?

Log in

No account? Create an account
 
 
22 March 2016 @ 07:38 pm
Статья на портале "Катехон"  
ЗЛО  НАЗВАНО  ПО  ИМЕНИ






На  память  Торжества Православия,  20  марта 2016  года Святейший  Патриарх  Московский  и  всея Руси Кирилл   сделал заявление,  которое  не  только  невозможно  переоценить,  но невозможно и  не признать первым и  единственным  в  новейшей  истории.

По словам Патриарха, универсальным критерием истины в наше время стал человек и его права. Из-за этого "началось революционное изгнание Бога из человеческой жизни, из жизни общества". И  вот  "Сегодня мы говорим о глобальной ереси человекопоклонничества, нового идолопоклонства, исторгающего Бога из человеческой жизни. Ничего подобного в глобальном масштабе никогда не было. Именно на преодоление этой ереси современности, последствия которой могут иметь апокалиптические события, Церковь должна направлять силу своей защиты, своего слова, своей мысли", — заявил патриарх (obelarus.info/news/world/2016/03/20/patriarh-kirill-prava-cheloveka-global-naya-eres.html ).

В  Советском  Союзе  «права человека»  не  соблюдали,  и  совершенно  правильно делали. Но  при  этом  СССР  аккуратно  подписывал все  «международные  конвенции»  на  эту  тему,  и  в  завершении  -  погибельный  для  себя  Заключительный  акт  Совещания  по  европейской  безопасности  и  сотрудничеству  в  Женеве 1975 года с  его т.н.  «третьей  корзиной» ,  касающейся  прав  человека.  Против  этого  боролся  «советский  Победоносцев»  М.А.Суслов,  но ему  нечего  было противопоставить  «прельстительным  сетям» :  cоветские консерваторы  не  имели  идеологической  альтернативы,  и потому сами  путались  в  трех  соснах.


Дело  в  том, что  «права  человека»  не  соблюдали,  но признавали.  Более  того,  пытались  доказать,  что  «марксизм-ленинизм» неразрывно  с  ними  связан  (что  так),  да  еще при  этом  их  «возносит на небывалую  высоту» (что уже не  так).  Действуя  в  защиту  нашей  государственности,  наших  геополитических  интересов,  нашей  идентичности  (пусть  искаженной  и  неполной),  мы  постоянно занимались  тем, что  оправдывались.  И  проиграли  -  позорно  и  с  треском. Суслов  и  его  сторонники  хотели  «заморозить  ситуацию». Но  и этого  не  вышло,  хотя  человек,  всю  жизнь верный  себе,  проходивший в  одном  костюме  и  галошах, не может  не  вызывать острого    сострадания.

Мы  проиграли потому, что  играли  чужой  крапленой  колодой.  Ну,  если  мягко,  на  чужом  поле. На  том, на котором выросли  и либерализм, и  коммунизм, которое   сегодня  Русский  Патриарх  называет  «глобальной ересью человекопоклонничества, нового идолопоклонства».

Можно  некоторым  образом  поспорить  о  слове  «ересь».  Строго говоря,  ересь  в  православном   понимании это  нарушение  Символа  веры,  осужденное  одним  из Седми  Вселенских  соборов,  а  все  последующие  ереси так или  иначе  под  эти  определения  подпадают.  «Права  человека» вообще  находятся  вне  Символа  Можно,  конечно,  говорить, что  эта  идея  как-то  связана  с  ранним христианством,  прежде  всего  с  идеей  равенства  людей  пред  Богом  (при  этом  никогда  не говорится,  что  речь  даже  у  ранних  христиан  всегда  лишь  о  равенстве  перед  лицом  спасения  души), и  «антропологическими  вопросами»  блаженного  Августина, но  ведь  «работать» она начинает  лишь  тогда, когда  происходит  «обрезание  Бога», «обрезание  вертикали», что, кстати,  было  понято  не  только  Православием,  но и католицизмом  (по  крайней мере,  понималось  - до  Ватикана-II ).  Поэтому  все же  не  «ересь»,  нет…  Но  вот  «идолопоклонство» -  да,  однозначно.  Со всеми  вытекающими последствиями,  включая  человеческие  жертвоприношения - от  умученного  в  Гааге  Милошевича до  всесожжения  в  Одессе. 

Никакое  не  русское  «родноверие»,  не германский «вотанизм»,  не  кельтский  «неодруидизм»,  а  именно  вот  это.

Французский  философ  Ален  де  Бенуа в  своей  статье,  так  и  названной -  «Религия  прав  человека» -  писал::  «На вопрос, как получилось так, что столь многие представители сравнительно различных идеологий смогли сойтись на понятии «прав человека», один из членов той комиссии, которая была уполномочена разработать Всеобщую декларацию прав человека, решение о принятии которой было принято ООН в 1948 году, ответил так, что действительно согласие вокруг этого понятия существует, при условии, однако, что никто не задает вопрос «почему»»  Автору  этих  строк  уже доводилось  всмпоминать это выдающееся  свидетельство  того,  что  перед нами  именно новая  религия,  точнее,  антирелигия,  проистекающая,  как  любая религия  или  антирелигия,  не  из  человеческих  источников.  Кто есть  отец  лжи, мы  хорошо знаем.
 
Антирелигия  «прав  человека»  направлена  против  всех  ос новных  религий  мира, и  прежде  всего  против  Христианства  как  религии  Богочеловечества,  Боговоплощения  и Воскресения  Сына  Божия.  Однако  -  обратим  внимание -  на протяжении  трехсот  лет,  когда она открыто  была  явлена  буржуазными  революциями XVIII в,  практически  никто  из  архиереев  -  мы  говорим  здесь  о  Русской  Церкви -  не  подвергал  ее  развернутому  обличению.  Не  произошло  этого и в  XX веке,  причем  ни  в  Московской  Патриархии, ни  в  РПЦЗ, ни  у  «катакомбников».  Во  втором  и  третьем  случае  говорили лишь  о  коммунизме  и  «большевизме»,  русском  «прочтении»  коммунизма. «Всеобщую  декларацию прав  человека»  поддерживали  самые консервативные  архиереи  РПЦЗ.   О  главном -  религии  «человекопоклонства» молчали. Понятно,  что в  МП  было то же самое,  и  не случайно:   в  СССР  одним  из  основных  положений  было  «все во  имя (sic!)    человека,  все  для блага  человека».

К  слову.  Владимир  Набоков как-то  написал, что советскую  экономику  погубил  культ  экономики.  Точно  так  же  культ  человека  погубил и самого человека.  У  нас  -  пока  -  просто деградация  и  дегенерация,  в  Европе  -  «трансгуманизм».  Хотите,  чтобы  чего-то  не  стало  вовсе ?  Объявите  это  высшей  ценностью,  и  идол  будет  неминуемо  попран.

Если  жизнь  человека  принадлежит  -  уже  прежде  Всеобщего Воскресения  мертвым  или  при  Нем,  в  данном  случае  не  имеет  значения -  Вечному  Царствию,  емуже  несть  конца,  то никаких  «прав человека»  нет,  поскольку  любое   мучение  (не  говоря  о  утеснении)  в  этом  случае  мгновенно .  Земная  жизнь есть  епитимия,  то есть  именно  «нарушение  прав  человека». Мгновенное  очищение  пред  вечностью.  Как,  впрочем,  и сама  смерть.  Если  же  мы  предпочитаем  «права»  (на  самом  деле    не существующие ),  то  мы  лишаем  себя  живота   вечнаго,  избирая  для себя «смерть  вторую».  В  этом, кстати,  смысл знаменитой  переписки благоверного  Царя Иоанна  Грозного с  князем Андреем Курбским -  о  законе  Моисеовом, «царевой грозе», казни  и  пытке.   В  этом  сотериологическая  (спасающая)  миссия  Царской власти.

Но  и  в  ограниченной  (условно)  земными  мерами  жизни «права  человека»  суть  мнимость.  Возьмем  простейший  пример.  Работает  ядерный  реактор.  Приходит  охранник  с  поста  или  уборщица  и требуют  «порулить».  Чем  все  это заканчивается.  ?  Может  ли  человек,  не  знающий  тонкостей    дипломатической  политики  или  тем более государственных  секретов, высказываться  по вопросам  политики  и  тем  более  чего-то здесь требовать ?  Вправе  ли толпы  вообще  требовать смены  власти,  совершенно  не зная  того,  с  чем  этой власти приходится  сталкиваться ?   И -  напротив,  с  другой  стороны:  может ли  чиновник  или  партийный  идеолог  вмешиваться  в  вопросы  философских  школ,  научного  метода  или художественного стиля, ?



Все это  вопросы,  поражающие  своей очевидностью,  но  «замазанные»  всей  современной  жизнью,  ея  мрапком  и  мороком. Но  они  же  упираются  в  вещи  еще  более  очевидные.  Удел  человеческий   -  не  абстракный  «статус»  и  «право», но и  религиозная,  и  этническаая и социально-трудовая  принадлежность каждого , и  еще его  вековое  родословие,  одаренность  или  бездарность,  история  верности  или  предательства, мужестао  или  трусость, красота  или  безобразие,  интеллектуальная  мощь  или безсилие,  и  даже  «маленькая  доброта». Нет  и не  может  быть  единой  меры  человека,  его  «прав».

Но  в  этом  случае…

Если  действительно серьезно  отнестись  к  словам  Святейшего  -  а  точнее,  к  словам, сказанным  через  него (другого  нет)….

Если  сегодня  выздоравливающая  Россия  действительно  становится  защитницей  Христианства  и  вообще   живой  жизни  для  всего  мира,  то 

С чего нужно начать срочно ?

Во-первых,   с изъятия положений о "человеке как высшей ценности... и проч.»  из Конституции (мирным путем, через общенародный  референдум или  Конституционое Совещание,  как это  предусмотрено  в  самом  Основном  законе).

Во-вторых,  идти к пересмотру или коректировке иных связанных с ними статей Основного Закона .(тем же путем)..  Соответствующая глава  Конституции могла  бы  иметь  название  «Положение,  права  и  обязанности  граждан (подданных)  России»

В-третьих (это кажется  более  сложным,  но  это необходимо) Если  признать,  что  перед  нами,  действительно,  новая  религия (  а это так),  всем  т.н.  «правозащитным» организациям и  движениям  следует  придать   статус религиозных, рассматривая при этом саму эту религию как нетрадиционную.  Что  означает  как  минимум  прекращение  ея  государственной  поддержки. (думаю,  пока  «на  минимуме»  остановиться  достаточно)

Автор  этих  строк,  принадлежа  к  РПЦ  МП,  в  то же  время  до  сих  пор  не  во  всем  соглашался  с  рядом  позиций  Патриарха  Кирилла, прежде  всего в  области экуменизма  (собственно,  вопросы  по  экуменизму  остаются).  Однако,  похоже,  происходит  действительно  Великий  поворот. Хотел  этого  Святейший  или  нет,  но  он  бросил  вызов  мировому  злу. Назвав  его  прямо  и по  имени.

Теперь главное  -  ни шагу  назад.

http://katehon.com/ru/article/zlo-nazvano-po-imeni-eres-chelovekopoklonnichestva
 
 
 
Кирилловецъ, монархическiй сюрреалистъ: РИСОkirillovec on March 22nd, 2016 05:44 pm (UTC)
не худо

скажемъ такъ , кавалеръ Императорскаго Ордена Св. Ап. Андрея а также Св. Анны I ст. , высказался касательно ряда и вправду несовмѣстимыхъ съ христiанскимъ обществомъ идей