?

Log in

No account? Create an account
 
 
06 November 2014 @ 08:17 pm
Имя Христово  
Оригинал взят у rosh_mosoh в Имя Христово
Согласно учению Св. Церкви имя христианина, как и образ знамения Креста есть священная печать, полагаемая на словесное естество человека, или его душу в знак соединения с Творцом, имя Которого носит на себе человек как Его творение, удостоенное высшей чести всыновления своему Создателю.
На языке Св. Писания коренное значение слова имя — (тем-евр., онома -греч.), знамение, знак и употребляется в значении имени Божия, божественного наименования без всяких дальнейших определений, заменяя неизреченную божественную тетраграмму (Лев. 24, 11-16).
Созданный по образу и подобию Божию человек получил имя как знак, знамение божественного подобия. «Все христианские праведники стали таковыми ради имени Господа Иисуса и лишь через Него сами имеют для нас священное имя. Все они святы собственно во Христе и мы нарицаемся их именами ввиду соучастия в имени Христовом. Таким образом христианские имена употребляются у нас исключительно в качестве Христовых, получающих свою священность по отражению имени Христова и по неразрывности с Ним» (П. Н. Глубоковский, О «праве» евреев именоваться христианскими именами, СПб, 1911 г., с. 24).
В молитве, читаемой по Уставу Церкви в восьмой день по рождении младенца «во еже назнаменати отроча, приемлющее имя», содержащей между прочим прошение ко Господу, возносимое священником, «не отреченну пребыти имени Твоему святому на нем» и сохранить «печать нерушиму», т. е. нареченное младенцу имя православного святого при назнаменовании чела, уст и персей его пред вратами храма образом креста, находит выражение то едва ли не догматическое убеждение Церкви Православной, что отречение от христианского имени есть отречение от Самого Христа.
Насколько высокую цену имеет имя человека, говорит Св. Писание: «Пецыся о имени: то бо ти пребывает паче тысящ великих сокровищ злата» (Сир. 31, 13). А также: «Благо имя паче елея блага» (Еккл. 7, 1), где под елеем благим или драгоценным мирром разумеется посредством действующей в Церкви благодати Св. Духа освященное вещество Таинств.
«Мухи умершыя сгнояют елея сладость» (Еккл. 10, 1), — говорит Премудрость. По Уставу Церкви нечистые животные - мышь, крыса или насекомое, попавшие в сосуд с вином или елеем и согнившие в нем, делают вещество Таинства непригодным к употреблению.
Считаются оскверненными и требуют переосвящения алтарь храма и священные сосуды, использовавшиеся еретиками, а также, когда без совершения какого-либо обряда, еретики только вносят в храм мертвецов своих.
Оскверняет храм и нечистое животное, если родит в нем или умрет (еп. Вениамин, Новая Скрижаль).
С такой же требовательностью, как к чистоте святого места и вещества Таинств, подходит Церковь и к соблюдению имен, даваемых ее членам при Крещении, согласно Месяцеслову, в который входят только имена святых Православной Церкви.
«Нельзя одобрить тех, -говорит «Настольная книга для священно-церковно-служителей», -которые в знак пренебрежения к кому-либо произносят его имя в уменьшительно-порицательном виде, также тех, которые христианские имена присвояют животным, и, наконец, тех, которые кажущиеся им неблагозвучными по русскому произношению имена произносят или на иноземном языке или в искаженном виде» (прот. С.В. Булгаков, Настольная книга для священно-церковно-служителей, изд. МП, 1993, с. 955).
При тайносовершении и в молитвословиях Православной Церкви употребляются только полные календарные имена Православных святых в церковно-славянском написании.
Укоризна, наносимая святому имени, падает и на то Имя, Иже превыше всякого другого имени, которым освещаются всяческая.
Столь строгие требования Устава Церкви к именам ее членов, употребительным в Таинствах и молитвословиях, имеют основанием то, что, по смыслу Св. Писания, имя человека есть средство его общения с Богом. Сам Бог дает человеку имя и через призывание его имени привлекает к Богообщению. «Пастырь есть овцам (...) и овцы глас Его слышат и Своя овцы глашает по имени» (Ин. 10, 3).
Сам Господь не только давал имена ветхозаветным пророкам и параведникам, но и в Новом Завете повелением кесаря был записан в Римскую власть под именем Иисус, чтобы, по учению св. отцов, именем Своим освятить имена людей, верующих Рождеству Его.
«Когда единый Бог имел прекратить многобожие, прилично было и державствовать одному царю-кесарю. Вместе со всеми записывается и Христос. Господу и следовало записываться со вселенною, чтобы освятить записывающихся и упразднить рабство» (блаж. Феофилакт, Толк. на Евангелие от Луки, гл. 2, 1-4)
Обновление, освящение имен верных именем Христовым составляет Новый Завет человека с Богом. «Спасу я (...) и положу я имениты по всей земли» (Соф. 3, 19), - говорит Господь устами пророка о людях Своих. А о лишенных Богообщения говорит: «Не помяну имен их устнама Моима» (Пс. 15, 4), они «люди отверженные, люди без имени, отребье земли» (Иов. 30, 8). К ним, имея в виду тайну богооставления иудеев и наречение имени народа Божия, нового Израиля, людям христианским, устами пророка говорит Господь: «Оставите бо имя ваше в насыщение избранным Моим, вас же избиет Господь: работающим же Мне наречется имя новое» (Ис. 65, 15).
Согласно библейским представлениям данное Богом имя составляет генетическое наследование рода, его благословение или жребий. По числу имен разделена была земля обетованная в удел коленам Израилевым (Числ. 26, 52). Сохранение наследственного имени составляло основной предмет религиозных устремлений благочестивого еврея, «чтобы не изгладилось имя его во Израиле» (Вт. 25, 6).
Наречение языческих имен в избранном народе, по смыслу божественных повелений, приравнивалось к идолослужению. Давая землю иноплеменников в наследственный удел избранному народу, Господь повелевает, «имена богов их да не возименуются в вас, ниже да кленетеся ими, ниже да послужите им, ниже поклонитеся им» (Нав. 23, 7).
Иудейские раввины «в числе причин освобождения евреев из египетского рабства отмечали и ту, что тогда сохранили еврейские имена и не сменили их на египетские» (Глубоковский, с. 16).
Запечатление избранного народа именами чужих богов, или демонов, составляет, как видно из Св. Истории, истории Церкви и Апокалипсиса Иоанна Богослова, главную стратегическую цель дьявола, которая будет частично осуществлена во время явления сына погибельного, антихриста, который подобясь Сыну Божию, при Рождестве Своем записавшемуся в «именное даннословие» Римской Империи и вписанием Своего имени освятившему имена верных, также устроит свою налоговую перепись, во время которой, согласно Откровению, положит начертание свое и число имени своего всем живущим на земле, имена которых не вписаны в книге жизни (Ап. 13, 8), для чего как сам имеющий числовое имя шестьсот шестьдесят шесть присвоит и всем кланяющимся ему цифровые имена, чтобы сочетанием с его именем запечатлеть и осквернить вселенную.
Возводя к высшему значению повеление закона, запрещающее запрягать вместе чистое и нечистое животное и одеваться в одежду, сотканную из различных материалов: «Да не ореши юнцем и ослятем вкупе, ниже да облечешися в ризу разноличну от льна и волны вкупе ткану» (Вт. 22, 10-11), нельзя не усмотреть в прообразовательных и сеннообразных узаконениях Ветхого Завета указания на религиозную несовместимость возношения имен божественных и идольских, а в эсхатологической перспективе несовместимость ношения имен христианских с начертанием или числом имени антихриста, «зверя червлена исполнена имен хульных» (Ап. 17, 3), запечатлевающим цифровые компьютерные имена, присваиваемые всем живущим в ходе антихристовой налоговой переписи.
В Новом Завете религиозная несовместимость (каноническая и богослужебная) возношения имени Христова и приятия вместоименного налогового номера подтверждается Самим Господом: «Никтоже может двема господинома работати: либо единаго возлюбит, а другаго возненавидит, или единаго держится о друзем же нерадити начнет. Не можете Богу работати и мамоне» (Мф. 6, 24).
Под именем мамоны в широком смысле понимается всякое имущественное владение, состояние или богатство, а в узком религиозном смысле мамона -название семитского божества богатства (прот. Г. Дьяченко, Полный церковно- славянский словарь, М., 2001).
Св. Григорий Нисский считал его одним из имен дьявола Веельзевула. Или бога Талмуда, бога процентов, барыша и наживы, служение которому под разными именами — Мамоны, Гермеса или Меркурия — уже в древнем мире имело развитые формы религиозного поклонения, так, например, у римских купцов было в обычае перед совершением всякой сделки омывать руки в фонтане Меркурия, что, по их представлению, способствовало лучшему сокрытию обмана и всевозможных лукавых ухищрений, совершаемых ради получения прибыли, которые именно в талмуде превратились в наиболее целостную систему религиозного культа с тщательно разработанным кодексом религиозных предписаний и строгой культовой иерархией мудрецов и князей жидовства, подчинившей себе мировой банковский капитал и построенной на принципе взимания с адептов культа обязательного религиозного налога.
Само по себе богатство как таковое, находящееся в руках праведных людей, может служить орудием Божественного Промысла, источником благих дел, направленных к исполнению добродетели, хотя владение богатством и связано с разного рода искушениями, посылаемыми для испытания доброй воли богачей, как это видно из примера ветхозаветных праведников и благочестивых царей.
Господь осуждает не вообще владение богатством, а религиозные формы служения ему, то есть, такое отношение к богатству, которого требует Себе Единый Бог.
«Сего ради глаголю вам, — то есть, как будто именно последним христианам, стоящим перед необходимостью принятия антихристового цифрового имени ради возможности материального существования в обложенном антихристовым налогом, переименованном и исчисленном дьяволом мире, говорит Господь, — не пецытеся душею вашею, что ясте, или, что пиете, ни телом вашим, во что облечетеся, не душа ли болши есть пищи и тело одежди (...). Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его и сия вся приложатся вам» (Мф. 6, 25-33).
Каноническое положение Церкви Божией в последние времена перед воцарением антихриста в отступническом мире согласно Откровению св. Иоанна Богослова, будет таково, что для верных ее чад, не принявших антихристовой печати, отымется всякая возможность торгово-коммерческой деятельности, «никтоже возможет ни купити, ни продати, токмо кто имать начертание, или имя зверя, или число имене его» (Ап. 13, 17), следовательно, институциональная Церковь Божия как сложный производственно-хозяйственный организм, нуждающийся в постоянном пополнении материальных средств для поддержания своей жизнедеятельности, тогда не будет существовать.
Такое каноническое положение истинной Церкви последних времен не исключает, а наоборот предполагает яркий расцвет внешней псевдоцерковной жизни, бурного строительства храмов и пышности богослужений, которая будет находиться в руках отступников из христиан.
Из такого канонического положения Христовой Церкви времен антихристовых гонений возможен будет только один законный исход- восстановление во главе государственной и церковной власти в России Православного Русского Царя, который своей державной волей упразднит действие «тайны беззакония» в России и восстановит попираемое антихристианским государством священное право народа Божия жить и умирать под святым христианским именем, данным Богом.


Николай Козлов
 
 
 
medovaiagoramedovaiagora on November 6th, 2014 09:06 pm (UTC)
Всегда интересовало - если христианское имя даётся в честь святого, то каким образом оно было дано первому, кто прославил это имя во святых?
Например, почему святых князей Бориса и Глеба, крещёных во младенчестве, назвали так, хотя в святцах сих имён тогда не было.
habbibashabbibas on November 6th, 2014 10:07 pm (UTC)
Святые князья Борис и Глеб были крещены с именами Роман и Давид. Это можно посмотреть в календаре. О значении домашних "языческих" имен Борис и Глеб подробно здесь:http://rosh-mosoh.livejournal.com/12673.html. После причисления их к лику святых имена Борис и Глеб вошли в святцы и стали использоваться как крещальные "святые" имена. Таким же образом происходило первоначальное историческое воцерковление библейских и языческих имен. Через церковную канонизацию ради подвига мученичества или исповедания имени Христова, или праведной жизни их носителей.