием иудейского рассеяния в отношении окружающих народов. «Бысть же в полунощи и Господь порази всякого первенца от земли Египетстей (…) и бысть вопль по всей земли Египетстей, ибо не бысть дом, в нем же не бе мертвеца» (Исх. 12, 29-31).
Дело о ритуальном убийстве евреями Андрюши Ющинского в Киеве в 1911 году или так называемое «дело Бейлиса», показавшее всему христианскому миру необыкновенную криминальную сплоченность талмудического <...>, могло быть осмыслено только по прошествии столетия на фоне чекистского кровавого террора 20-х годов и скоординированного уничтожения заложников в последней чеченской войне как случай применения криминальных управленческих технологий, основанных на идеях и практике каббалы, и возвращающихся к библейскому архетипу: «И рече Господь к Моисею: се, дах тя бога фараону (…), ты возглаголеши ему вся, елика тебе заповедаю (…), и не послушает фараон, и возложу руку Мою на Египет и изведу с силою Моею люди Моя сыны Израилевы от земли Египетския, со отмщением великим» (Исх. 7, 1-4).
В конкретной исторической ситуации Русский Царь, президент или премьер-министр представляют собой фараона, а <...>  могель или чеченский террорист играют роль Моисея, угрожающего казнями египетскими.
Основной специализацией ассасинов, отразившейся в названии этой секты, являлась монополия на производство и распространение гашиша, а также использование этого наркотика при специальной подготовке членов секты к совершению заказных убийств. По другой этимологической версии название «ассасины» происходит от корня «аssir»- кровь, то есть, кровавые, кровопийцы.
Наличие специальной психофизической подготовки, основанной на использовании наркотических препаратов и постгипнотическом внушении, нельзя не заметить и у современных чеченских «шахидов», т.е. «жертвующих собой», «смертников», или «фидаи», как называли убийц-ассасинов и в новое время вообще революционеров-террористов в мусульманских странах Востока.
Множество свидетелей говорят об употреблении чеченскими террористами наркотиков (в Буденновске, Первомайске, Беслане) в качестве психостимулирующего средства. Однако, по замечанию исследователей, применение психотропных средств в стрессовых ситуациях длительного действия (захват, удержание и уничтожение заложников, участие в вооруженном конфликте) в качестве психостимуляторов малоэффективно, и даже небезопасно. И если нельзя отрицать применения наркосредств террористами как установленного факта, то необходимо сделать предположение, что допускаемое рядовым составом употребление наркотиков заменяется у руководителей террористической операции препаратами крови, сенсибилизированной к наркотическому веществу и исключающей возникновение нежелательных побочных эффектов, что подтверждается кровавой практикой ЧК-ГПУ- НКВД 20-х годов.
В журнале «Молодая гвардия» (А. Виноградов, «Бойня», Молодая гвардия, № 11. 1990) опубликована статья А.Виноградова под названием «Бойня», рассказывающая о действиях Чека, в которой цитируется документ-воспоминание перебежчика, сообщающего о практике употребления человеческой крови наряду со спиртом и кокаином, как средства для снятия нервных напряжений, возникающих вследствие непрерывных массовых кровавых расправ над людьми. Слова очевидца: Один из палачей харьковской чеки говорил: «...мучился, да товарищ научил выпить стакан крови. Выпил, сердце как каменным стало» (Архив русской революции, Берлин, 1922, т. 6, 338).
Бывший чекист Г. Агабеков упоминает в своих мемуарах, написанных зарубежом, главаря туркестанской чека— Бокия, о котором десять лет спустя после его кровавых преступлений говорили в Ташкенте, что «он любил питаться сырым мясом и пить свежую человеческую кровь» ( Собеседник. № 287, с. 13).
Современник Кавказской войны XIX века свидетельствует о повадках чеченцев: «Чеченцы с гиком кидались в середину колонны. Начиналась ужасная резня (…). Кровь опьяняла их, омрачала рассудок, глаза их загорались фосфорическим блеском, движения становились ловки и быстры. Такими они становились по рассказам очевидцев, во время резни в Ичкеринских лесах, и такими являлись всегда, когда имели дело со слабыми, расстроенными командами или с одиночными людьми. Таким образом, чеченцы являлись, в сущности, не воинами в обыкновенном смысле этого слова, а просто разбойниками, варварами, действовавшими на войне приемами жестоких и хищных дикарей. Кто-то справедливо заметил, что в типе чеченца, в его нравственном облике, - есть нечто, напоминающее волка. И это верно уже потому, что чеченцы в своих легендах и песнях любят сравнивать героев именно с волками, которые им хорошо известны» («Кавказские войны», СПб, 1885, с.65-84).
В книге Г.А. Тагиева «Ингуши и чеченцы в семье народностей Терской области» приводится множество случаев преступлений чеченцев, совершенных в отношении русского населения в дореволюционной России, которые носят ритуальный (иудейский) антихристианский характер.
«Сожгли возвращавшихся с нефтяных промыслов двух парней, причем, сложив крестом их трупы; оба прострелены общею пулею. Близ хутора Васильева, на земле аула Шама-Юрт, убиты два казака (станицы Калиновской и Савельевской), 16-летняя девица и 10-летний мальчик, которые все брошены в зажженный стог и сожжены. Мальчик, как видно, горел даже живым; а, может быть, и остальные. Потому что в нескольких саженях от стога, на земле найдены были выпавшие из горевшего бешмета крючки и кучка обгоревших, склеившихся в ком, семечек, бывших в кармане мальчика. По-видимому, горевший выскочил из огня, но, отбежав, упал, продолжая гореть, и был снова брошен в костер злодеями. Трупик его найден в стогу вместе с остальными трупами. Казак ст. Тарской Егор Гусаков был в лесу распят ингушами и расстрелян. Той же станицы казака Димитрия Михайлова изранили кинжалами и подожгли. Одного казака ст. Петропавловской, везшего в город Грозный воз помидоров, заставили танцевать на возу.- Ну, танцевай твоя! И наставили винтовки. И танцевал горемычный казак, пока из помидоров сок потек».
Еще больше случаев ритуальных изуверств дает последняя чеченская война.
В 1995 году на Пасху в чеченском селении с говорящим названием Гойское были распяты на крестах трое российских военнослужащих. Чтобы снять тела висевших над чеченскими позициями русских воинов, была предпринята атака, в которой погибло еще несколько бойцов.
На чеченской войне, среди войск спецназа, куда отбирают лучших из лучших, как и в белых частях, познакомившихся с повадками красных комиссаров, действует «одно непреложное правило - не оставлять тела погибших врагам» (Рассказы о чеченской войне, М., 2004, с.203).
Какая невысказанная угроза - от кощунственного надругательства над останками до донорской выемки органов для трансплантации и ритуальной антропофагии - стоит за желанием во что бы то ни стало, даже ценою собственной жизни «поднять» тело павшего товарища?
Мертвых выносят с поля боя наравне с ранеными. «Боевые раны - не только шрамы на теле…». Участникам чеченской войны «была известна горькая правда ученых, что ранение остается в генетической памяти последующих поколений, в нарушении имунной системы детей, правнуков» (Рассказы…, с.338).
А к каким последствиям для живых, для генофонда воюющей страны, может быть, неизвестным «ученым», но испокон веков открытым мудрецам талмуда, красным комиссарам и чеченским бандитам, приводят ритуальные увечья на телах оставленных на поле боя павших бойцов?
А.Артамонов приводит сведения о кощунственном магическом использовании (которое он почему-то называет почитанием) останков убитых врагов. «Тело Абд-ар-Рахмана (арабского полководца, убитого в бою) хазары поместили в большом сосуде и сохраняли в нем; они полагали, что с его помощью можно вызвать дождь и засуху и обеспечить победу в войне. Сведения о почитании хазарами тела убитого врага едва ли вымышленные. Такое почитание близко напоминает сходные обычаи, согласно которым могущественный враг после смерти наделяется магической силой и служит обладателям его останков. Оригинальным здесь является только хранение тела убитого врага в сосуде, вероятно, в законсервированном виде» (Артамонов, с.250).
Он же сообщает об использовании хазарами в битве с арабами головы убитого ими предводителя арабов Дарраха, насаженной на пику в качестве военного трофея для их устрашения (Артамонов, с.297).
В 1999 году в селе Тухчар погибли шестеро российских военнопленных.
«Кровь умученных воинов ваххабиты зачем-то собирали в трехлитровую стеклянную банку. Ради магических целей или чтобы устрашить тухчарцев- парализовать их волю к сопротивлению?» (Рассказы…, с.311).
На протяжении нескольких месяцев, выслушивая объявления диктора в Московском метро, через которое за день проходят около миллиона человек, призывающего сдать для нескольких десятков раненых в результате теракта на Рижской донорскую кровь, городской обыватель невольно должен был придти к мысли о том, что увеличение добычи донорской крови едва ли не являлось одной из необъявленных целей террористов. По сообщениям прессы через считанные минуты после теракта медицинская машина для приема донорской крови стояла непосредственно возле станции метро «Рижская».
Вкус или предвкушение крови человеческой жертвы составляет мистическое переживание в ритуалах культа Ваала. «При служении этому идолу жрецы для привлечения его внимания и милости скакали кругом жертвенника и испускали громкие крики, а в особенных случаях кололи себя ножами и копьями» -сообщает Библейская Энциклопедия (с.102).
Кровавые ритуалы, поразительно напоминающие древнее поклонение Ваалу, много раз описаны очевидцами-участниками последней чеченской войны.
«Перед атаками боевики обязательно танцевали «Зикр» -свой мистический, настраивающий на бой танец. (Тот же ритуальный танец, но с другим названием «Суккот», исполнялся хасидами возле разрушенного танковыми залпами Белого дома – прим.). Потом, продолжая ритмично бить в ладони, быстрой, извивающейся змеей они выдвигались к высоте, а атаковали ее уже бешено воющими волками (…). При таком натиске самое главное -выстоять первые пять минут (…), откормленные свежей бараниной, выросшие в горах, натренированные моджахеды атаковали девятнадцатилетних разведчиков из 205-й мотострелковой бригады федеральных сил, подражая волкам, натурально воя, чтобы устрашить, сломить психику российских юношей, не зная истории или забывая, чьи внуки, правнуки и праправнуки ждут их на высоте…» (Рассказы…, с.249).
По свидетельству историков, с волчьим воем совершали свои внезапные набеги хазары еще во времена Святослава. В житии св. Кирилла, апостола славян, рассказывается о нападении на его миссию отряда хазар, которые скакали, «воя, как волки».


Николай Козлов
Subscribe

  • Поэма

    ТОРЖЕСТВО ДИАЛЕКТИКИ ( ПОЭМА) окончание + + + Быленкова печатали все меньше Почета знак ? И с этим был обвал. Но почему ? ведь Арвид Яныч…

  • Поэма

    ТОРЖЕСТВО ДИАЛЕКТИКИ ПОЭМА Спросите хоть у старого эвенка, Хоть у младой китаянки Ван-Ван, Кем ьыл Владлен Васильнвч Быленков –…

  • СВЕТЛОЕ ХРИСТОВО ВОСКРЕСЕНIЕ

    ХРИСТОСЪ ВОСКРЕСЕ ИЗЪ МЕРТВЫХЪ, СМЕРТI Ю НА СМЕРТЬ НАСТУПИ, И ГРОБНЫМЪ ЖИВОТЪ ДАРОВА

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments